$

2.5856 руб.

2.8446 руб.

Р (100)

3.2910 руб.

Ставка рефинансирования

8.75%

Мнение специалиста

На что готовы айтишники ради реального сектора

18.02.2020
На что готовы айтишники ради реального сектора
Сергей Левтеев

Глава белорусского правительства на заседании Совмина 11 февраля призвал IT-сектор больше работать на потребности белоруской экономики. Пока, по мнению Сергея Румаса, «уровень взаимодействия внутри страны по этому направлению трудно назвать достойным: все новейшие разработки работают на экономики других стран».

Действительно ли белорусские айтишники смотрят преимущественно на Запад? Как складываются отношения с заказчиками реального сектора белорусской экономики? Об этом мы поинтересовались у Сергея Левтеева, председателя правления IBA Group – крупнейшего отечест­венного IT-разработчика.

– Сергей Вадимович, мнение о том, что IT-отрасль работает на внешние рынки и почти не занимается внутренним, достаточно рас­пространено. Причем не только среди чиновников, но и многих бизнесменов. Откуда, на ваш взгляд, взялся такой стереотип?

– Сперва давайте разберемся, что такое белорусская IT-отрасль и что она производит. В основном это ком­пании, которые работают на массового пользователя смартфона или компьютера, – создают разного рода развлекательные, игровые про­граммы.

Естественно они размещают свои приложения на международных площадках. Это даже не вопрос оптимизации, а единственный способ найти своего клиента.

Тех, кто сориентирован на корпоративных заказчиков, в разы меньше. Если отнять компании, специализирующиеся на финансовом сек­торе, то мы получим относительно небольшое число IT-разработчиков. И тем не менее их ресурсов более чем достаточно, чтобы удовлетворить потребности белорусских предприятий реального сектора в программных продуктах.

– Откуда тогда взялся стереотип об айтишниках, игнорирующих потребности белорусского рынка?

– Чтобы ответить на этот вопрос, сначала надо задаться еще одним: а нужны ли информационные технологии белорусским пред­приятиям?

На мой взгляд, при господствующей у нас модели корпоративного управления не шибко-то и нужны. А если не очень нужны, то возникает соблазн предъявить к разработчику повышенные требования в части сроков исполнения, стоимости, ответственности.

Получив подобные завышенные требования, разработчики зачастую отказываются от заказа. А далее следует реакция в ответ: мол, вы хотите работать в Америке, Австралии и не хотите в Беларуси.

Если же заказчик действительно хочет получить IT-продукт и понимает, как он будет работать, тогда проблем нет. У нас много примеров успешного сотрудничества с белорусскими компаниями. 

– Насколько отечественные IT-разработчики активны на внут­реннем рынке? Какова примерно доля белорусских разработок?

– Можно смело говорить, что в заказном программном обеспечении доля белорусских разработчиков доминирующая, близка к 100%. По крайней мере, я не знаю ни одного примера, где работы выполнялись бы исключительно зарубежными специалистами. Привлечение иност­ранных разработчиков всегда носит фрагментарный характер.

В сегменте готовых IT-продуктов картина обратная. Основная масса закупаемого ПО – импортная, что вполне естественно. Белорусские разработки закрывают малый сегмент потребностей. Но и это нормально.

Единичны примеры, когда страна своими силами старается обеспечить все направления. Когда-то так пытался делать СССР, сегодня Иран. Большинство же стран покупают IT-решения без привязки к национальной юрисдикции.

– Успевает ли, на ваш взгляд, белорусский бизнес в деле цифровизации по сравнению с другими странами?

Белорусские предприятия тра­тят на информационные технологии менее 1% от совокупной выручки. Это в разы меньше, чем в странах-соседях, не говоря уже о Западной Европе или Америке.

Проблема не только в платежеспособности белорусских предприятий и суммах, которые они расходуют на цифровизацию. В современных условиях целесообразней не создавать что-то с нуля, а купить готовые решения, адаптировав их под свою модель.

Я говорю о популярном в мире формате SaaS (Softwareas a Service, рус. – программное обеспечение как услуга). Не надо ничего разрабатывать, создавая у себя отделы АСУ, как это было в советские времена. Не надо тратить деньги и несколько лет на создание системы, которая непонятно как будет работать и будет ли работать вообще. Можно купить готовый сервис, при необходимости потом приобрести расширение производительности либо дополнительный функционал.

У нас же почему-то многие пытаются решать задачи цифровизации собственными силами. Не важно, что нет специалистов и не хватает средств – все равно буду пытаться что-то сделать сам. Или, скорее, не будут, а только сделают вид, что что-то делают.

