Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №15(2709) от 23.02.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2471
EUR:
3.5283
RUB:
3.5014
Золото:
211.59
Серебро:
2.41
Платина:
94.17
Палладий:
101.58
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Большая неожиданность на рынке юридических услуг

Фото: freepik.com

Новый год для юристов-лицензиатов начался нелегко. Многие из них в январе не смогли сдать экзамен в Министерстве юстиции. Данная ситуация, предполагают эксперты, может иметь заметные последствия для юридического бизнеса в стране.

Согласно Закону от 14.10.2022 № 213-З «О лицензировании» (далее – Закон) юридические компании и индивидуальные предприниматели, имеющие на 1 января 2023 г. специальное разрешение (лицензию) на осуществление деятельности по оказанию юридических услуг, обязаны до 1 июля 2023 г. обеспечить соблюдение лицензионных требований, предусмотренных Законом.

Одним из таких требований является осуществление деятельности по оказанию юридических услуг только гражданами Беларуси, имеющими свидетельства об аттестации. Свидетельство выдается Минюстом по результатам аттестационного экзамена, который в 1-м полугодии 2023 г. планировали сдавать около двух тысяч юристов.

Для того чтобы лицензия сохранилась, индивидуальному предпринимателю необходимо успешно сдать экзамен и получить свидетельство об аттестации. А компании, чтобы продолжать оказывать юридические услуги, нужно иметь в штате не менее двух работников со свидетельством об аттестации.

Проблема, возникшая в начале 2023 г., связана с тем, что многие юристы не смогли сдать экзамен в Минюсте и, соответственно, не получили свидетельства об аттестации. Почему так получилось? Какое влияние складывающаяся ситуация может оказать на рынок юридических услуг? Что стоит учесть юристам, которым в течение 1-го полугодия еще предстоит сдавать экзамен? «ЭГ» приводит позицию практикующих юристов с ответами на перечисленные вопросы.

Юрист Евгения Четверикова:

chetverikova1.jpg
      Евгения Четверикова

– Программа экзамена включает вопросы, с которыми на практике юристы, оказывающие юруслуги, сталкиваются крайне редко и косвенно (например, процессуальное законодательство). В силу этого, а также небольшого времени на подготовку, как мне показалось, многие изначально были не совсем готовы к вопросам теста, и этим можно объяснить высокий процент тех, кому не удалось пройти испытание.

На мой субъективный взгляд, доля юристов, которые будут успешно сдавать экзамен, со временем увеличится, т.к. уже формируется понимание в отношении ожиданий экзаменаторов.

Что можно порекомендовать юристам, которым еще предстоит сдавать экзамен?

Во-первых, необходимо готовиться по всем вопросам экзаменационной программы, не уповая только на личный практический опыт, ведь даже юристы с широкой специализацией в своей работе не охватывают все вопросы, на которые придется отвечать во время теста и устного экзамена.

Во-вторых, полезно готовиться группами: с коллегами (в рамках как одной компании, так и юридического сообщества в целом), друзьями. Групповая подготовка дает синергию усилий всех участников, а еще хороша тем, что в силу ответственности перед другими обязательно находится время на подготовку.

Конечно, если процент юристов, которые не смогут сдать экзамен, останется значительным, это может повлиять на рынок юридических услуг с точки зрения как игроков, так и условий работы. Аттестованные юристы могут «подорожать», что в итоге скажется и на стоимости услуг для клиентов.

Безусловно, у несдавших экзамен есть возможность попробовать заново. Но нужно понимать, что для ИП и небольших компаний это будет означать приостановку бизнеса, пусть и на небольшой период. Но не каждый клиент будет готов ждать получения новой лицензии. Поэтому, полагаю, что слияния юридических фирм на рынке вполне вероятны.

По мнению некоторых специалистов, трансформация юридических компаний в консалтинговые из-за отсутствия аттестованных юристов вероятна в тех случаях, когда в фирме за годы наработана база клиентов, доверяющих только специалистам, с которыми они давно работают, и не привязывающихся к детальному описанию услуг в документах. Однако, предполагаю, что по пути трансформации юркомпаний в консалтинговые захотят идти далеко не все участники рынка юридических услуг.

Ведь если будет установлено, что под видом консалтинговых услуг де-факто оказывались юридические, санкции к организации могут разрушить бизнес и при определенных условиях иметь даже худшие последствия.

К тому же при отсутствии реального закрепления в документах характера оказываемых услуг клиенты могут чувствовать себя менее защищенными как с точки зрения потенциальных споров о качестве услуг, так и с точки зрения вопросов налогообложения (в части учета расходов на оплату услуг). Поэтому, думаю, не все клиенты будут готовы к «консалтинговому» формату.

Юрист Валентин Галич:

galich1.jpg
         Валентин Галич

– Ситуация, когда многие практикующие юристы не могут успешно сдать экзамен, с большой долей вероятности говорит о том, что он либо не самый простой, либо вопросы не связаны напрямую с теми видами деятельности, которые осуществляют лицензиаты.

Большой объем вопросов касается рассмотрения дел в общих и экономических судах, также затрагивается уголовное право. При этом лицензиаты мало сталкиваются с такими вопросами, поскольку не могут представлять интересы в судах и практиковать по уголовным делам. Нужно отметить, что процент сдачи у новых кандидатов растет, видимо, юристы начинают лучше понимать требования лицензирующего органа.

Однако если неблагоприятный тренд сохранится и большинство юристов не смогут сдать экзамен и получить аттестат, это, безусловно, повлияет на рынок юруслуг.

Очевидно, не все ИП, оставшиеся без лицензии, заходят уходить в найм. Если существенная часть юристов-лицензиатов не сможет сдать экзамен, нас ждет рост «теневого» рынка юридических услуг. При этом у Минюста и контролирующих органов не так много действенных инструментов для борьбы с данным явлением, т.к. соответствующие факты тяжело выявить, а нетто-результат в виде штрафов для бюджета не столь существенный.

В то же время с моей стороны было бы некорректно предлагать упрощать экзамен или советовать лицензирующему органу, как его принимать. Минюст решает задачу качественного оказания услуг лицензиатами на рынке в соответствии с установленными нормами. Более правильным будет посоветовать коллегам изучить опыт сдающих, а также пожелать им удачи.

Юрист Илья Латышев:

latyshev1.jpg
           Илья Латышев

– Если тренд сохранится, и многие юристы не смогут получить свидетельство об аттестации, на рынке юридических услуг это, безусловно, скажется.

В первую очередь, вероятен рост цен на данные услуги, увеличение сроков их оказания, снижение качества.

Сейчас в стране около 1300 индивидуальных предпринимателей, которые имеют лицензии для оказания юруслуг, и порядка 350 юридических фирм. Если после 1 июля 2023 г. многие юристы не смогут продолжить работу, то юридические компании будут перегружены и не смогут оперативно и качественно оказывать услуги. В этом случае клиенты большинства ИП и юрфирм останутся без привычной для них поддержки.

Кроме того, в случае кратного сокращения юристов-лицензиатов ем­кость рынка юруслуг сократится и в денежном выражении, соответственно, уменьшится и сумма налоговых поступлений, которые этот рынок генерирует.

Не исключены также сделки на рынке слияний и поглощений с участием юридических компаний, если количество аттестованных юристов сократится в разы.

Для того чтобы повысить шансы сдать тест и устный экзамен в Мин­юсте, многие юристы занимаются в группах. Это повышает мотивацию людей учиться, позволяет им совместно обсуждать вопросы экзаменационной программы и готовиться к тестам.

Игорь Стуканов, старший партнер юридической практики PRAMOVA:

Stukanov1.jpg
           Игорь Стуканов

– Согласно действующему законодательству компании для оказания юруслуг должны иметь в штате как минимум двух аттестованных юристов. Ожидаю, что в т.ч. с учетом данного законодательного требования рынок юр­услуг в Беларуси будет трансформироваться.

Ситуация, когда многие юристы не проходят аттестацию, может привести к сделкам слияний и поглощений (M&A) между компаниями, оказывающими юридические услуги. Юркомпаниям, особенно небольшим, видимо, придется в т.ч. объединяться, чтобы соответствовать требованиям действующего законодательства.

Кроме того, глобальные изменения, происходящие и в мире, и в белорусской экономике, также будут способствовать трансформации белорусского рынка юруслуг. Санкции, выход белорусских компаний на новые рынки сбыта приводят к тому, что юридическим компаниям необходимо обладать другими компетенциями для удовлетворения потребностей корпоративных клиентов. Это дополнительный фактор для слияний и объединений. Уверен, мы увидим такие M&A сделки на рынке юруслуг еще и потому, что юридические компании будут объединять компетенции для адаптации услуг к потребностям клиентов в изменившейся реальности.

Время диктует новые правила поведения на рынке. Юридическим компаниям необходимо именно сейчас активно развивать кооперационные связи с зарубежными партнерами, чтобы комплексно оказывать услуги белорусским клиентам.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by