$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

ПИРОГ, КОТОРОГО ОСТАЛОСЬ МАЛО©

02.11.2012

По оценкам британской нефтегазовой компании BP, при текущем темпе добычи Россия исчерпает свои доказанные запасы нефти уже через 23 года. Данное обстоятельство, а также нестабильная мировая конъюнктура становятся факторами серьезного риска для экономик стран ЕЭП и Беларуси в частности.

Быстрому истощению российских недр способствует их ускоренная эксплуатация. Как следует из Статистического обзора мировой энергетики BP (Statistical Review of World Energy), по итогам 2011 г. наша восточная соседка заняла 8-е место в мире по залежам нефти (5,3% от глобального объема, или 88,2 млрд. баррелей). А вот по добыче вышла на 2-е место, на поверхность было поднято 3,75 млрд. баррелей, что составило 12,8% мирового производства. При этом по темпам среднедневной добычи (10,28 млн. баррелей) Россия отставала от мирового лидера — Саудовской Аравии меньше чем на 1 млн. баррелей, а в отдельные месяцы, похоже, даже обгоняла ближневосточного конкурента. По крайней мере, выступая в июле 2011 г. на Международной конференции по вопросам развития Таможенного союза и ЕЭП, тогда еще премьер-министр России Владимир Путин сообщил о том, что его страна уже первая в мире по объемам производства нефти.

Можно, конечно, предположить что в ближайшие годы Россия сможет нарастить доказанные запасы черного золота, поскольку геологоразведке там в последнее время уделяли не самое пристальное внимание. Однако вряд ли доступные объемы вырастут в разы, скорее всего, временной рубеж истощения недр отодвинут лишь на пару-тройку лет и он в целом останется около четверти века. Таким образом, не за горами тот час, когда поток нефтедолларов в российскую экономику иссякнет или, по крайней мере, ощутимо уменьшится. Остается только гадать, как это отразится на покупательной способности рынка нашей соседки, являющейся экономическим центром и фундаментом ЕЭП, и как это повлияет на белорусский экспорт, формирующий более половины нашего ВВП, притом что основная номенклатура товаров отгружается на восток. Под ударом могут оказаться не только поставки отечественных товаров в Россию, но и экспорт в дальнее зарубежье, значительную часть которого составляют нефтепродукты, произведенные из российской нефти. О подобных перспективах и их преодолении не мешало бы задуматься уже сегодня, причем и белорусским властям, определяющим геополитический и экономический регион интеграции, и представителям бизнеса, выстраивающим планы долгосрочного развития.

В России надеются, что нефтедоллары, столь щедро питающие экономики стран ЕЭП, со временем будут замещены поступлениями от продажи газа. Однако перспективы расширения поставок данного продукта с одновременным сохранением текущих высоких цен кажутся маловероятными. Виной тому — стремительно развивающиеся в мире технологии добычи сланцевого газа, благодаря которым, к примеру, США в 2011 г. уже обогнали Россию по объемам производства голубого топлива. Успех первой экономики мира вдохновил другие страны, которые сейчас активно пробуют двигаться по этому же пути решения энергетических проблем. Следующим шагом, очевидно, станет создание каналов экспорта газа, в т.ч. трансконтинентальных. Подобный сценарий грозит окончательно разрушить монополию «Газпрома» на рынках Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона, что неизбежно скажется и на ценах, и на объемах поставок российского газа.

Серьезные риски несут не только долгосрочные, но и краткосрочные перспективы глобального энергетического рынка. Поскольку мировая экономика не показала уверенного V-образного восстановления после финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг., все большее число экономистов предрекают ей вялый рост или даже откат в мягкую рецессию в течение следующих нескольких лет. Уже в этом году сокращение экономики еврозоны, а также замедление в США, Китае и ряде других стран стало серьезным фактором сдерживания цен на энергетические товары. С февраля по июнь 2012 г. на фоне разразившегося долгового кризиса в Европе нефть подешевела почти на треть, в т.ч. европейская марка Brent опустилась до 89 USD/баррель, а американская WTI — до 78 USD/баррель. В июле–сентябре цены смогли восстановиться лишь наполовину, а с 14 сентября вновь наблюдается их устойчивое снижение.

Продолжительного эффекта не имело даже начало этой осенью очередного третьего этапа количественного смягчения в США, представляющего собой вливание значительной денежной ликвидности в экономику Штатов и являющегося сильнейшим стимулом для роста цен на все виды сырья в мире. Верх взяли тревожные ожидания трейдеров относительно перспектив мировой экономики, что побудило их вновь продавать нефтяные фьючерсы. Медведей также оживило недавнее заявление руководства Саудовской Аравии о том, что оно всячески будет препятствовать возможному росту цен на нефть, с тем чтобы сохранить покупательную способность основных потребителей нефти и нефтепродуктов.

