$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Акционерное чтиво, или Первоапрельские заметки на полях отчетности

01.04.2016

Каждый год последние мартовские номера «ЭГ» наполовину заполнены отчетами, публикуемыми акционерными обществами. Выглядит это раздражающе: что, в самом деле, читать, если кругом одни балансы да отчеты о прибылях и убытках? Но если приглядеться к стандартным строкам и скупым цифрам, они складываются в захватывающую мозаику.

Итак, почитаем отчетность ОАО, публикуемую на страницах «ЭГ». Первое, на что хочется обратить внимание, – это чистая прибыль (стр. 210 отчета о прибылях и убытках – ОПУ). Когда-то по молодости я считал ее основной целью и главным показателем работы любого предприятия. Но со временем узнал, что слишком многие компании далеко отклоняются от цели, предписанной им п. 1 ст. 46 ГК, и ничуть об этом не сожалеют. Кого-то загонят в убытки неподвластные макроэкономические обстоятельства, а кое-где умелый бухгалтер с точностью до рубля выведет нужный результат, ловко применяя нюансы законодательства или обходя его правила, почти ничем при этом не рискуя. Легко назначить чистую прибыль мерилом успеха и главным критерием эффективности топ-менеджмента. Но что открывается на самом деле?

По опубликованным отчетам хорошо видно, как по итогам прошлого года общее ухудшение финансовых результатов, зафиксированное в масштабах страны статистикой, складывается из «обвалов» отдельных предприятий. Почти у каждого мы наблюдаем в графе 3 стр. 210 «Чистая прибыль (убыток)» цифры, значительно меньшие, чем в графе 4, а то и заключенные в скобки убытки. При этом у большинства ОАО наблюдается рост выручки на 15–20% и примерно такое же увеличение себестоимости (строки 010 и 020 ОПУ). Управленческие расходы и затраты на реализацию зачастую снижены по сравнению с 2014 г. Так что сокращение непроизводственных издержек можно считать популярным трендом нашего времени. Это позволяет демонстрировать вполне позитивную динамику прибыли от реализации продукции, товаров, работ, услуг, а следовательно, и производные от нее показатели рентабельности.

К сожалению, это мало помогает, когда наваливается груз процентов по кредитам и курсовых разниц. Эти статьи ОПУ (стр. 131 и 132) буквально съедают прибыль от текущей деятельности. Правда, немало тех, кто оставляют часть курсовых разниц на «десерт»: у многих ОАО значатся астрономические суммы расходов будущих периодов (стр. 230 баланса). У некоторых они сопоставимы с объемом собственного капитала (стр. 490 баланса). Так что нормы Указа № 103 скрывают не просто убыток от девальваций прошлых лет, но и реальное значение чистых активов, а также показателей, свидетельствующих об экономической несостоятельности.

Убить прибыль

У отдельных предприятий падение выручки и прибыли от реализации компенсируется «рывком» доходов по инвестиционной деятельности. Обычно они связаны с реализацией основных средств. В этом легко убедиться, сопоставив стоимость основных средств на начало и конец года, хотя иногда мешает переоценка. Будем надеяться, что компании удачно избавились от непрофильных активов. Но каких-либо следов этого процесса на текущий год не осталось: ни в одном балансе не обнаружены суммы в строках 220 и 640, посвященных активам и обязательствам, предназначенным для реализации.

Еще одно веяние времени – аномально резкий рост прочих доходов и расходов по текущей деятельности (строки 070 и 080 ОПУ). Глядя на суммы дебиторской задолженности, можно заподозрить, что бухгалтеры аккуратно создают предписанные резервы по сомнительным долгам, хотя они и не уменьшают налогооблагаемую прибыль. Но, чаще всего, прочие доходы – это присужденные судом или признанные должником неустойки (штрафы, пени) за нарушение условий договоров, а прочие расходы – те же санкции, подлежащие к уплате, а у некоторых впридачу – штрафы и пени за нарушение законодательства.

Характерно, что значительные «прочие» доходы обычно сочетаются с большой дебиторской задолженностью (стр. 250 баланса), а «прочие» расходы – со столь же увесистыми обязательствами (стр. 630). За этой связкой стоит упорная борьба кредиторов с должниками. Она не заканчивается с вердиктом суда. Пока тянется исполнение, присужденные штрафы и пени приходится включать в финансовый результат и облагать налогом на прибыль, даже если шансы получить деньги близки к нулю.

Судя по опубликованным отчетам, груз взаимных долгов за год заметно вырос. Если рассчитать коэффициенты оборачиваемости (отношение выручки к среднему остатку дебиторской и кредиторской задолженности), то становится очевидным, что превращать долги в деньги в прошлом году было гораздо труднее, чем в предыдущем. При этом остатки денежных средств на счетах ОАО (стр. 270 баланса) существенно сократились. Стараясь продать товар, приходится соглашаться на отсрочку, чтобы не потерять клиента и рынок. Здесь выигрывает тот, кто способен уговорить поставщика на максимальную отсрочку, сократить ее до минимума для покупателя и получить относительно недорогой кредит для закрытия кассового разрыва.

Бесславные

дивиденды

Много пищи для размышлений можно почерпнуть из раздела «Информация о дивидендах и акциях», который должен публиковаться вместе с балансом и отчетом о прибылях и убытках. Например, становится видно, что численность (и, вероятно, состав) акционеров ОАО почти не меняется. На выплату дивидендов (если они вообще начислялись) обычно направляется от 10 до 30% чистой прибыли. Встречается и больше, но редко. Такой подход вполне рационален. Топ-менеджеры и мажоритарные акционеры изыскивают иные пути обогащения (с минимальным налогообложением), «бунт» миноритариев маловероятен, а снижение рыночной стоимости акций вообще никого не волнует. А вот отток денег на дивиденды вполне способен поставить под угрозу выживаемость компании и ее планы развития. Поэтому слишком большой дивидендный выход должен заставить насторожиться: не собрался ли основной акционер выкачать из предприятия все деньги и бросить его на произвол судьбы?

В опубликованной отчетности часто стоят прочерки в строках ОПУ 250 «Базовая прибыль (убыток) на акцию» и 260 «Разводненная прибыль». Бухгалтеры эти показатели не любят, тем более что действующих правил их определения сейчас нет, а дирекции и акционерам они в основном безразличны. Зато ознакомившись с размером дивидендов и стоимости чистых активов, приходящихся  на одну акцию, можно получить ясное представление о том, сколько в реальности стоит право акционеров на часть прибыли ОАО и его имущества (если дело дойдет до ликвидации). При развитом фондовом рынке это знание заставляет одних инвесторов избавляться от ненадежных и низкодоходных вложений, а других, напротив, стремиться к приобретению перспективных ценных бумаг. Нашим акционерам подобные волнения противопоказаны: продать акции, не приносящие дохода, весьма затруднительно, даже если на них не распространяется преимущественное право исполкомов.

Отчет освобожденный

Чтобы не будить нездоровый интерес досужих аналитиков и сэкономить деньги, многие ОАО не утруждают себя публикацией отчетности в полном объеме. Они сокращают баланс до 2 строк в активе и 2–3 – в пассиве, отчет о прибылях и убытках – до 7–9, а информацию о дивидендах, акциях и акционерах, дополнительные сведения и итоговую часть аудиторского заключения вообще не приводят. Такая минимизация, нарушающая нормы Инструкции о порядке представления и публикации участниками рынка ценных бумаг отчетности и иной информации, утв. постановлением Минфина от 21.12.2010 № 157, ничем не грозит. Впрочем, и неопубликование в установленные сроки отчетности влечет лишь приостановление допуска к обращению ценных бумаг на «Белорусской валютно-фондовой бирже» без инициирования процедуры делистинга. Правда, Департамент по ценным бумагам может вынести ОАО предписание о выполнении норм о публикации отчетности. Тогда неисполнение выраженного в установленной законодательством форме требования, предписания либо представления об устранении нарушения грозит должностным лицам ОАО штрафом в размере до 20 базовых величин по ст. 23.1 КоАП.

В странах с развитым фондовым рынком инвесторам и аналитикам все еще важно знать, что достоверность представленной им отчетности подтверждена авторитетной и уполномоченной аудиторской фирмой. У нас этому фактору придается куда меньшее значение, но если законодательство требует – приходится его соблюдать. Но публикуют в составе отчета итоговую часть аудиторского заключения не все. Кто-то не успел провести до 1 апреля аудит, кому-то денег жалко на лишнюю пару-тройку квадратных сантиметров. Кое-кто, возможно, не хочет эту часть доводить до сведения публики – вдруг там содержатся нелицеприятные намеки, скажем, касающиеся способности аудируемого лица продолжать свою деятельность в обозримом будущем.

Возможно, с появлением Единого портала финансового рынка информация об итогах работы акционерных обществ станет более полной, своевременной и доступной. Это особенно важно, если ее пользователями окажутся не только любопытные наблюдатели, но и реальные инвесторы. Тогда придет время серьезного анализа…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН