Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №37(2731) от 21.05.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2221
EUR:
3.5023
RUB:
3.5068
Золото:
248.89
Серебро:
3.07
Платина:
110.33
Палладий:
102.45
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

«Рождаемость» бизнеса продолжает снижаться

Фото: freepik.com

Белстат представил данные бизнес-демографии – направления статистики, которое изучает деятельность предприятий в привязке к их жизненному циклу, т.е. отслеживает процессы перехода компаний из номинального состояния в активное («рождаемость») и, наоборот, прекращения ими своей активной деятельности («смертность»). Согласно представленным данным, количество активных предприятий в 2022 г. сократилось на 1,5%, а более 40% обходятся одним работником.

Вопреки усилиям властей «рождаемость» бизнеса остается низкой

В отличие от показателя численности субъектов хозяйствования, основанного на их государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности), ключевым аспектом бизнес-демографии является понятие активности предприятия. Активным считается такое предприятие, выручка или численность работников которого превышает нулевое значение. Другими словами, бизнес-демография показывает, какие предприятия не просто существуют на бумаге, а фактически ведут деятельность.

Так, по состоянию на конец 2022 г. в республике действовали 119,8 тыс. коммерческих организаций, однако активными были лишь 104,3 тыс., т.е. 87% от общего количества. Остальные организации являются неактивными, т.е. имеют нулевые значения работников и выручки из-за того, что еще не начали осуществлять деятельность или, напротив, по разным причинам перестали работать. По сравнению с 2021 г. количество активных предприятий сократилось на 1,5%, еще больше отдалившись от значения 2019 г. – 106,9 тыс. – максимального за весь период наблюдения (с 2010 г.).

Снижение количества активных организаций объясняется прежде всего низким уровнем «рождаемости», который не может перекрыть «смертность», из года в год остающуюся в диапазоне 6,5–8,5%. Для сравнения: если в 2014 г. «родилось» 14,8 тыс. предприятий за год (уровень «рождаемости» – 14,1%), то в 2022 г. – лишь 7,8 тыс. (7,5%) при сопоставимой «смертности». Наиболее высокая «рождаемость» ожидаемо наблюдается в Минске (9,3%), а вот за пределами столицы она редко превышает 6,8%. Однако даже в Минске она снижается и с 2019 г. не поднимается выше однозначных значений.

Вместе с тем и в Беларуси остаются виды деятельности, продолжающие демонстрировать высокие темпы «рождаемости». Это услуги по временному питанию и проживанию (12,5%), образование (14,1%), творчество, спорт, развлечения и отдых (10,5%), деятельность по уходу в специализированных учреждениях и предоставление социальных услуг (30%). По сравнению с прошлым годом из этого списка выпал IT-сектор, «рождаемость» в котором снизилась с 11,7% до 9,2%.

Таким образом, бизнес-демография показывает, что темпы появления активных предприятий в Беларуси остаются невысокими. Основная причина – недостаточный уровень «рождаемости», в последние годы едва перекрывающий «смертность». В итоге с 2014 г. численность активных компаний колеблется в диапазоне 104,7–106,9 тыс. и никак не может выйти за его пределы. Как видим, даже политика властей, нацеленная на переход индивидуальных предпринимателей в иные организационно-правовые формы бизнеса, не смогла исправить сложившуюся ситуацию.

Уровень «выживаемости» бизнеса в первые 3 года – 67,7%

Возрастная структура активных компаний в Беларуси говорит о наличии некоторого «костяка» зрелых, устоявшихся бизнесов. Около 48,4 тыс. предприятий (46,4%) сохраняют активность более 10 лет. При этом доля относительно молодых коммерческих организаций, «возраст» которых не превышает 1 года, составляет 14,0%, компаний с «возрастом» 2–5 лет – 20,6%, 6–9 лет – 18,9%. При этом, по статистике, чаще всего «умирают» именно молодые предприятия. Например, если принять количество организаций, «рожденных» в 2017 г., за 100%, то через год их осталось 86,4%, через 3 года – 67,7%, через 5 лет – 54,6%. Как видим, в первые три года «умирает» каждый третий бизнес, а при увеличении данного периода до 5 лет – каждый второй.

Много это или мало? Если взять данные по выживаемости бизнеса в европейских странах за 2019 год, мы увидим, что в среднем по Европе в первый год остается на плаву чуть больше 80% компаний, через 3 года – меньше 60%, через 5 лет – 43%, причем у наших ближайших соседей – Польши, Литвы и Латвии – процент « выживаемости» предприятий еще ниже. Получается, что бизнес в Беларуси «рождается» реже, однако процент «выживших» в нем выше. Это говорит о том, что белорусский бизнес с учетом всех рисков, присущих коммерческой деятельности, имеет довольно высокий уровень «выживаемости», что может объясняться высокой адаптивностью наших предприятий.

Отметим, что способность к «выживанию» активных предприятий зависит от ряда факторов, например, от вида экономической деятельности предприятия. Так, на пятилетнем отрезке «выживаемость» в промышленности и IT-секторе наблюдается выше среднего показателя (59,3% и 59,2% соответственно), а в строительстве – ниже (46,8%). Имеет значение и анализируемый период: скажем, предприятия, «рожденные» в 2013 г., показали лучшую динамику, а в 2014 г. – худшую. Однако вне зависимости от выбранного года общая ситуация неизменная – за 5 лет из двух открывшихся бизнесов «выживает» лишь один. При этом распределение «выживших» в зависимости от размера штата показывает, что самая низкая «выживаемость» у предприятий со штатом 50–249 человек – 28,6%.

40% предприятий обходятся одним работником

Отдельный вопрос, который отслеживает бизнес-демография, касается создания рабочих мест. И здесь статистика тоже неутешительна.

Численность наемных работников на одно «рожденное» предприятие неуклонно снижается с 2015 г. Если в 2015 г. на каждое созданное предприятие приходилось в среднем 2,37 работника, то в 2022 г. – 1,18. При этом из 104,3 тыс. активных предприятий в 2022 г. лишь 89,9 тыс. (86,2%) имели хотя бы одного работника. Годом ранее доля предприятий-работодателей была выше – 87,5%. Если взять в качестве критерия двух работников в штате, то количество отвечающих ему активных предприятий сократится до 61,3 тыс., составив 58,6%.

Таким образом, более 40% активных коммерческих предприятий имеют в штате одного человека или вовсе не имеют работников. Это говорит о том, что белорусский бизнес привык обходиться минимальным количеством наемных работников, а основным нанимателем для белорусов продолжают выступать крупные предприятия.

Высокие темпы роста показывают не всегда крупные компании

Помимо «рождения, смертности и выживаемости», а также участия активных предприятий в найме рабочей силы, бизнес-демография изу­чает связи между темпами роста и количеством работников. С точки зрения этой отрасли статистики предприятиями с высокими темпами роста являются организации, которые на протяжении 3 лет имеют среднегодовое значение прироста численности работников и (или) оборота более 20% в год.

Данные показывают, что большинство активных предприятий, демонстрирующих высокие темпы роста, – это компании с небольшим штатом работников. Так, 56,7% коммерческих организаций с высокими темпами роста имели штат 10–49 человек, 36,2% – 50–249 человек и лишь 7,1% – 250 человек и выше. Что касается распределения по видам деятельности, то 23,7% таких предприятий работают в сфере оптовой и розничной торговли, 26,2% – в промышленности, 15,3% – в сфере информации и услуг связи, 7,1% – строительстве, 6,8% – транспортной сфере.

Среди предприятий с высокими темпами роста Белстат отслеживает «газелей» и «мышей». «Газели» – это бизнесы, которые работают 4–5 лет и интенсивно растут последние 3 года. Если при определении предприятия с высокими темпами роста учитывается значение численности наемных работников от 5 до 10 человек в первом году периода, за который рассчитывается рост, такое предприятие является «мышью».

Справочно: эти условные обозначения для разделения быстрорастущих компаний на разные типы предложил американский исследователь Дэвид Берч, изучавший взаимосвязь характерных особенностей предприятий с созданием рабочих мест. В частности, «мыши» – это мелкие игроки рынка, совокупный вклад которых в создание рабочих мест и итоговый ВВП невелик.


Как мы видели, данные по количеству работников подтверждают это утверждение. В противоположность «мышам» «газели» отличаются устойчивостью роста и, что немаловажно, по мере роста создают новые рабочие места. Именно поэтому «газели» выступают главными генераторами экономической активности и обеспечивают рост занятности в экономике.

По данным Белстата, больше всего «газелей» приходятся на первые три отрасли, которые были названы выше, где сконцентрировано почти 75% предприятий такого типа. Любопытно, что крупные предприятия с численностью работников свыше 250 человек не только реже демонстрируют высокие темпы роста, но и реже выступают «газелями», т.е. создают меньше новых рабочих мест.

***

Представленные результаты показывают, что 40% активных предприятий не создают рабочие места и обходятся минимальным количеством наемных работников. Основными работодателями страны остаются крупные предприятия, однако все имеет свою цену – им гораздо сложнее демонстрировать высокие темпы роста. Хорошо сочетают в себе эти две характеристики предприятия-«газели» – та часть бизнеса, которая не только показывает высокие темпы роста, но еще и параллельно создает рабочие места. Как свидетельствуют данные, 75% таких предприятий сосредоточено в оптовой и розничной торговле, промышленности и сфере ИТ, причем по своему размеру это в основном малые и средние предприятия. Однако ключевой проблемой остается низкая «рождаемость» бизнеса – с учетом статистики по последующей «выживаемости» это главное препятствие для увеличения числа активных компаний в стране и, как следствие, темпов роста и численности работников.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений