$

2.0566 руб.

2.2759 руб.

Р (100)

3.1349 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Судебная практика

Банк – банкрот, долги остались

23.07.2019

У банка отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности, в отношении него открыто конкурсное, а затем и ликвидационное производство. Пользуясь этими обстоятельствами, заемщик уклоняется от выплат по ранее полученному в банке кредиту.

Банк предоставил физическому лицу потребительский кредит с пакетом услуг в общем размере 4360 деноминированных руб. (все суммы здесь и далее даны с учетом деноминации).

Поскольку кредитополучатель выполняла свои договорные обязательства ненадлежащим образом, с нее была взыскана задолженность по кредитному договору путем совершения исполнительной надписи нотариуса.

Несвоевременно она рассчитывалась и за пользование пакетом услуг, поэтому управляющий по делу о банкротстве обратился в суд с просьбой взыс­кать с нее еще 1009 руб. 54 коп.

Судебные инстанции, поддержавшие исковые требования банка, исходили из следующего.

Согласно ч. 1 ст. 103 Банковского кодекса (далее – БК) банк обязан прекратить банковскую деятельность с момента принятия решения о его ликвидации.

В силу п. 10 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утв. Декретом Президента от 16.01.2009 № 1, осуществление операций по бан­ковским счетам юридического лица (индивидуального предпринимателя), совершение им сделок, не связанных с ликвидацией (прекращением деятельности), запрещается.

В соответствии с ч. 6 ст. 108 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), после открытия в отношении организации конкурсного производства лица, имеющие перед ней обязательства, продолжают их исполнение, если иное не установлено законодательными актами. Если такие лица прекращают выплачивать долги, то управляющий по делу о банкротстве имеет право требовать их возврата.

В ходе судебных разбирательств выяснилось, что банк принятые на себя обязательства по кредитному договору выполнил, открыв на имя заемщицы банковский счет и перечислив на него оговоренную сумму.

Согласно условиям договора заем­щица присоединилась к Общим условиям кредитования с перечислением банком денежных средств на счет клиента, доступ к которому обеспечивается личной дебетовой карточкой, а также была ознакомлена с Перечнем размеров плат (вознаграждений) за банковские услуги.

В список входящих в пакет услуг были включены: открытие и обслуживание текущего (расчетного) счета; зачисление на него денежных средств; подключение, обслуживание и отправка СМС-уведомлений о сумме и дате ежемесячного платежа; подключение, обслуживание и отправка СМС-уведомлений о полном погашении задолженности и прекращении обязательств по кредитному договору.

Ответчица свои договорные обязательства по погашению кредита и по внесению платы за пользование пакетом услуг (69 руб. 32 коп. ежемесячно) исполняла ненадлежащим образом, периодически допуская про­срочку.

В связи с этим по исполнительной надписи нотариуса с нее была взыс­кана, как уже отмечалось, задолженность по кредитному обязательству в размере 1586 руб. 15 коп. Управляющий в деле о банкротстве поставил перед судом также вопрос об истребовании задолженности по оплате за пользование пакетом услуг в сумме 1009 руб. 54 коп. (за период с 30.05.2016 по 30.07.2017).

Судьи согласились, что с ответчицы, не выполнившей в нарушение ст. 290 ГК взятых на себя обязательств, должна быть взыскана задолженность в пользу банка.

Судебная коллегия пришла к выводу, что отзыв лицензии и открытие в отношении банка конкурсного, а затем и ликвидационного производства не освобождает должника от исполнения возникших обязательств перед банком.

Кстати, прокуратура пыталась опротестовать решение суда, настаивая на отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска антикризисного управляющего в полном объеме. По ее мнению, принятые по делу судебные постановления в связи с допущенными судами существенными нарушениями следует отменить, а требования истца – удовлетворить лишь частично.

Прокурор аргументировал свою позицию тем, что банк требует оплатить те банковские операции, которые он не вправе был совершать, поскольку лицензия уже была отозвана, и фак­тически их не совершал.

Однако услуга по СМС-оповещению клиента не является банковской операцией, на осуществление которой требуется лицензия Нацбанка (ч.ч. 1, 4 ст. 14 БК). Речь идет об информационной услуге, которую банк оказывает клиенту в соответствии с положениями гражданского законодательства.

При этом факт организации и осуществления СМС-оповещения клиента (владельца счета) вплоть до августа 2017 г. с достоверностью подтвержден материалами дела и в протесте не оспаривался.

Кроме того, согласно материалам дела, банком на протяжении всего спорного периода оказывались все услуги, входящие в пакет, за исключением СМС-уведомления о полном погашению задолженности и прек­ращении кредитного обязательства, что обусловлено неисполнением данного обязательства самой же ответчицей.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали правовые основания и для уменьшения взыскиваемой с ответчицы суммы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Беларуси согласилась с решениями предыдущих судебных инстанций, посчитав, что отзыв лицензии на осуществление банковской деятельности и открытие в отношении банка кон­курсного, а затем и ликвидационного производства не является основанием для непогашения ранее взятого кредита.

Автор публикации: Николай СЕРДЮКОВ, юрист

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы