$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

Взлет посадок

23.12.2016

Уходящий год богат на скандальную криминальную хронику на экономической почве. Последние события обеспечили этой тенденции достойное завершение. Но речь идет не о досужей сенсации, а о масштабной проблеме корпоративной коррупции.

Сначала КГБ Беларуси сообщило о задержании 8 должностных лиц МТЗ, МАЗа, БелАЗа и Гомсельмаша. Их обвиняют в получении незаконных вознаграждений от коммерческих структур за продвижение продукции, в т.ч. приемку бракованных сырья и комплектующих, выдачу фиктивных заключений по качеству, получение сведений о перспективных разработках. За такие «услуги» сотрудники машиностроительных пред­приятий с 2013 г. поучили не менее 200 тыс. USD.

Следующий удар был нанесен по коррупционным схемам, организованным работниками СЗАО «БелАВМ» во главе с генеральным директором Дми­трием Рониным, с участием представителей государственных органов. Так, 15 декабря при получении 20 тыс. USD от Д. Ронина с поличным задержана управляющая Фонда социальной защиты населения Людмила Бачило. Взятка передавалась за содействие в признании «БелАВМ» победителем аукциона по закупке оборудования для ФСЗН. В тот же день задержаны председатель правления ОАО «Небанковская кредитно-финансовая организация «Единое расчетно-информационное пространство» («ЕРИП») О. Веремейчик, начальник главного управления валютно-финансового мониторинга Нацбанка А. Мороз и его заместитель Е. Павловская. Все они обвиняются в получении взяток за содействие в организации и проведении в интересах «БелАВМ» «договорных» тендеров на поставку оборудования. Задержаны так­же двое работников «БелАВМ» и сотрудник ФСЗН, ответственный за подготовку конкурсных документов.

САМ факт наличия «долгоиграющих» коррупционных схем не слишком удивляет. Мало кто в мире бизнеса сомневается, что при крупных поставках для госнужд случаются «откаты», а технические задания при госзакупках порой составляются так, чтобы обеспечить победу «нужному участнику». Есть возможности подзаработать и у сотрудников предприятий, отвечающих за поставку и прием товаров и услуг: если закрыть глаза на брак и предоставить поставщику выгодные условия, можно получить неплохую мзду. К сожалению, законодательство о госзакупках не обеспечивает надежной защиты от подобных действий.

Самыми интересными в этой истории выглядят количество выявленных кор­рупционных схем и момент задержания их участников, совершенно случайно приуроченный ко дню сотрудника органов госбезопасности. Поэтому неудивительно, что происходящее кажется слишком зрелищным, чтобы быть серьезным шагом в борьбе с коррупцией. Кому-то уже мерещится очередная расправа над злосчастным частным бизнесом, другим – акция устрашения расслабившихся чиновников. Кто-то углядел закручивание гаек, кто-то – признак окончательной недееспособно­сти государства.

КАКУЮ же невидаль открыли пресс-релизы КГБ публике? Коррупция в различной форме, к сожалению, сопровождает взаимоотношения бизнеса и государства с незапамятных времен, невзирая на географию, особенности менталитета и форму собственности. Долгий латентный период и внезапный всплеск коррупционных «посадок» – явление в мире вполне обычное. К примеру, не прошло и 6 лет с тех пор, как корпорацию Siemens AG уличили в том, что она в 1999–2006 гг. через специально созданные фонды раздала около 1,3 млрд. EUR иностранным чиновникам, решавшим судьбу крупных кон­трактов. Размер мзды составлял от 5–10% до 30% суммы сделок. Разборка длилась 4 года. Аналогичные обвинения выдвигались против концерна Daimler. Тогда только мировое соглашение с органами юстиции США и штраф в размере 185 млн. EUR избавили компанию от предъявления официальных обвинений в подкупе должностных лиц в 22 странах на протяжении 10 лет. Речь шла о взятках на сумму 56 млн. USD. В Испании в 2010 г. полиция арестовала 95 крупных чиновников и бизнесменов, которые на протяжении ряда лет брали и давали взятки, расхищали бюджетные фонды на общую сумму около 902 млн. USD. В США в 2013-м была раскрыта масштабная коррупционная сеть: военные и бизнесмены получали «откаты» от сингапурской компании за подряды на обслуживание американских кораблей. У наших ближайших соседей коррупция стала настолько обыденным явлением, что почти никого не удивляет и не смущает.

По данным немецких СМИ и прокуратуры, в ФРГ ежегодно достоянием гласности становятся 1500 фактов коррупции, а минимум 30 тыс. остаются за кадром. Основная зона риска – чиновники из госорганов, распределяющие заказы на строительство и ремонт инфраструктурных объектов. При этом некоторые менеджеры считают взятки неотъемлемым атрибутом бизнеса, единственным способом получить выгодный заказ. Только в развивающихся странах и государствах с переходной экономикой госслужащие ежегодно получают от иностранных компаний взятки на общую сумму в 40 млрд. USD, утверждают эксперты Всемирного банка. «Взятки чиновникам и политикам, картельные ценовые соглашения препятствуют мировому экономическому росту и угрожают существованию честно работающих компаний», – твердит в каждом ежегодном докладе Transparency International.

В ОТЛИЧИЕ от соседних стран, у нас редко в открытую говорят об обязательных «откатов». Но это не значит, что иные отечественные компании не прикармливают регулярно чиновников или сотрудников предприятий-партнеров за позитивное решение серьезных вопросов. В госструктурах коррупцию часто объясняют отсутствием эффективного собственника и низкими зарплатами чиновников и руководителей. Но в частных фирмах сотрудники нередко находят себе точно такие же «приработки», что и в госструктурах. Сотрудники отдела сбыта греют руки на ценах и объемах поставок, «продажники» – на скидках и отсрочках, финансисты – на решениях по кредитам и платежам. Для решения пресловутой проблемы просроченной задолженности иные компании готовы приплатить руководителю предприятия-должника, чтобы получить свои деньги, – это порой дешевле и надежнее, чем выбивать их судом. Внутрифирменная коррупция тяжелым грузом ложится на затраты предприятий и карманы потребителей. Чтобы изыскать деньги для взяток, бизнесменам приходится заниматься «обналичкой», обращаться к услугам лжепредпринимательских структур и уклоняться от налогов, что порождает новый виток правонарушений.

Подобные проблемы в частных компаниях носят довольно массовый характер – опять-таки во всем мире. Это подтверждается регулярными исследованиями международных консалтинговых компаний. Так, согласно исследованию KPMG «Портрет корпоративного мошенника», экономические преступления характерны для государственного и частного секторов в 85 странах мира, включая РФ, Украину, Казахстан и Азербайджан. Беларусь, к сожалению, в исследование не попала.

Тенденции в разных регионах примерно одинаковы, но есть и отличия. В дальнем зарубежье мошенничеством менеджеры среднего и высшего звена занимаются почти поровну (32 и 31% соответственно), а в странах СНГ «по чину берет» высшее руководство (56%). При этом на основной мотив злоупотреблений – личное обогащение – почти не влияют высокие оклады, премии и бонусы.

Согласно исследованию, в странах СНГ 41% случаев мошенничества совершается в подразделениях международных компаний, по 23% – в крупных предприятиях-монополистах (в т.ч. государственных) и в компаниях среднего бизнеса, 12% – на малых предприятиях. Чаще всего злоупотребления связаны с при­своением доходов и активов компаний (46%), искажением финансовой отчетности (22%), получением взяток от поставщиков и подрядчиков (11%). В основном мошенничеству способствует слабость внутреннего контроля. В рос­сийских ком­паниях эта причина называется в 71% случаев, на Западе – 60%. Интересно, что в странах СНГ относятся к проворовавшитмся сотрудникам весь­ма благодушно. Больше половины компаний пред­почитают их тихо увольнять, а 15% вообще ничего не делает.

По данным KPMG, типичными мошенниками являются мужчины в возрасте от 36 до 45 лет, имеющие высшее образование и проработавшие на руководящей позиции более 6 лет. Высокая должность, доверие со стороны работодателя и многолетний опыт работы позволяют им обходить конт­рольные процедуры и долгое время оставаться нераскрытыми. Для противодействия кор­поративным мошенничествам, по мнению специалистов форензик-отделов KPMG, необходимо укрепление системы вну­т­реннего контроля. Между тем во многих компаниях в этих отделах отсутствуют даже базовые процедуры контроля – разделение полномочий, документально оформленные правила закупок, контроль за ин­вестициями. Неслучайно лидерами по числу злоупотреблений являются отделы закупок (22% случаев), отделы финансов и бухгалтерия (20%), а так­же служба сбыта (14%). Чаще всего здесь применяются довольно простые схемы, которые нетрудно обнаружить, – было бы желание. Его-то чаще всего не хватает.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН