Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №38(2732) от 24.05.2024 Смотреть архивы


USD:
3.205
EUR:
3.4758
RUB:
3.5495
Золото:
248.12
Серебро:
3.28
Платина:
108.5
Палладий:
103.46
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Не работать по шаблону и внимательно заключать договоры: как не совершать ошибок в отношениях с нерезидентами

Фото: freepik.com

Беларусь, по информации МИД, торгует более чем с 200 странами и территориями. Экспорт осуществляется в 160 государств. В ряде случаев у белорусских предприятий возникают серьезные проблемы при осуществлении внешнеэкономической деятельности. И чаще всего они связаны с собственными ошибками.

Как делать нельзя

С учетом актуальности темы внешнеэкономической деятельности Белорусская торгово-промышленная палата посвятила ей «Правовой день» и рассказала бизнесу о причинах, которые часто становятся источниками серьезных проблем, а также о возможных решениях.

yafunk.jpg
               Ян Функ

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП, доктор юридических наук, профессор Ян Функ акцентировал внимание на бизнес-ошибках, которые допускаются субъектами хозяйствования на этапе преддоговорной работы.

Организации далеко не всегда глубоко погружаются в нюансы внешнеэкономических договоров и поэтому часто «страдают».

Так, одна из швейных фабрик Беларуси отшила одежду для зарубежного покупателя, ориентируясь на образец, хотя заказчик рассчитывал получить форму, учитывающую в т.ч. и техническое задание. Но белорусский исполнитель видел свою функцию иначе.

История из-за возникшей юридической коллизии могла трагически закончиться, и лишь благодаря усилиям юристов, подключившихся к делу, удалось уберечь швейную фабрику от катастрофических последствий.

А бывает, что «в договоре все правильно, но белорусская компания не погружается в технические регламенты иностранного завода (изготовителя), и из-за этого возникают курьезные случаи», – констатировал Я. Функ.

Еще одна реальная ситуация: белорусский заказчик покупал у нерезидента металлическую основу для стуль­ев, которая была рассчитана на вес человека не более 60 кг. К сожалению, это стало известно не до заключения договора, а уже после того, как стулья были произведены на основе купленной арматуры.

Недоработки белорусских предприятий во внешнеэкономической деятельности выражаются не только в том, что они упускают важные нормы в документах, но и в халатности на этапе сбора доказательств об исполнении договоров. Документальные доказательства должны быть на всей стадии исполнения обязательств по договору.

«Иногда отгрузка товара осуществляется просто на основании звонка, а потом выясняется, что контрагент по сделке товар не получал и документов, подтверждающих передачу товара уполномоченному грузоотправителю, тоже нет», – рассказал профессор.

С правовой точки зрения важно, уточнил Я. Функ, чтобы переписка всегда осуществлялась между лицами, которые имеют полномочия на совершение действий, предусмотренных договоров.

Как получить юрисдикционное преимущество

К сожалению, белорусским компаниям не всегда удается урегулировать возникающие спорные вопросы с зарубежными партнерами в досудебном порядке. Поэтому о предпочтительных вариантах юридической защиты желательно побеспокоиться на этапе подготовки договора с контрагентом. Это особенно важно, когда вторая сторона по сделке – нерезидент.

Экономические споры могут рассматриваться в государственном или арбитражном суде на территории Беларуси, а также за рубежом (место судебных разбирательств зависит от условий договора).

При этом стоит иметь в виду, что возможность признания и исполнения решений экономических судов РБ за границей зависит от наличия межгосударственного двустороннего договора об оказании правовой помощи. Полный перечень таких договоров размещен на сайте Верховного Суда, сейчас их 26.

Рассмотрение дела в арбитражном (третейском) суде (в Беларуси таких два) позволяет добиваться исполнения судебного решения гораздо в большем количестве государств. Сегодня, по данным ООН, 172 страны являются участниками Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Правда, некоторые страны исполняют конвенцию с определенными оговорками.

Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП подчеркнул, что если сторона сделки может выбрать желаемое место рассмотрения споров, то она получит юрисдикционное преимущество.

В иных случаях в договорах желательно прописать альтернативную арбитражную оговорку. Суть ее в том, что все споры, разногласия или требования, которые могут возникнуть из договора или в связи с ним, должны подлежать рассмотрению по выбору истца в одном из арбитражных судов (их названия нужно перечислить в оговорке). Наличие такой оговорки позволит белорусскому субъекту хозяйствования судиться в арбитражном суде РБ, а не на территории иностранного государства.

Ежегодно в Международном арбитражном суде при БелТПП рассматривается около 100 дел, фигурантами которых выступают как белорусские субъекты хозяйствования, так и нерезиденты из десятков государств. Кстати, на днях, 12 апреля 2024 г., суд отметил свое 30-летие.

Отсутствие арбитражной оговорки в договоре чревато тем, что дело с участием белорусской компании может годами рассматриваться в иностранном суде. Реальный кейс: организация РБ, которой не заплатил российский контрагент, потратила 2,5 года в суде РФ, чтобы защитить свои интересы.

Форс-мажор требует доказательств

vvabischevich_.jpg
      Виталий Вабищевич

Некоторые белорусские компании, пострадавшие из-за санкций, ошибочно полагают, что на них автоматически распространяются нормы ст. 372 ГК, т.е. возможность освобождения от ответственности за неисполнение договорных обязательств.

