$

2.5629 руб.

3.0187 руб.

Р (100)

3.2939 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Резонанс

Предприниматели о своих шансах на выживание

05.06.2020
Предприниматели о своих шансах на выживание
Фото unsplash.com

Редакция попросила предпринимателей рассказать о том, пострадал ли их бизнес от пандемии. Спросили, какими экстренными мерами государственной поддержки удалось воспользоваться, стало ли в работе больше онлайна, сохранен ли штат и уровень заработных плат. Бизнесмены поделились выводами и советами коллегам-предпринимателям .

 

 Лев Карпач, генеральный директор ЗАО «Вилия» (сеть фотосалонов)

По нашему предприятию сильно ударило закрытие границ. Выезды за пределы Беларуси практически пре­кратились, соответственно фотографии на визы и замену паспортов почти не делают. Из-за границы впечатления (а с ними и фотоснимки) тоже не привозят.

В результате в марте выручка к аналогичному периоду прошлого года составила только 40%, а в апреле – всего 30%. Выживаем за счет смежных направлений – фотокерамики, ремонта одежды, обуви, услуг парикмахерских. Хотя и по ним отмечается сокращение поступлений.

Перевод работы в онлайн, увы, не про нас. Фотоуслуги требуют общения с человеком в студии. Максимум возможного – перенести в онлайн совещания и отчеты, что мы и сделали. 

Пробуем сокращать затраты. От арендодателей государственной фор­мы собственности получили отсрочку по выплате арендных платежей. Но это лишь перенос расчетов на будущие периоды, а не снижение ставок, притом что никто не знает, как долго пандемия будет оказывать влияние на рынок. В этом смысле арен­додатели частной формы собственности проявили больше понимания и дали скидки в пределах 30–40%. Мы добились некоторого снижения стоимости услуг от обслуживающих организаций. Свой аппарат управления и часть служб перевели на 4-дневный режим работы. Хотя, конечно, достигнутая экономия не компенсирует выпадающих доходов. Несем убытки.

За счет накопленных ранее резервов сможем продержаться до конца квартала. А вот что будет дальше – не берусь прогнозировать. Европа обещает открыть границы, однако пока непонятно, примут ли там белорусов.

Внезапное появление коронавируса показало, что при бизнес-планировании надо больше внимания уделять форс-мажорам. А еще надо иметь запас на черный день.

 

Игорь УФИМЦЕВ, основатель и директор ООО «Энергия» (импортер чая Ahmad)

Да, наш бизнес пострадал от пандемии COVID-19 – продажи упали. Однако еще больше мы пострадали от попыток властей зарегулировать цены. Работа с сетями была парализована почти полтора месяца, по­скольку мы не могли согласовать с ними цены. Лишь после того, как нам с помощью бизнес-союза удалось скор­ректировать постановление МАРТ от 15.04.2020 № 30 «О регулировании цен на социально значимые товары», ситуация начала возвращаться в более-менее привычное русло.

Возможность разнести курсовые разницы на три года в рамках Указа от 24.04.2020 № 143 «О поддержке экономики» (далее – Указ № 143) несколько улучшила балансы. Если доживем до прибыли, то сможем меньше уплатить налога на прибыль. Однако куда больше нас беспокоят иные изъятия: ежегодно моя фирма уплачивает в бюджет около 0,7 млн USD без учета налога на прибыль и отчислений в ФСЗН. Вот только местные власти не спешат снизить налог на недвижимость и земельный налог, хотя такой запрос мы сделали. А Минфин не считает целесообразным снизить стоимость контрольных знаков на нашу продукцию. По мнению регулятора, уплаченные нами в прошлом году 200 тыс. USD за знаки – не такая большая сумма. Поэтому в целом мы не ощутили какой-то действенной поддержки со стороны государства.

Полагаю, что в нынешней ситуации ставку надо делать не на помощь государства, а на внутренние драйверы компании. Прежде всего не надо паниковать. Необходимо сосредоточиться на отладке бизнес-процессов. Если они в порядке, если моральное состояние коллектива в норме, то результат будет.

 

Василий ШУТОВ, заместитель директора ООО «Малюс», глава Ассоциации стоматологических организаций БСПН им. Кунявского

Нашу стоматологическую организацию пандемия коронавируса за­тронула относительно слабо, по­скольку регулятор оставил нам воз­можность работать с соблюдением мер предосторожности. Слава богу, мы пока все здоровы.

Хотя трудности есть: часть пациентов перенесла сроки лечения, а притока новых почти нет.

На первых порах у некоторых наших работников была паника, но мы сумели восстановить благоприятный климат в коллективе. Объявили, что если кто-то панически боится и не может управлять своими чувствами, то может идти в очередной отпуск или находиться дома в неоплачиваемом отпуске. Однако весь наш пер­сонал сейчас работает в штатном режиме.

А вот воспользоваться мерами под­держки, предусмотренными Указом № 143, мы не можем. По какой-то причине стоматологическая деятельность не отнесена к тем видам, которые согласно данному Указу наиболее подвержены эпидемиологической ситуации. Это вызывает удивление, ведь вирус распространяется через дыхательные пути и полость рта.

Выводы пока делать рано. Видимо, уже осенью будем встречаться с членами нашей ассоциации при БСПН им. Кунявского, обсуждать ситуацию и корректировать планы.

 

Алексей ТЕРЕНТЬЕВ, директор турагентства «Лентяй»

От пандемии весь бизнес в туристической отрасли не просто пострадал, а рухнул.

И мы не исключение. Продажи не просто сократились, их нет вообще.

Ситуация осложняется полным отсутствием каких-либо государственных мер поддержки отрасли. Даже если в стране нет денег на какие-то налоговые льготы, налоговые каникулы и т.д., ничто не мешало законодательно установить право от­срочки по исполнению обязательств по договорам с туристами до конца текущего года. Это то, что де-факто существует сегодня почти три месяца, но, увы, не де-юре. Однако власти сознательно предпочитают не замечать ситуации, затронувшей, по имеющимся сведениям, более 300 тысяч наших граждан. Аналогичное поведение касается отсутствия комплекса мер по снижению панических настроений в обществе. Не требует никаких финансовых вложений, например, серия интервью в основных СМИ. А пока у меня впечатление, что вся туротрасль рассматривается нашим любопытным государством исключительно с позиции «выживет – не выживет».

Что касается онлайна, то если подразумевать под этим отсутствие работы в офисе, то только он и остался. Вот только то, чем компания занимается третий месяц, к бизнесу, т.е.  зарабатыванию денег, не имеет ни малейшего отношения. Вся работа по перебронированию, переносам и т.д. проводится абсолютно бесплатно. Крайняя продажа в компании была 12 марта.

Штат, имеющийся на начало кризиса, сохранен. Зарплаты, мягко говоря, сокращены.

Противокризисные меры мы принимали стандартные: отказ от офиса и рекламы, жесткая экономия.

И выводы для себя из всей этой затянувшейся истории следующие:
  – пока государство и бизнес в моей стране говорят на разных языках, надеяться надо только на свои силы. Волшебник на голубом вертолете не прилетит;
  – своему бизнесу надо периодически устраивать стресс-тесты.

 

Роман КОСТИЦЫН, старший партнер коммуникационного агентства «АРС Коммюникейшнз», председатель Совета Ассоциации компаний коммуникационных консультантов

Объем заказов у нас не сократился. Но перейдя на дистанционный режим работы, мы продолжаем оплачивать аренду офиса и коммунальные платежи, что с финансовой точ­ки зрения неоптимально. В сравнении с другими отраслями чувствуем себя вполне устойчиво. Но по­скольку в нашем деле очень важен прямой человеческий контакт, стараемся делать все возможное, чтобы его сохранять даже в онлайн-коммуникациях. Если этого контакта не будет, бизнес может пострадать фатально. Пока держимся и осваиваем новые форматы, оптимизируем расходы и отношения с поставщиками – кризис хорошо проявляет суть взаимодействий.

Меры поддержки, которые зафиксировало государство, никак не касаются нашего бизнеса.

Но я приверженец схемы чистого предпринимательства: действовать на свой страх и риск.

Онлайна в работе стало намного больше. Однозначно могу сказать о нескольких преимуществах разных форматов онлайн-коммуникации. Сейчас очень легко назначить и провести встречу даже с очень занятым человеком (в офлайн-жизни иногда на согласование тайм-слотов и маршрутов уходит куча времени, что крайне непродуктивно). В результате важных и решающих встреч стало больше. Практически никто и никогда не опаздывает на онлайн-встречи. Кроме того, онлайн – это бесконечные возможности экономии ресурсов и отсутствие всяких границ. Я всегда это ценил, еще до пандемии, а теперь это ценят очень многие мои коллеги: не нужно распечатывать документы, есть много инструментов для подготовки презентации, учеб­ные занятия и тренинги можно сделать яркими, не выходя из дома, локация не имеет значения. Онлайн формирует полезные привычки, которые останутся у людей и после пандемии. Я сейчас однозначно общаюсь с людьми больше – и по бизнесу, и по общественной деятельности, и по моей преподавательской работе в университете, и по личным вопросам. Потому что продуктивность общения повысилась, по формату оно стало более удобным.

Мы сразу разъяснили сотрудникам ситуацию, рассказали о том, что нас может ожидать в ближайшей, сред­не­срочной и отдаленной пер­спективе. Отказались от ряда расходов не первой необходимости (например, на автотранспорт или офисный кофе), сохранив основной соцпакет – зарплаты и медстраховки. Пока, естественно, работаем без повышения зарплат, а вот премии за трудовые подвиги, наоборот, оставили – хорошая мотивирующая мера в кризис. Без увольнений не обошлось, но это было по соглашению с сотрудником либо по его инициативе – ушло два человека.

На моей памяти было много разных кризисов, у них всегда есть некая энергия, которая даже в некомфортных проявлениях может придать бизнесу новый импульс. Ситуация с пандемией – не исключение. Мы ищем и находим то, что можно извлечь из ситуации в пользу бизнеса.

Поскольку мы консультируем клиентов в сфере коммуникации, могу дать совет: нельзя ни при каких условиях прекращать коммуникацию с партнерами, клиентами и сотрудниками. В кризис коммуникация должна становиться более интенсивной, потому что это убедительный индикатор вашей жизне­способности, в т.ч. и тем, кто может оказать вам помощь и поддержку.

 


***
Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы