$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Куда уходит капитал

19.08.2016

В I полугодии т.г. в Беларуси наблюдается спад иностранных инвестиций. А пока у нас строятся амбициозные планы, за рубежом активно используют любые инструменты и возможности, чтобы переключить на себя потоки капиталов.

За 6 месяцев в реальный сектор экономики (кроме бан­ков) иностранные инвесторы вложили 4742 млн. USD инвестиций, сообщает Белстат. Это на 17,3% меньше, чем за январь–июнь 2015 г. Учитывая, что год назад уже наблюдался спад на 31,2% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г., нынешние результаты выглядят совсем скудными.

Из общего объема поступивших средств 83% составили прямые иностранные инвестиции – 3936,9 млн. USD, что на 4,1% меньше, чем годом ранее. Портфельные инвестиции со­кратились почти в 3 раза – до 817,3 тыс. USD, а прочие – почти вдвое, до 804,6 млн.

В свою очередь, белорусские инвестиции за рубеж в I полугодии 2016 г. сократились по сравнению с январем–июнем 2015 г. на 1/3 – до 1967,5 млн. USD. В частности, прямые ин­вестиции, составляющие 91,3% общего объема, уменьшились на 31%, до 1796,8 млн. USD, портфельные – в 17,6 раза, до 28,4 тыс., а прочие – на 48,6%, до 170,6 млн. USD.

Меняется и география по­ступлений. Доля российских ком­паний в общем объеме инвестиций в Беларусь выросла за год с 39,5% до 50,2%, Соединенного Королевства – сократилась с 21 до 20,5%, Кипра – с 8,7 до 7,5%. Удельный вес инвестиций, направленных из Беларуси в РФ, также вырос с 40,8% в январе–июне 2015 г. до 51,8%, в Украину – с 11,6 до 21,9%, компаниям Соединенного Королевства – сократился с 32,1% до 14,6%. Впрочем, такая динамика не означает радикального прорыва в потоках российского капитала. Большая его часть движется в другом направлении.

Например, за год Россия почти на 26,3% увеличила вложения в казначейские облигации США – до 90,9 млрд. USD. Только в июне т.г. на эти цели было направлено 2,7 млрд. USD – больше, чем растянутый на 2 года кредит Евразийского фонда стабилизации и развития. Очевидно, российские власти предпочитают осуществлять безрисковые вложения в США, пусть даже с минимальной доходностью, чем активно поддерживать своего ближайшего партнера и союзника.

Впрочем, здесь Россия не одинока: вложения иностранных инвесторов в американские гособлигации непрерывно растут и на конец июня достигли 6,28 трлн. USD. При этом крупнейшим держателем американских казначейских облигаций является Китай, на чьи инвестиции белорусские власти в последнее время надеются больше всего. Портфель таких бумаг, приобретенных Пекином, в июне т.г. оценивался в 1,241 трлн. USD.

Возможно, ситуация изменилась бы, если Беларусь стала бы активнее предлагать ин­струменты для инвестиций, как делают некоторые другие развивающиеся страны. В них, как сообщает Financial Times, после 1,5 лет снижения возобновился рост валютных резервов за счет притока портфельных инвестиций. Это стало возможным, поскольку западные инвесторы заинтересовались облигациями развивающихся стран в поисках доходности на фоне рекордно низких и даже отрицательных процентных ставок в США и Европе. Отмечается, что общая сумма облигаций, торгуемых с отрицательной доходностью, до­стигла 13,4 трлн. USD. Привлекательность более рискованных облигаций развивающихся стран связана не только с их более высокой доходностью, но и с чрезвычайно мягкой денежной политикой главных центробанков развитых стран. В результате приток инвестиций в облигации на развивающихся рынках по данным EPFR Global достиг в июле рекордных 14,1 млрд. USD.

В то же время, как сообщило министерство торговли КНР, прямые иностранные инвестиции Китая в нефинансовый сектор в январе–июле т.г. достигли 673,24 млрд. юаней (103 млрд. USD), что на 61,8% больше, чем годом ранее, и превысили сумму иностранного капитала, привлеченного в страну.

Китайские инвесторы вложили средства в 5465 компаний в 156 странах и регионах мира. Как сообщил агентству «Синьхуа» представитель министерства торговли Шэнь Даньян, основной формой прямых внешних инвестиций Китая в текущем году являются сделки по слияниям и поглощениям.

На сотрудничество с КНР надеются и в Беларуси. Например, планируется в каждой области и в Минске ежегодно на период до 2020 г. «проводить работу по привлечению не менее 100 млн. USD прямых китайских инвестиций». Но, скорее всего, в основном речь снова пойдет о китайских кредитах. Правда, приоритетным источником модернизации экономики теперь провозглашаются прямые иностранные инвестиции. Объем их привлечения на чистой основе будет ключевым показателем эффективности работы губернаторов и министров. Остается лишь, чтобы приоритетные направления развития видов деятельности и регионов с целью привлечения иностранных инвестиций, установленные нашими чиновниками, устроили потенциальных ин­весторов, а предъявляемые к ним требования – не показались завышенными.

В текущей пятилетке (как впрочем, и в прошлой) власти планируют вывод ценных бумаг отечественных предприятий на международные фондовые биржи, в т.ч. с использованием иностранных депозитарных расписок. Однако процесс может затянуться. Сначала соответствующие госорганы определят организации, нуждающиеся в инвестиционных ресурсах и имеющие потенциал развития. Затем для них будут приняты индивидуальные планы по приведению их в течение 2017–2018 гг. в соответствие с требованиями международных бирж. Только после этого возможны практические шаги по выходу на мировые финансовые рынки.

Пока же традиционно большую часть фиксируемых официальной статистикой иностранных инвестиций составляет задолженность инвесторам (в т.ч. прямым) за товары, работы и услуги. Поэтому опубликованные данные отражают не столько инвестиционные процессы, сколько последствия снижения объемов внешней торговли. Так, в январе–июне т.г. экспорт сократился на 18,8%, до 11 139,4 млн. USD, а импорт – на 13,3%, до 12 963,2 млн. USD. Более высокие по сравнению с этими показателями темпы спада инвестиций свидетельствуют об ужесточении условий внешнеторговых контрактов. Белорусские экспортеры, стремясь не допустить увеличения дебиторской задолженности, сокращают отсрочки платежа даже своим «дочкам», а зарубежные партнеры отвечают тем же.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