Даже когда предприятия соглашаются купить готовый, апробированный на мировом рынке продукт, зачастую не демонстрируют понимания того, что им необходимо будет переходить на практики, которые закладывались при создании данного продукта.

Вместо этого пробуют приспособить продукт к своей управленческой модели, начиная его коверкать как бог черепаху.

Руководители боятся брать на себя ответственность за использование нетрадиционных моделей. Возможно, если бы им сверху сказали: да, такие модели нормальные, то они смелее на них бы переходили.

К тому же накладывается определенный политический аспект. Накануне нового года к нам обратился директор одного из белорусских предприятий с просьбой разработать приложение. Чтобы ускорить и удешевить внедрение IT-решения, мы предложили подключиться к уже готовому нашему сервису. На что последовала реакция: «Кто знает, а может, вы на американцев работаете».

В ответ я честно сказал: «Да, мы работаем на американцев, у нас основные заказчики – американские компании. Но это же не значит, что мы кому-то будем сливать информацию».

– Передает ли оборонная промышленность заказы белорусским айтишникам?

– К нам поступают заказы от оборонки, и белорусской, и российской. Несмотря на то что мы в основном работаем на американцев. Это в очередной раз подтверждает тезис о том, что если со стороны заказчика есть желание внедрить IT-разработку и понимание, какую именно, то результат будет.

А всякого рода надуманные претензии возникают тогда, когда реально что-то делать не хочется и надо оправдать это нежелание.

– Сергей Вадимович, какова доля внутреннего рынка в портфеле заказов IBA Group?

– В общих объемах заказов – порядка 10–15%. В определенных технологических сегментах выше. У нас есть продукты и решения, в большей степени ориентированные на пост­советское пространство.

Да, западные рынки наиболее мар­жинальны и этим интересны для нас. Но вполне рентабельно можно работать и в Беларуси.

– Ваши заказчики на внутреннем рынке в основном частные компании?

– Мы работаем и с частным биз­несом, и с госструктурами, например, выполняем проекты в рамках госпрограмм, заказы министерств. Есть примеры успешного сотрудничества с госкомпаниями, коих большинство в Беларуси.

Во главе угла – не форма собственности, а потребность в разработке. В случае с частным предприятием очевидна потребность собственника повысить экономическую эффективность.

А вот в госструктуре не всегда очевидно, кто заинтересован в IT-решении. Директор? Сложно сказать. Бывает, что да, а бывает – не очень. Тут возникает много субъективного.

– Каким, по вашим прогнозам, будет темп цифровизации белорусской экономики?

– Если ничего не менять, то темп будет такой, какой он сейчас. А сегодня он такой, как примерно 10 лет назад, и в части скорости, и в части IT-решений. Возможно, чуть меньше стало пиратского софта, а в остальном ничего принципиально не изменилось.

Но здесь я бы еще вот на чем акцентировал внимание. Если какой-то руководитель занимается перспективным планированием, глядя в потолок у себя в кабинете, то это проблемы данного руководителя и его компании.

А вот то, что без электронной накладной скоро товар отгрузить не сможешь или без биометрического паспорта за пределы страны не уедешь, – это уже вызовы перед всем обществом. Такие задачи надо решать на уровне государства.

– По каким направлениям цифровизации мы отстаем?

– Один из базовых трендов в мире – переход на SaaS-системы, причем с многоуровневым аутсорсингом. Ком­пании реального сектора занимаются профильным бизнесом, а циф­ровыми решениями их обеспечивают сторонние организации: кто-то предоставляет вычислительные ресурсы, кто-то базовое ПО, кто-то ставит приложения.

Но трудно представить, что какой-нибудь белорусский флагман отдаст расчет заработной платы своего коллектива стороннему исполнителю, что массово распространено на Западе.

Что уж говорить о сложных системах типа Business Intelligence, пред­лагающих готовые управленческие решения? В Беларуси даже базовые продукты по учету данных, защите информации находятся в зачаточном состоянии.

А целые отрасли реального сектора экономики вообще не автоматизированы. Взять, к примеру, сельское хозяйство. Мы как-то попробовали проехать по сельхозорганизациям, чтобы понять, где можно использовать нашу систему AgronomX, интегрирующуюся с бухгалтерскими про­граммами.

Как оказалось, в половине колхозов вообще нет программ бухучета. Буквально на счетах считают.

Что касается IT-сектора, то повторюсь: он готов обеспечить белорусскую экономику практически любыми решениями. Для этого есть и ресурсы, и опыт, и желание.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО