Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №17(2711) от 01.03.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2179
EUR:
3.492
RUB:
3.5417
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Уход от погашения долга или согласованная рассрочка?

Фото: freepik.com

Пытаясь ускорить выплату долга контрагентом, кредитор попал в «ловушку преюдиции».

Отчаявшись, что дождутся добровольного погашения просроченного долга, кредиторы порой готовы использовать все доступные им правовые инструменты взыскания задолженности: обращаются за совершением нотариусом исполнительной надписи, подают иски в суд, варьируя заявляемые требования. Понять такую тактику можно. Однако, формируя доказательственную базу по каждому такому обращению, нужно стремиться, чтобы в совокупности она не была противоречивой.

Ведь суд может применить преюдицию и принять без проверки факты, доказанные по предыдущему спору. Так, согласно ч. 2 ст. 106 ХПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному экономическим судом делу, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица или их правопреемники.

И если установленные по предыдущему делу обстоятельства «не вписываются» в новые требования истца, то это окажется только на руку должнику. Иллюстрацией служит дело, недавно прошедшее кассационный пересмотр в Верховном Суде.

Предыстория спора и первый иск

ОДО – поставщик и ООО – покупатель заключили договор поставки, согласно которому поставленный товар следовало оплатить в течение 60 календарных дней с момента его приемки покупателем.

Впоследствии стороны подписали соглашение о рассрочке погашения долга (далее – соглашение о рассрочке), в котором констатировали наличие задолженности покупателя перед поставщиком в размере более 92,5 тыс. руб. и договорились о сроках ее погашения. Рассрочка была растянута почти на два года и предполагала поэтапную выплату долга частями.

Не дожидаясь истечения срока рассрочки, поставщик получил исполнительную надпись нотариуса о взыскании с покупателя оставшейся суммы задолженности, образовавшейся по договору поставки на момент обращения к нотариусу.

По иску покупателя-должника экономический суд признал эту исполнительную надпись не подлежащей исполнению, одновременно отказав поставщику во встречном иске о признании соглашения о рассрочке недействительной.

Новый иск: от недействительности – к незаключенности

В новом исковом заявлении поставщик просил экономический суд признать договор, оформленный соглашением о рассрочке, незаключенным. Аргументировал иск тем, что в соглашении отсутствуют необходимые существенные условия: не указаны наименование, количество и цена товара, в отношении оплаты которого применяется рассрочка, нет ссылок на договоры, по которым возникли обязательства, не названы даты возникновения задолженности, не выделены суммы НДС.

Суд вновь отказал в иске, посчитав, что оснований для признания соглашения о рассрочке незаключенным нет. Решение мотивировано следующим:

– соглашение вносит изменения в договор поставки, который ни одна из сторон не оспаривает, в части срока оплаты за поставленный товар. Первичным учетным документом оно не является;

– указанное соглашение покупателем исполняется;

– наличие у ответчика задолженности перед истцом и обстоятельства ее появления установлены по ранее рассмотренному делу с участием тех же сторон.

Суд апелляционной инстанции коллег поддержал и дополнительно указал, что одновременно с оспариваемым соглашением сторонами подписан акт сверки взаимных расчетов, в котором отражена задолженность ответчика перед истцом и указаны конкретные накладные, по которым производилась поставка. Соответственно, в соглашении о рассрочке предмет и условия погашения долга согласованы.

В кассационной жалобе поставщик в дополнение к своим доводам о незаключенности соглашения отметил:

– соглашение о рассрочке – это часть схемы уклонения от погашения долгов, которую использовали бывшие руководители истца и ответчика, состоявшие в родстве, а оформлявшиеся сторонами документы первичного учета, включая товарные накладные, лишь создавали видимость существования хозяйственных операций;

– суд необоснованно приобщил к материалам данного дела судебное постановление по другому спору между теми же лицами, определив установленные в нем обстоятельства как преюдициальные.

Поход к нотариусу сыграл злую шутку с истцом

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда не нашла оснований для удовлетворения кассационной жалобы. Коллегия, в частности, указала (постановление по делу № 152ЭИП2352 на портале court.gov.by):

1) доводы жалобы о том, что вступившее в законную силу решение по предыдущему делу приобщено к материалам данного дела необоснованно, не соответствуют ч. 2 ст. 106 ХПК. Этим решением установлен размер задолженности покупателя перед поставщиком по состоянию на дату заключения соглашения о рассрочке, а также по состоянию на дату обращения истца к нотариусу за совершением исполнительной надписи;

2) само обращение поставщика к нотариусу за совершением исполнительной надписи о взыскании задолженности по договору поставки в совокупности с документами о ее частичной оплате, представленными позднее покупателем суду, подтверждают, что стороны, подписывая соглашение о рассрочке, имели одинаковое представление, в отношении какой задолженности предоставляется рассрочка. Это свидетельствует о наличии согласования сторонами оснований такой рассрочки;

3) доводы жалобы о бестоварном характере хозяйственных операций выходят за пределы предмета доказывания по спору о незаключенности соглашения о рассрочке. Более того, они опровергаются поведением самого истца, который обратился за совершением исполнительной надписи о взыскании задолженности по договору поставки и ссылался на те же накладные, которые послужили основанием для предоставления рассрочки.

Таким образом, из постановления кассационной инстанции можно заключить, что обращение к нотариусу за исполнительной надписью сыграло злую шутку с истцом. В качестве доказательств бесспорности долга он, судя по всему, предъявил те же накладные, которые затем называл фиктивными. По делу об оспаривании исполнительной надписи суд на основании в т.ч. документов, которые были представлены нотариусу, установил обстоятельства возникновения и размер задолженности. При рассмотрении следующего дела это позволило судебным инстанциям сделать вывод, что обе стороны четко понимали, о каком именно долге идет речь в соглашении о рассрочке. В итоге истец понес очередные расходы, но так и не ускорил возврат долга.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by