$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Энергетика

Неприступная энергобезопасность©

15.01.2016

Правительство постановлением от 23.12.2015 № 1084 утвердило Концепцию энергетической безопасности Республики Беларусь (далее – Концепция). Ее обеспечение предполагается за счет укрепления энергетической самостоятельности нашей страны, диверсификации поставщиков и видов энергоресурсов, эффективного использования ТЭР, снижения энергоемкости национального ВВП.

Из-за бедности собственных природных ресурсов Беларусь обречена на постоянный импорт нефти и газа. При этом внутренний спрос на них не снижается: например, российского газа в 2011 г. мы потребили 20,7 млрд. м3, а в 2015 г. – порядка 21,9 млрд. При этом его удельный вес в валовом потреблении ТЭР в прошлом году составил 60%, что согласно Концепции соответствует предкритическому уровню энергобезопасности. На переход в зону нормальных уровней Беларуси отводится 20 лет, в течение которых доля газа должна снизиться до 50%.

Для повышения энергобезопасности планируется создавать резервы нефти в объемах, достаточных для работы нефтеперерабатывающих заводов в течение 10 суток, а нефтепродуктов – для обеспечения нужд организаций и населения республики в течение 30 суток (с перспективой наращивания к 2035 г. до 45 суток).

Впрочем, эти планы придется сверять с возможностями и желаниями российских поставщиков. В прошлом году, по предварительным данным, в республику было ввезено около 23,5 млн. т нефти, причем только из России. Энергетическая зависимость от восточного соседа перешла все разумные границы: доля РФ в поставках ТЭР достигла 90% – критического уровня национальной энергобезопасности. Правда, в Концепции ставится задача понизить его до 80% к 2025 г., а к 2035-му – до 70%, что, к сожалению, тоже еще не достигает нормального уровня.

К тому же планы диверсификации энергетического импорта выглядят довольно расплывчато и неконкретно. Предполагаются лишь проработка «экономически обоснованных вариантов» поставок углеводородного сырья в Беларусь и осуществление экономически обоснованного импорта ТЭР из стран, не являющихся доминирующими поставщиками. Несомненно, недискриминационный доступ на мировые рынки сырьевых и энергетических ресурсов, интеграция в мировой ТЭК,  участие в освоении нефтяных и газовых ресурсов иностранных государств и организация их поставок в Беларусь отвечают нашим национальным интересам. Но реальных вариантов реализации этих намерений в Концепции нет. Между тем прошлые попытки диверсификации импорта энергоносителей были не слишком успешными. После случаев ограничения поставок российского газа в 2010 г. возник проект строительства терминала сжиженного природного газа (СПГ) мощностью 8 млрд. м3 в Клайпеде. Для этого предполагалось привлечь не только отечественные, но и литовские инвестиции. Однако дело не дошло даже до разработки проектно-сметной документации. Белорусские власти предпочли договариваться с «Газпромом». В результате национальная газотранспортная система стала собственностью российской компании, а поставки в республику газа и его транзит через нашу территорию оказались в руках одного монополиста – вместе с отечественной энергобезопасностью.

Столь же неудачной оказалась попытка Беларуси в недалеком прошлом решить задачу диверсификации импорта нефти. Ее поставки на наши НПЗ из Венесуэлы или Азербайджана через Украину носили эпизодический характер. Как только Россия показала «пряник» в виде объемов поставок и ценовых скидок, диверсификация (и заодно энергобезопасность) тут же потеряла актуальность.

Несколько лучше обстоят дела с электроэнергией. Например, ее потребление сократилось с 37,59 млрд. КВт·ч в 2010 г. до 37,3 млрд. в 2015-м, а производство – с 34,89 млрд. до 34,48 млрд. кВт·ч соответственно. Поэтому импорт электроэнергии невелик, причем у нас есть альтернатива: закупать ее в России или Украине. В 2016 г. предпочтение будет отдано россиянам (предложившим, по данным Минэнерго, лучшие условия), у которых ГПО «Белэнерго» закупит 2,5 млрд. КВт·ч. С вводом в 2018 г. в эксплуатацию первого энергоблока Белорусской АЭС республика планирует полностью отказаться от импорта электроэнергии.

АЭС должна существенно изменить структуру отечественной электроэнергетики, добавив в ней в 2020 г. 7,1 млрд. кВт·ч, в 2025-м – 18 млрд. Даже в случае роста в ближайшие 10 лет внутреннего энергопотребления до 41,6 млрд. кВт·ч, как рассчитывают авторы Концепции, в стране возникнет некоторый избыток энергии, а если рост экономики будет ниже ожидаемого – то весьма существенный.

Чтобы затраты на строительство АЭС окупились, излишки электричества нужно экспортировать. Но тут, скорее всего, возникнет серьезная проблема. В нашем регионе особого спроса на электроэнергию не наблюдается сейчас и не ожидается в кратко- и среднесрочной перспективе. В частности, она не нужна России и Украине, располагающим достаточным количеством собственных энергомощностей, в т.ч. атомных.

Остается надеяться на экспорт в страны Евросоюза. Однако в Концепции отмечается, что страны Балтии намерены выйти из параллельной работы с энергосистемами Беларуси и России, которая предусматривалась соглашением, заключенным еще в 2001 году. «Электрическое кольцо» БРЭЛЛ с соседями пока позволяет поставлять электроэнергию с целью оптимизации электрических балансов сторон, предоставлять резервы мощности, оказывать аварийную помощь в чрезвычайных ситуациях. В рамках параллельной работы энергосистем наша страна импортирует электроэнергию из РФ и Украины, экспортирует ее в Литву, а также осуществляет транзит электроэнергии в энергодефицитные регионы России и страны Балтии.

Строительство БелАЭС вблизи Вильнюса спровоцировало балтийских партнеров и, прежде всего, литовцев на разрыв кольца БРЭЛЛ. Принятая в 2012 г. Национальная стратегия энергетической независимости Литвы предусматривает выход из Соглашения 2001 г. и синхронизацию с энергосистемами стран ЕС.

Напомним, Литва неоднократно призывала Беларусь к соблюдению международных правил в атомной энергетике, отказавшись одобрить ОВОС (оценку воздействия на окружающую среду) в рамках требований Конвенции ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенции Эспоо).

Поскольку Минск уступать не собирался, соседи принимают собственные меры. На днях министр энергетики Литвы Рокас Масюлис обратился к главам энергетических ведомств Латвии, Эстонии, Польши и Финляндии с призывом не покупать электроэнергию будущей БелАЭС, якобы создающую нечестную конкуренцию на электроэнергетическом рынке. Он также инициировал обсуждение данного вопроса на уровне ЕС и создание странами Балтии системы налогообложения, которая предотвратила бы планируемый белорусский энергоэкспорт в этот регион.

Михал СТЕЛЬМАК

 

Автор публикации: Михал СТЕЛЬМАК