Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №38 (2535) от 27.05.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5432
EUR:
2.6454
RUB:
4.1545
Золото:
150.87
Серебро:
1.79
Платина:
77.11
Палладий:
163.04
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Денежно-кредитная политика. Какой она будет в 2022 году

Фото: freepik

20 января 2022 г. состоялось расширенное заседание Правления Нацбанка, на котором были подведены итоги реализации денежно-кредитной политики прошлого года и рассмотрены основные задачи на 2022 год. Отмечая вызовы и риски, стоящие перед страной и угрожающие сохранению финансовой стабильности в 2022 г., регулятор дал понять, что в текущем году он будет использовать прежний инструментарий и отдаст предпочтение поддержке реального сектора экономики.

В новый год – с прежним инструментарием

Как считает Нацбанк, взвешенная денежно-кредитная политика, проводимая им в прошлом году, позволила найти разумный компромисс между динамикой потребительских цен и стимулированием экономического роста. Регулятор обратил внимание, что более агрессивное воздействие на инфляционные процессы могло бы привести к экономическому спаду и негативно отразиться на уровне доходов и занятости населения. Поэтому денежно-кредитная политика в 2021 г. была направлена, с одной стороны, на сдерживание инфляционных процессов, с другой – на сохранение финансовой стабильности и поддержку реального сектора экономики.

В результате в Беларуси удалось обеспечить приемлемые темпы экономического роста (ВВП по итогам 2021 г. добавил 2,3%) и в какой-то мере обуздать инфляционные процессы. По итогам 2021 г. рост цен в РБ составил 9,97%, почти в два раза превысив целевой уровень, однако реальные располагаемые доходы населения по итогам 2021 г. приросли почти на 2%, реальная заработная плата – более чем на 4%.

К тому же регулятор полагает, что оснований для более агрессивного воздействия на инфляцию макроэкономическими мерами нет, поскольку последние 4 месяца трендовая инфляция постепенно замедляется – в декабре 2021 г. ее значение в годовом выражении составило 8,28%. Поэтому Нацбанк считает, что при отсутствии новых шоков сдерживающего эффекта от реализуемой макроэкономической политики будет достаточно, чтобы улучшить ситуацию в области ценовой стабильности.

Сдерживать и снижать – не одно и то же

В то же время регулятор никак не прокомментировал, как он собирается перейти от сдерживающей инфляцию политики к ее замедлению, чтобы за ближайшие 12 месяцев снизить рост цен до заявленных в качестве основной цели 6%. Арсенал, который планирует использовать Нацбанк в 2022 г., не впечатляет и по сути является повторением всего того, что использовалось в прошлом году.

Это контроль за денежным предложением, проведение «взвешенной» процентной политики, поддержка курса национальной валюты, обеспечение сберегательных процессов в финансовой системе. Однако вряд ли «взвешенной» денежно-кредитной политики будет достаточно, чтобы погасить инфляцию до заявленных 6%, поэтому на решение данной задачи перечисленными методами мы смотрим с глубоким скептицизмом.

Но следует отметить, что Нацбанк не исключает возможности повышения в текущем году ставки рефинансирования, хотя он не был бы самим собой, если бы прямо указал на такую возможность. Поэтому регулятор ограничился сообщением, что среднегодовое значение ставки рефинансирования в 2022 г. сложится в пределах 9–10% (при текущем значении 9,25%). Это может означать потенциальную возможность ее как повышения, так и снижения.

Аналогичная ситуация складывается с курсовой политикой. Нацбанк обещает гибко реагировать на изменения экономической конъюнктуры и поддерживать обменный курс вблизи своего равновесия. При этом «предполагается проведение валютных интервенций Национального банка для недопущения резких колебаний обменного курса белорусского рубля и в целях пополнения золотовалютных резервов». Иными словами, регулятор не берется прогнозировать, каким будет обменный курс белорусского рубля, однако готов как выступать с валютными интервенциями, так и использовать превышение предложения над спросом для покупки валюты в бюджет.

Сберегательные процессы: говорить «гоп» пока рано

Важнейшим достижением 2021 г. представители Нацбанка считают преодоление негативных ожиданий относительно сохранности организованных сбережений и прекращение изъятия средств из банков. Однако и здесь есть нюансы. Когда речь идет о притоке средств в банки, прежде всего имеются в виду рублевые вклады. За 2021 год срочные рублевые депозиты населения и субъектов хозяйствования действительно выросли на 15,2%.

Что же касается валютных вкладов, их отток прекратился только в III квартале, и еще не понятно, насколько устойчивой будет данная тенденция в дальнейшем. В целом же по итогам прошлого года общее снижение валютных сбережений населения составило порядка 750 млн USD. К тому же банки пытаются снизить стоимость финансирования и пересматривают ставки в сторону снижения, пытаясь нащупать равновесие между стоимостью ресурсов и обеспечением достаточной ликвидности.

Еще одна проблема – недостаточно высокая доля долгосрочных ресурсов в структуре депозитов и высокая долларизация активов белорусских банков. Как отмечает сам Нацбанк, ресурсная база банков по-прежнему является недостаточно устойчивой из-за привлечения депозитов в основном на короткие сроки. Так, за прошедший год доля долгосрочных вкладов снизилась на 5,7 п.п. – до 56,6%. При этом белорусская экономика по-прежнему нуждается в долгосрочных источниках финансирования инвестиционных проектов, преимущественно в национальной валюте.

И самое интересное, что задача эта, по мнению Нацбанка, «не должна решаться банками исключительно посредством установления высоких процентных ставок». А вот как она должна решаться, Нацбанк, к сожалению, не сообщает. Регулятор признает, что проблема доступа к долгосрочным ресурсам усугубляется ухудшением доступа банков к рынку межбанковского финансирования.

Как отмечает ведомство, растет санкционное давление, что приводит к сужению возможностей рефинансирования текущих и будущих обязательств перед банками-нерезидентами. Переводы из Беларуси стали направляться на длительный комплаенс-контроль, а некоторые банки-нерезиденты полностью отказываются участвовать в цепочках по переводу платежей. Таким образом, можно утверждать, что белорусские банки одними из первых ощутили на себе последствия введения западных санкций.

Банки призывают активнее кредитовать экономику

Несмотря на проблемы с обеспечением долгосрочной ресурсной базы, Нацбанк призывает банки активнее участвовать в финансировании экономики. При этом, по мнению регулятора, отсутствие ресурсов, совпадающих по срокам с запрашиваемыми кредитами, не должно быть безусловной причиной для отказа заемщику. Естественная деятельность банков должна быть направлена на трансформацию привлеченных средств в более долгосрочные активы при безусловном соблюдении принципов и критериев безопасного и надежного функционирования финансового института.

Иными словами, Нацбанк предупреждает банки, что им по-прежнему придется принимать активное участие в кредитовании экономики, несмотря на растущие риски и сокращающиеся доходы от данного вида деятельности, и одновременно обеспечивать все необходимые «допуски» и нормативы, которые им доводит регулятор. Отдельных признаков замедления кредитования экономики Нацбанк предпочитает не замечать и считает, что в 2022 г. белорусские банки вполне смогут обеспечить рост кредитования экономики на 7–11% (при значении 8,2% по итогам 2021 г.).

Действительно, банки располагают свободными ресурсами для кредитования экономики, вот только обеспечить достаточный платежеспособный спрос на такие ресурсы белорусские предприятия не могут. А значит, прорыва по данному направлению ждать не стоит.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by