Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №74(2571) от 30.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4803
EUR:
2.3956
RUB:
4.2813
Золото:
130.7
Серебро:
1.49
Платина:
68.52
Палладий:
174
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Нацбанк может перейти к снижению ставки рефинансирования

Фото: neg.by

16 сентября 2022 г. Банк России объявил об очередном снижении ключевой ставки – на 50 б.п., до 7,5% годовых. Таким образом, Россия стала единственной страной в ЕАЭС, которая пошла по пути опережающего смягчения денежно-кредитной политики с целью создания стимулирующих условий для структурной трансформации национальной экономики. Не исключено, что Нацбанк последует примеру российских коллег, чтобы противодействовать снижению ВВП и постараться выйти хотя бы на околонулевой уровень к концу года.

Инфляция и рост ВВП – лучше ожиданий

Как сообщается в официальном пресс-релизе Банка России, решение о снижении ставки обусловлено дальнейшим замедлением годовой инфляции вкупе с лучшей, чем ожидалось, динамикой деловой активности.

По итогам августа инфляция в России замедлилась до 14,3% против 15,1% в июле и продолжает снижаться. Это позволило регулятору пересмотреть свой прогноз, снизив ожидания до 11–13% против 12–15% в июле. Среднесрочные прогнозы Центробанка РФ остаются прежними – 5,0–7,0% в 2023 г. и 4% в 2024 г.

Банк России не спешит сбрасывать инфляцию со счетов и преду­преждает, что на среднесрочном горизонте проинфляционные опасности по-прежнему перевешивают дезинфляционные. При этом главным фактором риска для базового сценария является волатильность обменного курса рубля, отражающая изменения внешнеторговых потоков. Это может быть связано как со снижением спроса из-за дальнейшего усиления внешних торговых и финансовых ограничений, так и с ограничениями на стороне предложения – например, из-за проблем с поставками оборудования, медленного восполнения запасов готовой продукции, сырья и комплектующих.

В свою очередь реализация растущих рисков глобальной рецессии может дополнительно ослабить внешний спрос на товары российского экспорта и, как следствие, привести к ослаблению рубля. Однако Банк России уже показал свою способность оперативно принимать решения о снижении, равно как и о повышении, ключевой ставки в зависимости от складывающейся ситуации, а значит, может позволить придавать меньше значения среднесрочным факторам, чего нельзя сказать о главном белорусском банке.

Несмотря на то, что внешние условия для российской экономики остаются сложными и значительно ограничивают экономическую деятельность, динамика деловой активности складывается лучше, чем предполагалось в июле. Ограничения со стороны предложения на потребительских рынках несколько ослабли в связи с постепенным восстановлением потребительского импорта и процессами импортозамещения. По данным опросов, проведенных регулятором, значительная доля российских предприятий по-прежнему испытывает затруднения в производстве и логистике, однако их деловые настроения продолжают улучшаться по мере диверсификации поставщиков готовой продукции, сырья и комплектующих, а также рынков сбыта.

Определенный вклад внесло расширение условий кредитования и снижение ставок по кредитам. Как отмечает Центробанк РФ, все более широкий круг предприятий подстраивается к работе в новых условиях. Ситуация на рынке труда в целом остается стабильной. Число вакансий со стороны работодателей снизилось, однако уровень безработицы находится вблизи исторических минимумов, поскольку рынок труда адаптировался к изменившимся условиям через механизм неполной занятости и подстройку реальных заработных плат.

Итогом ситуации стало улучшение ожиданий регулятора относительно темпов экономического роста. Если в июле прогноз Банка России предполагал снижение экономики в 2022 г. на 4–6%, то теперь считает, что достигнутый уровень будет ближе к верхнему значению.

И хочется, и колется

Нацбанк Беларуси в отличие от российских коллег изначально пошел по другому пути. В феврале-марте 2022 г. регулятор не стал «с запасом» повышать ставку, ограничившись ее повышением с 9% до 12%. С одной стороны, это позволило Нацбанку сохранить стимулирующие условия в первые же месяцы введения новых санкционных ограничений, с другой – лишило задела на возможное снижение ставки по мере улучшения макроэкономической ситуации.

Также следует учитывать, что НБРБ не настолько свободен в принятии решений, как его российский коллега. Из-за этого белорусскому регулятору приходится учитывать, что, допустив снижение ставки, вновь повысить ее при ухудшении макроэкономической ситуации в стране будет непросто. Поэтому Нацбанк не может позволить себе придавать меньше значения среднесрочным факторам и раньше времени сдавать занятые рубежи.

Еще одна причина сдержанности белорусского регулятора – иная динамика инфляции и ВВП. Несмотря на замедление роста потребительских цен в последние месяцы, Беларусь в отличие от РФ продолжает оставаться страной с самым высоким уровнем инфляции в ЕАЭС и одновременно – с самыми низкими темпами экономического роста. И если первая как раз и является основной причиной, которая может заставить регулятора действовать более активно, то вторая свидетельствует о том, что инфляция еще велика, а дезинфляционные факторы слишком неустойчивы.

Кроме того, Нацбанк лишь пару месяцев назад сумел справиться с дефицитом ликвидности в банковской системе и повернул вспять отток средств из банковской системы. В настоящее время белорусские банки пытаются нащупать баланс между спросом и предложением по стоимости денежных ресурсов, снижая процентные ставки, и прежде­временное смягчение денежно-кредитной политики может стать слишком грубым вмешательством в этот тонкий процесс.

Вместо снижения ставки – снижение РВСР

Причин сохранять текущую денежно-кредитную политику объективно больше, чем ее смягчать. Однако правительство все чаще требует от Нацбанка более активного снижения процентных ставок.

Пока регулятор ограничился возвратом расчетной величины стандартного риска (РВСР), действие которой приостанавливалось 1 марта 2022 г. Данное решение говорит о том, что Нацбанк возвращается к политике регулирования ставок, выбрав при этом «мягкую» модель: устанавливать средние значения ставок для определения банков с повышенными аппетитами к риску, к которым предъявляются повышенные регуляторные требования. Пока текущие значения РВСР еще довольно велики – 20,8% в рублях по кредитам юрлиц и 23,33% по кредитам физлиц, однако начало процессу положено.

При этом в расчетную базу не включаются льготные кредиты, благодаря чему РВСР ограничивает ставки именно по рыночным кредитам. Скорее всего, именно через данный инструмент Нацбанк и будет проводить политику по дальнейшему снижению ставок для предприятий и населения, однако и снижения ставки рефинансирования исключать нельзя.

Дело в том, что снижение РВСР регулирует предельные значения по кредитам, выдаваемым по рыночным условиям, и никак не отражается на льготных и нерыночных кредитах, которые предоставляются в первую очередь предприятиям госсектора, включая флагманы белорусской промышленности. Для создания стимулирующих условий, которые могли бы помочь подстегнуть деятельность таких кредитополучателей, нужны более действенные шаги.

С учетом того, что у правительства стоит жесткая задача по итогам года выйти по объему ВВП на уровень прошлого года, нельзя исключать, что Нацбанк будет вынужден пойти как минимум на одно снижение до конца текущего года.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by