Действительно, данная статья предусматривает такую опцию, и в случае, когда компания сталкивается с «обстоятельствами непреодолимой силы» (форс-мажором), ее контрагенты не смогут взыскать за просрочку исполнения обязательств убытки, неустойку.

Белорусские организации запрашивают в БелТПП свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы и для того, чтобы не попасть в существующий в РБ реестр недобросовестных поставщиков. Ведь включение в реестр фактически блокирует возможность участия в госзакупках, что для некоторых субъектов хозяйствования равнозначно потере бизнеса.

Однако в БелТПП подчеркивают, что на практике далеко не всегда заявители могут получить свидетельствование палаты о наличии обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажоре).

«Некоторые воспринимают влияние санкций на сделку как однозначное основание для вывода о том, что произошел форс-мажор, но это не так», – подчеркнул начальник департамента правового обеспечения и цифровых технологий БелТПП Виталий Вабищевич, арбитр, член Президиума Международного арбитражного суда при БелТПП.

Только если компания докажет, что обстоятельства были чрезвычайными, непредотвратимыми и привели к невозможности исполнения обязательств по конкретному договору, может быть выдано свидетельство о наличии обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажоре).

«Если на момент заключения сделки санкционные ограничения существовали, то стороны выразили готовность работать. В этом случае увязывать влияние санкций с форс-мажором юридически неправильно, потому что в данном случае санкции не имеют элемента чрезвычайности для участников сделки», – пояснил В. Вабищевич.

Совершенно другая ситуация, отметил эксперт, когда уже после заключения договора иностранный контрагент фактически подпадает под действие санкций и утрачивает легальную возможность поставить товары (комплектующие) белорусскому партнеру.

В этом случае форс-мажор изначально происходит у нерезидента, что автоматически может привести к невозможности белорусской компании (например, импортера) исполнять свои обязательства.

В таких ситуациях БелТПП рекомендует белорусским субъектам хозяйствования получать у иностранного контрагента документальные доказательства столкновения с форс-мажором. Это может помочь получить свидетельство о наличии обстоятельств непреодолимой силы.

Санкционный комплаенс

Истории о том, что договоры невозможно исполнить либо в процессе их исполнения «зависли» деньги на счете иностранного банка, пропал товар, – крайние ситуации. А юристы настоятельно рекомендуют делать все возможное для недопущения крайностей.

98_11_01 (1).jpg
     Анастасия Базык

В Беларуси становится популярным санкционный комплаенс (соотнесение деятельности организации с требованиями санкционных режимов, запретов и ограничений для минимизации возможных рисков и предотвращения привлечения к ответственности).

Белорусские компании этим уже занимаются самостоятельно либо заказывают такую услугу в организациях, обладающих соответствующими компетенциями. К слову, БелТПП стала оказывать клиентам услугу санкционного комплаенса с 2023 г.

Белорусское правительство ранее заявило, что санкции напрямую влияют на 20% белорусской экономики, а косвенно распространяются на всех субъектов хозяйствования. Так, иностранные банки, опасаясь вторичных санкций, во многих случаях блокируют международные платежи даже тех предприятий Беларуси, которые не находятся в санкционных списках западных стран.

Эксперты БелТПП рекомендуют субъектам хозяйствования заниматься санкционным комплаенсом, чтобы оценивать и минимизировать влияние санкционных рисков.

«Фактически санкции сейчас могут быть введены в отношении практически любого предприятия в Беларуси в любом секторе экономики, которое просто заключило договор с подсанкционным лицом, либо с государственным предприятием за некоторыми исключениями», – подчерк­нула юрисконсульт департамента правового обеспечения и цифровых технологий БелТПП Анастасия Базык.

По мнению эксперта, чтобы оценить вероятность реализации санкционных рисков, следует ответить на несколько вопросов, в т.ч.: использует ли компания товары и (или) услуги американского происхождения; работает ли она на рынке иностранного государства, соблюдающего санкционные ограничения в отношении Беларуси; есть ли счет в иностранном банке, который придерживается санкционных ограничений; существует ли счет в белорусском или иностранном банке в долларах или евро?

Чем больше ответов «да» на перечисленные вопросы, тем необходимее санкционный комплаенс, подчеркивает А. Базык.

Эксперты рекомендуют субъектам хозяйствования принять превентивные меры для минимизации санкционных рисков еще на этапе преддоговорной работы. Например, распространенной остается проблема прохождения международных платежей, поскольку иногда иностранные банки даже из политически дружественных стран, опасаясь вторичных санкций Запада, подозрительно относятся к контрактам с участием резидентов Беларуси.

«Чтобы не нести ответственность, если платеж не дойдет до иностранного партнера, данный риск нужно предусмотреть в контракте», – полагает В. Вабищевич.

Для того чтобы не повторялась ситуация, когда белорусский резидент не может оплатить товар, начинают «течь» штрафные санкции и договор оказывается «подвисшим», нужно грамотно подготовить договор, считает эксперт. Например, можно прописать, что при наличии проблем с прохождением платежа стороны в течение определенного срока должны договориться об изменении валюты платежа, формы расчетов или вольны отказаться от договора в одностороннем порядке.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by