В актив тех, кто играет на понижение, можно отнести и новости из Европы. Недавно стало известно, что Греции понадобятся дополнительные 30 млрд. EUR помощи со стороны международных кредиторов, чтобы компенсировать более глубокую, чем ожидалось, рецессию и двухлетнюю задержку достижения бюджетных целей. Если помимо этого учесть напряженную финансово-экономическую ситуацию в Испании и Португалии, становится очевидным, что долговой кризис Европы еще далек от развязки.

Оптимисты вроде основателя консалтинговой компании Yardeni Research Эда Ярдени полагают, что в ближайшие годы рост развивающихся экономик обеспечит устойчивость спроса на нефть и поддержит цены. В сентябре т.г. среднегодовое мировое потребление нефти увеличилось до рекордных 89,5 млн. баррелей/день. Правда, для полноты картины следует отметить, что второй год подряд предложение на рынке растет быстрее, чем спрос. Желающих заработать на черном золоте в мире достаточно, крупные производители в стремлении увеличить свою долю на рынке начинают конкурировать между собой, что также оказывает давление на стоимость барреля.

Выступая 22 октября на Международном нефтегазовом форуме в Сингапуре, исполнительный директор Международного энергетического агентства Мария ван дер Хувен пообещала миру существенную трансформацию рынка нефти в следующие 10 лет. По ее прогнозам, США и Канада значительно увеличат добычу нефти, что сделает Америку менее зависимой от поставок из Ближнего Востока и Африки, а цены —- не такими волатильными. Объем международной торговли нефтью сократится, а нефтепродуктами — продолжит рост. Ожидается, что в Азии сформируется мировой центр нефтепереработки, в частности, крупнейшим экспортером нефтепродуктов может стать Китай. Так что конкуренция на рынке бензинов и дизтоплива, где присутствует Беларусь, может возрасти, а спрос на российскую нефть упасть. И первое, и второе способно преподнести немало сюрпризов в обозримом будущем.

Достаточное предложение на мировом рынке нефти вкупе со сдержанными ценовыми ожиданиями заставляют инвесторов быть более избирательными. В России их долгосрочный интерес, помимо прочего, снижают ограниченность ресурсов, высокие ставки экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, а также искусственно сдерживаемые цены на моторное топливо на внутреннем рынке в сочетании с административным принуждением его реализовывать местным потребителям. На таком фоне понятным становится недавнее решение BP продать «Роснефти» свою долю в крупнейшей российской нефтяной компании ТНК-ВР за 17 млрд. USD и 12,84% казначейских акций «Роснефти». Возможно, именно оценка рисков, а не конфликт акционеров ТНК-ВР подтолкнул британскую корпорацию сменить статус крупнейшего частного инвестора в нефтяном секторе России на более скромный — миноритарного акционера «Роснефти». Не лучше ли получить деньги сейчас («Роснефть» обещает рассчитаться с BP наличными), чем сомневаться в возврате инвестиций спустя годы? Для многих частных инвесторов в российскую «нефтянку» это уже не риторический вопрос.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Россия ожидает от Беларуси поставки до конца 2012 г. около 6 млн. т нефтепродуктов, выработанных из российской нефти, которые белорусская сторона обязалась поставить согласно балансу топливно-энергетических ресурсов Союзного государства. Об этом заявил посол России в Беларуси Александр Суриков в интервью агентству ПРАЙМ-ТАСС.

По его словам, в этом году поставки сырья в нашу страну шли в соответствии с утвержденным графиком и даже опережали его, а вот в обратном направлении движения нефтепродуктов практически не было. За I полугодие в РФ отгружено лишь 98,7 тыс. т. «Рынок российский оголился, и цены начали двигаться вперед», — посетовал посол.

О том, что активная продажа белорусского топлива на российском рынке по заниженным ценам существенно оголила бы расчетные счета наших НПЗ, посол рассуждать не стал. Не вспомнил он и о том, что нефть для Беларуси обходится дороже, чем для российских переработчиков, притом что наша страна вынуждена перечислять в российский бюджет экспортные пошлины при поставках моторного топлива за пределы ЕЭП. А ведь это уже существенно снижает прибыльность нефтепереработки.

Впрочем, можно понять руководство России, которое пытается получить максимум от природной ренты, в т.ч. выстраивая взаимоотношения со своим ближайшим союзником. Ведь щедрые расходы российского госбюджета, необходимые для сохранения доверия народных масс к правящей элите, должны покрываться не менее щедрыми поступлениями от продажи недр, запасы которых к тому же ограничены. Так что, похоже, основные риски нефтяного бизнеса для нашей страны находятся не за пределами внешнего контура ЕЭП, а внутри него.