$

2.4482 руб.

2.8971 руб.

Р (100)

3.3249 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Проблемы и решения

Повышение зарплат для частного бизнеса. Реальная угроза или предвыборная риторика?

24.07.2020
Повышение зарплат для частного бизнеса. Реальная угроза или предвыборная риторика?
Фото: freepik

Во время посещения завода холодильников «Атлант» Президент высказался о необходимости директивного повышения зарплат и поручил правительству скоррелировать размер оплаты труда в частных фирмах со средней на 10 ведущих госпредприятиях страны.

Это заявление вызвало настороженность у руководства многих организаций, которые еще не успели в полной мере адаптироваться к новым экономическим реалиям, связанным с последствиями эпидемии коронавируса, а уже должны учитывать возможность нового «сюрприза» со стороны правительства.

Однако у нас есть некоторые сомнения, что озвученная идея на практике может быть реализована именно так, как она сегодня звучит. На наш взгляд, практическая реализация предложенных мер настолько сложна, что все это в итоге будет спущено на тормозах. Или ограничится какими-то «бумажными» мерами регулирования, которые про­сто подгонят данные в отчетах к нужному значению. Объясняем, почему это так.

 

Как в Беларуси поднимают зарплаты

На сегодняшний момент существует два способа регулировать размер средней заработной платы.

Первый – через повышение размера минимальной заработной платы, которая определяет нижнюю границу по оплате труда в стране.

Второй – через введение новых правил начисления заработной платы для отдельных отраслей или ситуаций. Таким способом, например, 1 января 2019 г. подняли зарплаты работникам строительных организаций, когда постановлением Мин­строй­архитектуры от 07.12.2018 № 41 цена человеко-часа рабочего четвертого разряда повысилась сразу более чем на 16%.

Еще один пример – Указ от 28.05.2020 № 179 «Об оплате труда», который ввел новые правила начисления зарплат работникам бюджетных организаций при работе в режиме неполного рабочего времени по инициативе нанимателя, а также в случае простоя не по вине работника.

Как мы видим, в каждом случае нормативные правовые и законодательные акты имели четкую отраслевую направленность.

Правовые механизмы, которые могли бы увеличить зарплату для предприятий частной формы собственности, но при этом сохранить ее на прежнем уровне для государственных, в настоящее время отсутствуют.

А ведь именно из-за государственных предприятий средняя зарплата по стране сегодня отстает от целевых показателей, на которые ориентируется правительство.

 

Повышение зарплат – прежде всего угроза для госсектора, а не частного бизнеса

По данным статистики, средняя начисленная заработная плата на предприятиях госсектора в I квартале 2020 г. составила 1076,6 руб., что на 7,5% меньше, чем по всей стране в целом (1163,9 руб.).

При этом рентабельность продаж (отношение прибыли от реализации товаров и услуг к выручке от реализации) предприятий госсектора за рассматриваемый период меньше, чем в среднем по стране, – 6,6 против 7,4%.

Это означает, что даже при более низких зарплатах на предприятиях госсектора у них значительно меньше запас финансовой прочности, а значит, любое повышение зарплат в отрыве от производительности труда может существенно ухудшить финансовое положение предприятий.

Не стоит забывать о чрезвычайной закредитованности предприятий госсекторан. Многие уже сейчас берут кредиты для своевременной выплаты заработной платы работникам. То есть резерва у предприятий госсектора на повышение зар­плат еще меньше, чем у частного бизнеса.

Даже если допустить на минуту, что одностороннее повышение заработной платы исключительно для предприятий частной формы соб­ственности возможно, такая ситуация только усилит отток кадров из госсектора – проблема, которая во время кризиса проявляет себя еще более четко.

В статье, посвященной состоянию предприятий госсектора, мы писали, что за 2019 год количество работников, занятых в секторе, снизилось на 48,5 тыс. человек, а за первые 3 месяца 2020 г. их численность сократилась еще на 24,2 тыс.

Отток кадров происходит в первую очередь с организаций промышленности (–13,3 тыс. чел.) и сельского хозяйства (–8,3 тыс. чел.).

Если разница в зарплате между предприятиями частной формы собственности и государственной станет еще больше, проблема с оттоком кадров превратится в реальную угрозу для госсектора. Ведь если 100–200 руб. разницы достаточно, чтобы люди меняли «стабильный» госсектор на «рискованного» частника, что будет, если разница составит 300–500 руб.? 

 

Откуда идут разговоры про повышение зарплат для частников

Во всех заявлениях такого рода следует, прежде всего, учитывать, кому и когда они транслируются.

Как и заявление про необходимость проверки оснований для увольнений работников на предприятиях частной формы собственности, необходимость административного повышения зарплат до приемлемого уровня, на наш взгляд, служит для того, чтобы создать впечатление, что именно предприятия частного сектора является местом, где права работников ущемляются, а зарплата платится меньше, чем на ведущих государственных предприятиях страны.

Статистика говорит об обратном: именно госсектор отстает по размеру средней начисленной зарплаты. А при массовом оттоке кадров с государственных предприятий новые рабочие места создаются, прежде всего, частным бизнесом.
За 2018 год крупные и средние предприятия потеряли 41 тыс. работников, а за 2019 год – еще 46,3 тыс. человек. За тот же период малые и микропредприятия приняли на работу на чистой основе 32,6 и 35,8 тыс. человек соответственно.

Эти расчеты сделаны Дмитрием Ивановичем, автором телеграмм-канала «Кладовая статистики». Он обработал данные Белстата по приему и увольнению работников на предприятиях в зависимости от их размера за два последних года.

Цифры однозначно указывают, что работники не только предпочитают частный сектор, но и идут преимущест­венно на малые и микропредприятия, которые как раз-таки реально создают новые рабочие места.

То есть именно малый бизнес является драйвером экономики, а не масш­табные инвестиционные проекты.

К сожалению, пока мы игнорируем этот факт и поддерживаем преимущест­венно крупные и средние пред­приятия, эффективность государст­венных стимулов остается невысокой, поскольку точка воздействия выбрана неверно.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by 

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***
Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Реклама
Опросы