$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Налоговая политика: без привилегий и лазеек

09.09.2016

Парламент приступает к рассмотрению дополнений и изменений в Налоговый кодекс. О том, что принесут очередные поправки бизнесу и экономике, рассказывает заведующая сектором бюджетно-налоговой политики Института экономики НАН Беларуси, к.э.н. Ольга ШУЛЕЙКО.

Ольга Леонидовна, как вы оцениваете изменения, которые планируется вне­сти в налоговое законодательство на будущий год?

– Положительным можно считать уже само отсутствие в проекте закона «О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Республики Беларусь» радикальных новшеств. Здесь нет увеличения ставок налогов, расширения налоговой базы. Напомню, в прошлые годы повышена ставка подоходного налога, а местные ор­ганы власти получили возможность увеличивать налог на недвижимость в 2,5 раза. Выдвигались предложения изменить ставки других налогов:  НДС – повысить на 2 п.п.,  на прибыль – снизить. Сейчас нет повода ждать увеличения налоговой нагрузки, если не будут приняты какие-то дополнительные решения. Это позволит бизнесу более точно оценивать перспективы своей деятельности, что очень важно.

Для упрощенной системы налогообложения критерии выручки в проекте проиндексированы на предполагаемые темпы инфляции. Так что этим режимом налогообложения, как и ранее, сможет воспользоваться широкий круг лиц. Однако сохранятся, а частично усилятся некоторые ограничения по применению УСН для интернет-торговли и рекламы этой деятельности. Будут уточнены некоторые нормы налогового законодательства.

Стабильность – это прекрасно. Но бизнес хотел бы видеть какие-нибудь из­менения, улучшающие его положение...

– Действительно, было бы полезно сделать ряд шагов, способствующих улучшению финансового состояния пред­приятий и стимулированию деловой активности. Такие пред­ложения поступали, но, к сожалению, не были приняты законодателями. Например, следовало бы позволить всем субъектам хозяйствования в 2017 г. выбирать при исчислении налогов метод определения выручки – по отгрузке либо по оплате. Эта норма предусмотрена в проекте Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 гг., и было бы правильно не откладывать ее еще на год.

Напомню, что в 2013 г. был установлен единый способ признания выручки при исчислении акцизов, НДС и налога на прибыль – по методу начисления, а в 2014-м он был распространен на все виды внереализационных доходов. Это позволило унифицировать правила бухгалтерского и налогового учета: предприятия учитывают доходы в том периоде, в котором они имели место, а расходы – в том отчетном периоде, к которому они относятся, независимо от времени оплаты. Но если работу бухгалтеров такое правило облегчает, то для предприятий, реализующих товары, работы, услуги с отсрочкой платежа, это стало настоящим бедствием. В условиях низкой платежной дисциплины и высокой стоимости кредитов метод начисления привел к серьезным потерям. Просроченная дебиторская задолженность в республике только за 6 месяцев т.г. выросла на 20,8%, а ее доля в общем объеме  дебиторской задолженности достигла 24,7%. Таким образом, получить реальную оплаченную выручку становится все труднее. Соответственно, растут и просроченные долги перед бюджетом: за I полугодие они увеличились на 19,9%. Даже решение суда о взыскании долга не гарантирует его возврата, а с присужденных пеней и штрафов, которые также могут быть не уплачены, кредитору надо платить налог на прибыль – в силу того же метода начисления. При этом для некоторых сфер деятельности сделано исключение. Но как быть всем остальным?

Поэтому надо предоставить всем субъектам хозяйствования право признавать выручку «по оплате» или вернуть в ст. 129 НК подп. 3.20, позволявший включать для целей налогообложения в состав внереализационных расходов резервы сомнительных долгов. Этот механизм применяется во всем мире, в т.ч. в России и Казахстане, и не так уж сложен. Чтобы исключить манипуляции, сумма таких резервов, учитываемых при налогообложении, нормируется – обычно не более 10% выручки (например, в ст. 266 НК РФ). Это позволяет предприятиям не платить налог с неполученных доходов. Кстати, для целей бухучета создание таких резервов обязательно и у нас.

– Вероятно, это не единственная проблема, нуждающаяся в решении. Есть еще 90-дневная отсрочка по налоговым вычетам по НДС при ввозе товаров...

– Действительно, такая норма была введена Указом Президента от 26.02.2015 № 99 и продлена на текущий год. В сложных экономических условиях, при недостатке оборотных средств и большой кредиторской и дебиторской задолженности это оказывает весьма негативное воздействие на многих субъектов хозяйствования. Их финансовые результаты ухудшаются, поскольку в течение 90 дней им приходится, по сути, кредитовать государство. На это время НДС практически превращается в налог с оборота, поскольку принять к вычету «входной» НДС в течение 90 дней нельзя. Между тем ставка этого налога у нас 20% – выше, чем в России (18%) и Казахстане (12%), а там, как и в остальных странах ЕАЭС, 90-дневной отсрочки вычета НДС нет. Получается, что белорусские субъекты хозяйствования оказываются в неравных условиях с российскими и казахстанскими, армянскими и кыргызскими компаниями.

Предполагается, что отсрочка вычета НДС служит не только фискальным целям, но и способствует ограничению импорта. Но полагаю, что такой эффект незначителен. Потребительские товары составляют менее 1/4 в общем объеме импорта, и среди них достаточно много позиций, не производимых в Беларуси. Но отсрочка вычета НДС «бьет» не только по чистым импортерам, но и по некоторым белорусским производителям. Одновременно сокращаются объемы транспортно-логистических услуг, поскольку импортеры из-за НДС переориентируют товарные потоки на другие страны. Все это ведет к ухудшению условий ведения бизнеса и сокращению поступления налогов.

В придачу снижается роль НДС как важнейшего структурного элемента обеспечения финансовой устойчивости доходов государственного бюджета. Это особенно опасно сейчас, когда по ряду причин сокращаются поступления налога на прибыль и акцизов. Поэтому полагаю, что не стоит продлевать на 2017 г. норму о 90-дневной отсрочке вычета НДС при ввозе товаров.

– Налоговые льготы все время пытаются упорядочить. Но пока одни преференции отменяют, почему-то возникают другие. Где здесь логика?

– Принцип должен быть один – эффективность. Упорядочивание налоговых льгот должно учитывать ситуацию в экономике. К примеру, в условиях снижения реальных доходов населения вряд ли целесообразна отмена льготы по НДС по оборотам по возмещению абоненту субабонентами стоимости всех видов полученных энергии, газа, воды (подп. 2.12.6 п. 2 ст. 93 НК). Ведь такая отмена неизбежно влечет рост тарифов. При этом невозможно понять смысл льготирования операций на внебиржевом рынке Форекс: ведь оно касается лишь узкого круга лиц и не дает социального эффекта.

Однако в некоторых сферах деятельности стимулирование с помощью налоговых льгот необходимо. Прежде всего, речь идет о науке и образовании. Поэтому правильно было бы сохранить льготу по налогу на прибыль для образовательных учреждений, снизить ставки патентной пошлины для научно-исследовательских институтов и университетов. После повышения этих пошлин для отечественных заявителей более чем в 2 раза сократилась подача заявок на патентование изобретений. Уменьшение ставки не приведет к существенному снижению поступлений в бюджет, поскольку основное число заявок на патент подают зарубежные компании.

– Подоходный налог в каком-то направлении должен совершенствоваться?

– По традиции ежегодно индексируются налоговые вычеты. Но это полумера: пора установить стандартные налоговые вычеты в размере бюджетов прожиточного минимума для трудоспособного населения, а также на детей и иждивенцев. Это позволит повысить социальную защищенность населения при сохранении плоской шкалы. Надеюсь, у нас не возникнет необходимость заменять ее на прогрессивную и даже обсуждать этот вопрос. Ведь именно благодаря введению единой ставки доля подоходного налога в бюджетных поступлениях существенно возросла.

Неоднозначно выглядит обложение подоходным налогом процентов по банковским депозитам. Вероятно, более правильным было бы облагать не всю сумму таких доходов, а только ту часть процентов, которая превышает ставку рефинансирования. Такая мера лучше способствовала бы стимулированию долгосрочных вкладов. В РФ, к примеру, налогом на доходы физических лиц облагаются проценты, превышающие ключевую ставку Центробанка, плюс 5 п.п.

– Какие тенденции вам кажутся наиболее важными сегодня в мировом налогообложении?

– Главная тенденция – усиление борьбы с уклонением от уплаты налогов. Это касается различных схем: от банального сокрытия выручки и завышения затрат до многоступенчатого применения оффшоров и трансфертных цен. При этом налоговые органы в развитых странах не дают поблажек ни отдельным гражданам, ни транснациональным корпорациям. Пример тому – недавняя история с компанией Apple, от которой Еврокомиссия требует доплатить в бюджет 13 млрд. USD. А ведь компания в свое время заключила вполне, казалось бы, легальное соглашение с Ирландией. Похоже, что проходит время не только оффшоров, но и индивидуальных налоговых гаваней для избранных инвесторов. Другая тенденция – расширение обмена информацией между налоговыми органами разных стран. По мере реализации этой политики искать лазейки для налоговой оптимизации будет все труднее.

Еще один тренд – стремление обложить налогом обороты по операциям, до сих пор не вписывавшиеся в рамки законодательства, например, реализацию мобильных приложений. Однако такие предложения сложно внедрить: возникают не только технические трудности, но и негативные социальные последствия.

Беседовала Валерия Герасимова