$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мифы и реальность

Как нам жить без «нефтяного гранта»

21.08.2018

Во второй половине июля российская Госдума приняла в окончательном, третьем, чтении проект закона о так называемом налоговом маневре для своей нефтянки. Напомним, что это такое, и рассмотрим, как он связан с нашей страной и какие проблемы может принести белорусской экономике.

Маневры, в которых нам не выиграть

Налоговый маневр, который Россия планирует начать в следующем году, предусматривает последовательное снижение экспортной нефтяной пошлины, которая в настоящее время равна 30%, до нуля с постепенным повышением ставки налога на добычу полезных ископаемых. На «все про все» проект отводит 6 лет – с 2019-го по 2024 год. Налог на добычу будет увеличиваться более быстрыми темпами – до 2021 года.

Кроме того, предполагается ввести так называемые логистические коэффициенты, исходя из которых российским нефтепереработчикам будут рассчитываться вычеты по акцизам (вплоть до отрицательных значений!). При этом на такие вычеты могут рассчитывать только те компании, которые либо уже модернизировали свои нефтеперерабатывающие производства, либо «клятвенно пообещают» сделать это в ближайшие три года.

При чем здесь Беларусь? Дело в том что сейчас наша страна закупает нефть в России для своей нефтепереработки без той самой экспортной пошлины, т.е. на 30% дешевле. Естественно, это приводит к повышению прибыли для белорусских НПЗ при реализации произведенных из дешевой нефти бензина, дизтоплива и прочих нефтепродуктов за рубеж.

По оценкам отдельных специалистов, подобная схема дает нам более 2,5 млрд. USD в год – сумма весьма приличная, составляющая около 5% ВВП Беларуси.

Работа над минимизацией рисков

Доходы, получаемые нашей страной от реализации нефтепродуктов, произведенных из дешевой российской нефти, многие специалисты называют «нефтяным грантом», или «нефтяной субсидией» России. По оценкам Всемирного банка, в 2000-е годы ее величина достигала «фантастических» 10% ВВП Беларуси, но с 2009 года эта доля стала уменьшаться, и в 2016-м она составила 4,6% ВВП, что тоже немало.

Минфин России имеет свой взгляд на данную проблему: при обсуждении нефтяного маневра на июльском заседании Госдумы замминистра финансов России Илья Трунин озвучил величину потерь российского бюджета из-за льготных поставок нефти нашей стране – 3 млрд. USD в год. При планируемом белорусскими властями размере ВВП в текущем году около 60 млрд. USD это как раз и составит 5% от него. И настроены российские власти весьма решительно – уже через несколько лет цена нефти для всех потребителей вне зависимости от того, из какой они страны, станет одинаковой.

Оценки белорусского Минфина по данному вопросу были озвучены 9 августа т.г. замминистра финансов Беларуси Дмитрием Кийко. Уже в следующем году наш бюджет может потерять из-за нефтяного маневра 600 млн. BYN, или 300 млн. USD. И понятно, что это только начало, поэтому меры необходимо предпринимать уже сейчас.

По словам Д. Кийко, при подготовке новой редакции Налогового кодекса Минфин учел снижение поступлений в бюджет из-за грядущих событий в нефтяной сфере в России. В качестве одной из мер, которые должны частично компенсировать потери, предложено 25-процентное снижение ставок акцизов на топливо. Однако, в отличие от России, которая может позволить себе поддержать собственных нефтепереработчиков логистическими коэффициентами, у нас такой возможности нет. В результате одна из новых угроз в условиях общего евразийского «нефтяного пространства» – это вытеснение российскими нефтепродуктами отечественных даже на белорусском рынке.

Таким образом, можно сказать, что налоговая реформа, провозглашенная в нашей стране, во многом является ответом на новые риски, возникшие из-за российского нефтяного маневра, – нам просто деваться некуда.

Значит ли это, что белорусские НПЗ неминуемо станут убыточными и разорятся? Нет, не значит. Модернизацию они начали раньше, чем их российские конкуренты, и закончат ее до завершения налогового маневра: полные обороты они должны набрать где-то к середине 2020 года. И если в настоящее время затраты наших заводов с трудом покрываются прибылью, то внедрение новых технологий даст им возможность получать ее даже в условиях отмены пошлин.

Другое дело, что они, скорее всего, потеряют возможность поставлять свою продукцию на большие расстояния, и некоторые наши традиционные торговые партнеры, как Соединенное Королевство и Нидерланды, которые стали таковыми исключительно за счет торговли нефтепродуктами, отойдут на задний план.

Однако, как образно сказал в одном из интервью директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик: «Долгая история энергетических субсидий заканчивается, и нашему бюджету нужно к этому готовиться». Нам остается надеяться, что белорусские власти справятся с новым «нефтяным» вызовом.

Автор публикации: Александр ГАНАГО