$

2.5658 руб.

3.0414 руб.

Р (100)

3.4205 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Валютный рынок

Нефть размыла курсы. Белорусский рубль потерял 5%, но пошел в рост и снова припал

13.03.2020
Нефть размыла курсы. Белорусский рубль потерял 5%, но пошел в рост и снова припал
Фото: fxteam.ru

В 2020 году Нацбанк прогнозировал более сильную, чем прежде, волатильность белорусского рубля по отношению к иностранным валютам. Термин, который активно использовали специалисты, а журналисты по возможности избегали. Она, по сути, на текущей неделе и случилась. Речь о значительном колебании валютного курса в разнонаправленные стороны за небольшой промежуток времени.

Обещали «по-настоящему плавающий курс»? Он пришел.

 

Пятипроцентная буря на валютном рынке

Развитие событий молниеносно: за день, по итогам торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже 9 марта, курс доллара вырос на 5,01% и составил 2,3518 белорусского рубля. Курс российского рубля снизился на 4,78% и составил 3,1628 белорусского рубля за 100 российских.

Банки стали расширять коридор цены покупки-продажи валюты.

Однако в следующие два дня белорусский рубль укрепился на 1,6% – до 2,314 за доллар США. А в четверг вновь пошел в рост и превысил отметку 2,34.

Происходящее стало реакцией на шоковое почти 30-процентное падение цен на нефть и последовавшее за ним ослабление российского рубля. Ситуация в значительной степени проиллюстрировала открытость белорусской экономики, о которой постоянно говорят власти, и присущую ей в связи с этим уязвимость.

Однако за три дня шок прошел, и нефть марки Urals торгуется уже по 35, а не по 30 USD за баррель. На фоне этого немного «откатил» назад российский рубль – после падения до 73 рублей за доллар.

Его динамика сейчас в большей степени, чем кросс-курсы доллара США и евро, влияет на рубль белорусский – доля российского рубля в корзине валют достигает 40%.

В официальном комментарии от Нацбанка отмечается, что курс белорусского рубля отражает рыночную ситуацию с учетом резкого падения мировых цен на нефть.

В этих условиях именно гибкий плавающий курс позволяет адекватно реагировать на конъюнктурные шоки и при этом не допускать диспропорций в соотношении спроса на иностранную валюту и ее предложения на внутреннем рынке.

Главный банк страны по-прежнему не устанавливает каких-либо целей по уровню курса белорусского рубля, однако считает, что «по мере ослабления внешних негативных факторов произойдет смена динамики курса белорусского рубля к мировым валютам».

Успокоить население постарался и премьер-министр Сергей Румас после встречи с российским коллегой Михаилом Мишустиным в Москве 11 марта. Укрепление белорусского рубля после резкого падения глава правительства назвал «отскоком», и, по мнению премьера, «ситуация будет выравниваться, людям нет никакого смысла волноваться», поскольку она остается предсказуемой. Сергей Румас обратил внимание на отсутствие паники на валютном рынке и очередей у обменных пунктов.

 

А курс и так не стоял

Но не все так просто. Плавное ослабление белорусского рубля продолжалось с конца января. В феврале стоимость корзины валют увеличилась на 1,7%, а курс доллара вырос с 2,137 до 2,239 (то есть почти на 4,8%).

В Нацбанке это объясняли сезонным спросом на валюту. В феврале он предпринял значительные усилия, чтобы сглаживать курсовые колебания.

За прошлый месяц золотовалютные резервы Беларуси снизились на 438,2 млн USD, или на 4,7% (6,3% с начала года) до 8,8 млрд USD в эквиваленте. На 1 января резервы составляли почти 9,4 млрд USD.

Согласно Основным направлениям денежно-кредитной политики на начало следующего года объем ЗВР должен составить не менее 7,3 млрд USD. При условии сохранения такой динамики прогнозный показатель может быть достигнут уже через три с половиной месяца.

Это снижение в основном обусловлено плановым погашением внеш­них и внутренних обязательств в иностранной валюте на общую сумму 383,5 млн USD, а также и продажей Нацбанком иностранной валюты на бирже. О проведении подобных интервенций в январе не сообщалось.

Регулятор не приводит данных об объеме проданной на бирже валюты. Однако если учесть, что в феврале физические лица и субъекты хозяйствования выступили ее чистыми покупателями на 413 млн USD, а предприятиями-нерезидентами и банками продано только 102 млн, то спрос превысил предложение более чем на 311 млн USD.

То есть определенный девальвационный навес за последнее время скопился. Поэтому о внешних факторах в резком падении белорусского рубля после прошлых выходных можно говорить как об определяющих, но все же не единственных.

Не последнюю роль в этом играет отсутствие долгосрочных договоренностей по поставкам энергоносителей. Хотя глава белорусского правительства и заявляет о новых возможностях в связи с падением цен на нефть, какие-либо решения или их варианты публично пока не озвучивались.

 

Что в итоге?

Впрочем, аналитики единодушны во мнении, что все, что могло случиться, случилось. Курс упал на 5% и дальше никуда резко двигаться не планирует. Нет причин паниковать и ждать каких-то глобальных потрясений.

Стоит реагировать на сложившуюся ситуацию, по возможности используя каждое обстоятельство на пользу вашему бизнесу.

Ослабление национальной валюты традиционно рассматривается как преимущество для экспортеров, но накладно для потребителей импорта.

За первые два месяца инфляция уже составила 1,9% при официальном прогнозе на год в 5%. Дорожали в основном услуги и некоторые импортные товары.

Изменение же курса при свободном ценообразовании может стать дополнительным фактором для большей, чем считали в правительстве, ежемесячной ин­ф­ляции: даже если белорусский рубль продолжит укрепляться, по­ставщики и розница могут заложить в цену товара уже пройденную ту самую волатильность.

Благо, розничный товарооборот – один из немногих показателей, пока демонстрирующий уверенный рост.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by 

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Финансы: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы