$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Великий почин

29.04.2016

Тезис «макроэкономическая стабильность – это, прежде всего, низкие цены» начал воплощаться в жизнь. Минторг призвал торговые организации не принимать товары «в случае необоснованного увеличения на них поставщиками (производителями) отпускных цен по сравнению с предыдущими поставками».

По мнению чиновников, такая рекомендация выглядит вполне логично. Ставка рефинансирования снижается, курс национальной валюты укрепляется, а производителям пора приступать к сокращению себестоимости выпускаемой продукции не менее чем на 25%, как предписано Указом № 78.

В обращении, опубликованном на сайте Минторга, прямо перечислены 27 зачинщиков роста отпускных цен на синтетические моющие средства, бытовую технику, одежду, молоко и молочную продукцию, кондитерские изделия, чай, бакалею и приправы, рыбу. Вероятно, этот список можно продолжить.

С учетом установленного прогноза инфляции на 2016 г. не более 12% потребительские цены должны расти не более 0,6 п.п. в месяц, подсчитали в Минторге. На это значение следует ориентироваться как производителям, так и торговле, полагают в министерстве. Там надеются, что предложенная мера позволит «не допустить необоснованного роста цен, сделать товары более доступными с учетом нынешней покупательской способности населения».

К сожалению или к счастью, правовых оснований настаивать на своей рекомендации у Минторга нет. Как известно, ст. 6 Закона «О ценообразовании» декларирует, что в Беларуси в основном применяются свободные цены (тарифы), складывающиеся под воздействием спроса и предложения в условиях свободной конкуренции. Исключение составляют отдельные случаи применения регулируемых цен (тарифов): на товары и услуги естественных монополий, а также на отдельные товары (работы, услуги) по перечням, устанавливаемым Президентом или по его поручению правительством. Но сфера применения регулируемых цен, определяемая ныне Указом № 72 и постановлением Совмина № 35, неуклонно сокращается, оставляя чиновникам все меньше места для творческой инициативы.

СТАНДАРТНОЕ обвинение в «необоснованном» росте цен всегда выглядит неубедительно. Во-первых, производители обосновывать свои цены давно не обязаны ни перед поставщиками (это вопрос договора), ни (за некоторым исключением) перед государством. Но при желании любое предприятие представит весьма убедительные аргументы в оправдание своих прайс-листов. Например, припомнят рост налогов на недвижимость и на землю, акцизов, тарифов на энергоносители, падение зарплат, убытки от предыдущих девальваций и риски их повторения. Что до ставки рефинансирования, то плоды ее снижения станут ощутимы лишь через несколько месяцев, а ранее произведенную продукцию продавать надо сейчас. Опыт подсказывает директорам, что за убыточную деятельность отраслевые министерства и исполкомы строго спросят, а что будет, если себестоимость не снижается, еще неизвестно.

Во-вторых, учитывая, как сбываются утвержденные властями прогнозы, ориентироваться на них может быть весьма непредусмотрительно. Конечно, снижение покупательной способности населения приходится учитывать, но иные производители уверены, что спрос на их продукцию достаточно неэластичен и потребители смирятся с новыми ценами.

В-третьих, рекомендация Минторга выглядит небезупречно с точки зрения принципа свободы договора, декларируемого в ст. 2 ГК. Впрочем, отказываясь приобретать товар по новой более высокой цене, торговые организации могут наказать сами себя: утвержденные ассортиментные перечни и санкции за их несоблюдение никто не отменял.

ОЧЕНЬ сложно быть регулятором в сфере ценообразования, не имея старых добрых рычагов воздействия. Где они – предельные индексы роста цен, тотальное ограничение надбавок, наценок и рентабельности, обоснование цен калькуляциями с расшифровкой статей затрат и, разумеется, штрафы за малейшее формальное и неформальное нарушение? Большая часть этого инструментария отменена, или сфера его применения существенно ограничена. Взамен будущему антимонопольному органу пора осваивать методы борьбы с ценовыми сговорами, субъектами, злоупотребляющими своим доминирующим положением на рынке, и прочие механизмы, обеспечивающие формирование конкурентной среды. Пока же у производителей, особенно объединенных в холдинги и защищенных отраслевыми министерствами и концернами, есть возможность навязывать свои цены.

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ сама по себе идея, предложенная Минторгом, хороша. Во многих странах акции под лозунгом «Дорогое не берем» – популярное и довольно эффективное средство борьбы протеста против повышения цен. Правда, инициатива здесь исходит «снизу».

Например, в 2011 г. в столице Судана Хартуме жители сговорились 3 дня не покупать мясо, чтобы заставить торговцев снизить цены, – и добились своего. Эти же методы неоднократно применялись в США и Израиле. Там по призыву обществ защиты прав потребителей население не раз бойкотировало отдельные компании и торговые сети, у которых товары слишком дорожали. Интересно, что «творожные», «мясные», «бензиновые» и прочие бунты, сопровождающиеся красочными пикетами и флэш-мобами, а иногда и многотысячными демонстрациями, действительно приводят к ощутимому снижению цен. Не располагая никаким административным ресурсом, потребители влияют на формулу ценообразования единственным доступным для них мирным способом – снижением спроса. Таким образом, «невидимая рука рынка», управляемая энергией масс, влияет на предложение.

У нас подобные методы выглядят, пожалуй, слишком экзотично, а то и подозрительно. Граждане пересматривают свои потребительские корзины и семейные бюджеты в индивидуальном порядке. При этом все надеются, что если их оскудение не оценят производители и торговля, то вразумлением жадного бизнеса займется государство…

Комментарий: Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ:

Подобные рекомендации впору выслать в МВФ и в ЕФСР, чтобы они оценили последовательность белорусских экономических властей в направлении «создания эффективных рынков».

Сам факт того, что Министерство торговли выступает с подобными инициативами, свидетельствует, что либерализации цен в начале года не произошло. И о том, что в Беларуси слишком много демократии там, где она не нужна. «Субъектами ценообразования, осуществляющими государственное регулирование цен (тарифов)» являются и Президент, и Совет Министров, и «республиканский орган государственного управления … на который возложены функции регулирования цен» (сегодня им является Минторг), и «иные государственные органы (организации)».

Полный список таких организаций (в идеале состоящий из одной структуры – антимонопольного комитета) с исчерпывающим перечнем полномочий и набором способов регулирования цен – только такой вариант пойдет на пользу и белорусским производителям (которые наконец-то поймут, чего им можно ожидать в сфере ценообразования), и потребителям. Ведь, несмотря на «благие намерения» регуляторов, регулирование цен нередко защищает монополистов. Поможет это и самому государству. Ведь более эффективные рынки помогут оставить «в строю» только эффективных игроков, которые платят налоги, а не тянут из бюджета субсидии.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН