Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №72(2569) от 23.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5452
EUR:
2.5133
RUB:
4.2199
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Судебная практика
19.07.2011 12 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ВЫЗОВ НЕ ПРИНЯТ, НО ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕ УЙТИ

Судебная практика на то и практика, чтобы формироваться постепенно, с учетом множества факторов. Однако зачастую на пути формирования единообразного законоприменения встречаются препятствия, которые приходится преодолевать. Об одном из них рассказывает начальник отдела судебной практики Хозяйственного суда Минской области Денис ДУЛУБ.

Судебная практика на то и практика, чтобы формироваться постепенно, с учетом множества факторов. Однако зачастую на пути формирования единообразного законоприменения встречаются препятствия, которые приходится преодолевать. Об одном из них рассказывает начальник отдела судебной практики Хозяйственного суда Минской области Денис ДУЛУБ.

При применении отдельных положений ПИКоАП хозяйственные суды довольно часто сталкиваются со сложностями при извещении (надлежащем уведомлении) лица, в отношении которого ведется административный процесс, или его представителя о каком-либо процессуальном действии либо намерении в его совершении. Так, например, еще недавно возникали сложности с обеспечением участия таких лиц при рассмотрении дела об административном правонарушении: поставить их в известность о времени и месте судебного разбирательства по делу было практически невозможно.

Согласно ст. 11.4 ПИКоАП при рассмотрении дела об административном правонарушении участие физического лица или представителя юрлица, в отношении которого ведется административный процесс, обязательно. Несоблюдение этого требования — существенное нарушение административного процесса, влекущее за собой отмену вынесенного постановления.

Право рассмотрения дела об административном правонарушении без указанных лиц, содержащееся в ст. 11.4, в случае их надлежащего извещения проблему неявки не решало. Во-первых, срок рассмотрения такого дела очень краток — 15 дней (ч. 1 ст. 11.2 ПИКоАП). Во-вторых, в ПИКоАП нет определения понятия «надлежащее извещение». В-третьих, названное право предоставлялось суду лишь при совокупном соблюдении двух условий: при наличии факта уклонения от явки и невозможности осуществления привода физического лица.

На практике времени бывает недостаточно. Если вынесение постановления о приводе физического лица и было возможно, то его своевременный возврат из ОВД с соответствующей отметкой о невозможности осуществления привода (ст. 8.2 ПИКоАП) в отведенный ПИКоАП 15-дневный срок (с учетом времени на почтовую пересылку) и рассмотрение дела по существу оказывались весьма затруднительными.

Проблема все же была отчасти решена. С внесением корректив в ст. 11.4 ПИКоАП Законом от 28.12.2009 № 98-З суд наделен возможностью рассмотрения дела об административном правонарушении без участия физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, не только в случаях признания им своей вины, заявления письменного ходатайства о рассмотрении дела в его отсутствие (п. 1 ч. 1 ст. 12.4 ПИКоАП), уклонения от явки в суд, будучи извещенным надлежащим образом (п. 2 ч. 1 ст. 12.4), но и в случае неуведомления суда о наличии уважительных причин, препятствующих его явке по вызову в назначенный срок при условии получения им повестки (п. 2 ч. 1 ст. 12.4).

Это дополнение не устранило бы рассматриваемую проблему без соответствующей корректировки положений ПИКоАП, предусматривающей, что привод физического лица осуществляется, если не представляется возможным рассмотреть дело по существу в его отсутствие (п. 2 ч. 1 ст. 12.4 ПИКоАП).

Остается неясным, почему законодатель не разрешил аналогичным образом вопрос с участием представителя юрлица в рассмотрении дела об административных правонарушениях. Не появилось в ПИКоАП и четкое определение понятия «извещенный надлежащим образом», добавление которого в ч. 3 ст. 11.4. ПИКоАП, по нашему мнению, вопрос явки представителей юридических лиц в суд не решает.

Между тем согласно ПИКоАП от «надлежащего извещения, уведомления» лица, привлеченного к административной ответственности (т.е. от получения им копии вынесенного судом постановления по делу об административном правонарушении в случае его отсутствия при рассмотрении дела), зависит определение даты вступления в законную силу вынесенного постановления. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 11.12 ПИКоАП постановление о наложении административного взыскания вступает в законную силу по истечении срока на обжалование, если оно не было обжаловано в порядке, установленном ПИКоАП. В свою очередь, срок на обжалование согласно ч. 1 ст. 12.4 ПИКоАП составляет 10 суток и исчисляется со дня получения лицом, в отношении которого ведется административный процесс, копии постановления по делу (в случае если оно было вынесено в отсутствие лица, в отношении которого ведется административный процесс). Более того, проблема определения даты вступления постановления в законную силу порождает сложности в определении момента исчисления срока на добровольное исполнение постановления о наложении административного взыскания. А ведь решение этого вопроса крайне важно для судов, поскольку в силу ч. 3 и ч. 4 ст. 13.2 ПИКоАП обращение судом постановления о наложении штрафа к принудительному исполнению возможно только по истечении срока для добровольного исполнения, установленного ч. 1 ст. 15.3 ПИКоАП.

Сложности начинаются с неоднократного возвращения копии постановления о наложении административного взыскания с отметкой почты «за невостребованием». Ведь если привлеченным к ответственности лицом постановление не получено, то оно, исходя из буквального содержания норм ч. 1 ст. 12.4 ПИКоАП, в законную силу не вступает. Соответственно, не начинается срок для добровольного исполнения, что в свою очередь препятствует принудительному исполнению этого постановления. Утешает лишь то, что пресекательный срок обращения постановления о наложении административного взыскания к исполнению, установленный ч. 1 ст. 13.6 ПИКоАП, также исчисляется со дня его вступления в законную силу.

На практике привлеченные к административной ответственности лица часто намеренно скрываются, не отвечают на звонки, не получают почтовую корреспонденцию, по месту проживания (регистрации, юридическому адресу) не находятся, и осуществить привод физического лица невозможно.

Между тем решить эту проблему не столь уж сложно. Достаточно обратиться к положениям Закона от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее — Закон). Согласно абз. 21 его ст. 1 пробелом в законодательстве признается отсутствие правовых норм, регулирующих общественные отношения, необходимость регулирования которых обусловлена сущностью и содержанием действующей правовой системы государства, принципами и нормами международного права. Ситуация с надлежащим извещением и является таким пробелом в административном законодательстве.

Согласно ч. 1 ст. 72 Закона для устранения пробелов нормотворческие органы (должностные лица), принявшие (издавшие) эти акты, обязаны внести соответствующие дополнения или изменения. Представляется, что в этой части вопрос будет решен ВХС в рамках подготовки проекта закона «О внесении изменений и дополнений в КоАП и ПИКоАП» в соответствии с п. 46 плана подготовки законопроектов на 2011 год, утв. Указом Президента от 6.01.2011 № 10. До того преодоление данного пробела согласно ч. 2 ст. 72 Закона может осуществляться через использование институтов аналогии закона и аналогии права. Так, вопросы определения порядка надлежащего уведомления наиболее удачно урегулированы главой 13 ХПК.

Возможно ли в данном случае применить аналогию закона? Ведь согласно ч. 3 ст. 72 Закона, как и в ст. 5 ГК, применение института аналогии закона запрещается в случае привлечения к ответственности, ограничения прав и установления обязанностей. Но при применении по аналогии порядка уведомления, регламентируемого главой 13 ХПК, суд не привлекает к ответственности. Напротив, он обеспечивает соблюдение содержащихся в ст. 4.1 ПИКоАП прав лица, в отношении которого ведется административный процесс, знать, совершение какого административного правонарушения вменяется ему в вину (п. 1 ч. 1 ст. 4.1 ПИКоАП), участвовать в рассмотрении дела (п. 10 ч. 1 ст. 4.1 ПИКоАП), а также получать от суда, органа, ведущего административный процесс, копию постановления по делу (п. 11 ч. 1 ст. 4.1 ПИКоАП).

Отождествление предоставления перечисленных прав с их ограничением совершенно безосновательно. Кроме того, всегда необходимо помнить, что существует зависимость между защитой личности, ее прав, свобод и законных интересов, а также интересов юридических лиц, общества и государства и быстрым и полным рассмотрением дел об административных правонарушениях с возможностью изобличения и привлечения виновных к административной ответственности. Все это возможно при правильном и единообразном применении закона, с тем чтобы каждый, кто совершил административное правонарушение, был подвергнут справедливому административному взысканию, а невиновный, в свою очередь, не был привлечен к административной ответственности с установлением обязанностей. Поэтому возможность применения здесь аналогии закона, в частности, норм главы 13 ХПК, вполне оправдана.

Таким же способом может быть решен и вопрос с неполучением постановления о привлечении к административной ответственности лицом, в отношении которого оно вынесено. Так, лица, участвующие в административном процессе, могут и должны считаться извещенными надлежащим образом, если к началу процесса или совершения отдельного процессуального действия суд, орган, ведущий административный процесс, располагает сведениями о получении адресатом направленной ему судебной повестки (извещения). Также участники административного процесса могут и должны считаться извещенными надлежащим образом, если они отказались от получения судебной повестки (извещения), что документально зафиксировано, не явились за получением судебной повестки (извещения), направленной в установленном порядке, о чем имеется сообщение органа связи или судебная повестка, направленная судом, или извещение, направленное органом, ведущим административный процесс, по последнему известному месту нахождения (месту жительства) лица, в отношении которого ведется процесс, не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем имеется сообщение органа связи.

Рассмотренный пробел в ПИКоАП не должен быть непреодолимым барьером на пути привлечения виновных к установленной законом ответственности, пока в кодексе не появятся соответствующие коррективы. Их отсутствие — не повод для вседозволенности и безнаказанности.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений