$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Курсовым разницам добавили год условно

25.08.2017

Белорусские власти в очередной раз пытаются обеспечить стабильную работу предприятий проверенными бухгалтерскими методами. Указом Президента от 21.08.2017 № 298 «О списании курсовых разниц» еще на год продлевается срок списания убытков от девальваций 2015–2016 гг.

В соответствии с Указом № 298 коммерческим организациям (за исключением банков, небанковских кредитно-­финансовых организаций), у которых суммы курсовых разниц, числящиеся на 31 декабря 2017 г. в составе расходов будущих периодов, больше, чем числящиеся на эту дату в составе доходов будущих периодов, дается право:

в 2017 г. суммы курсовых разниц, числящиеся на 31 декабря 2017 г. в составе расходов будущих периодов, списать на доходы будущих периодов в пределах сумм курсовых разниц, числящихся на 31 декабря 2017 г. в составе доходов будущих периодов;

– суммы курсовых разниц, оставшиеся в составе расходов будущих периодов после списания, произведенного в установленном выше порядке, списать на расходы по финансовой деятельности и внереализационные расходы, учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31 декабря 2018 г.

Иными словами, «излишек» отрицательных курсовых разниц, накопившихся в 2015–2016 гг., разрешается не списывать в убыток по итогам текущего года, а постепенно переносить на финансовые результаты весь 2018 год. Предполагается, что это будет способствовать «стабильной работе коммерческих организаций».

ГОСУДАРСТВУ регулярно приходится искать способы как-то смягчить ущерб, наносимый предприятиям периодическими девальвациями рубля. Если этому мешают принципы, закрепленные в ст. 3 Закона от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности» и Концептуальных основах Международных стандартов финансовой отчетности, то они просто игнорируются. Например, Указом от 19.12.2014 № 599 было разрешено списывать «излишки» сумм курсовых разниц, оставшиеся в составе расходов будущих периодов на конец 2014 г., за счет добавочного капитала (фонда переоценки). Но в начале 2015 г. произошла очередная девальвация, которая обрушила финансовые результаты реального сектора. Пришлось Указом от 27.02.2015 № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств» вновь разрешать списывать курсовые разницы, образовавшиеся в январе (кроме курсовых разниц по валютным обязательствам, возникающим при вложениях в объекты незавершенного строительства, основных средств), на доходы (расходы) будущих периодов и списывать на финансовые результаты и внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31 декабря 2016 г. Таким образом, предприятия получили возможность произвольно выводить прибыль, манипулируя курсовыми разницами.

Цена вопроса была немалой: в январе 2015 г. чистая прибыль белорусских предприятий ушла в «минус», до -42,85 трлн. Br (до деноминации), а чистый убыток достиг 53,7 трлн. Br. Но уже по итогам января–февраля чистая прибыль волшебным образом «поправилась» до 2,8 трлн. Br, а чистый убыток сократился до 12,3 трлн. Следующий катаклизм случился летом. В августе 2015 г. чистая прибыль сократилась на 14,6 трлн. Br, но в сентябре столь же резко выросла на 13,3 трлн., а по итогам 10 месяцев 2015 г. вышла на 39,2 трлн. Тогда положение спас Указ от 26.10.2015 № 441: августовские курсовые разницы тоже позволили отправить в расходы будущих периодов.

Начало 2016 г. также оказалось бур­ным для валютного рынка: чистая прибыль по итогам января–февраля вновь ушла в «минус», до -20,25 трлн. Br, чистый убыток достиг 35,4 трлн. Пришлось Указом от 30.03.2016 № 114 задним числом вновь перенаправить курсовые разницы на будущие периоды, а срок их списания отложить до конца 2016 г. В результате уже по итогам I квартала чистая прибыль «поправилась» до -1,2 трлн. BYN (нарастающим итогом), чистый убыток сократился вдвое, а в последующие месяцы 2016 г. финансовые показатели сгладились до обычных среднемесячных значений.

ЗАРАБОТАННОЙ в текущем году прибыли многим предприятиям, по-видимому, не хватает, чтобы покрыть девальвационные убытки прошлых лет и выйти на положительные результаты, запланированные правительством. Об этом красноречиво свидетельствуют финансовые показатели I полугодия: чистая прибыль за 6 месяцев т.г. составила немногим более 4 млрд. BYN, причем в июне она оказалась в 43 раза меньше, чем в мае. Вероятно, кто-то, чтобы не переборщить с размерами квартального налога на прибыль, сли­шком погорячился со списанием курсовых разниц.

Точно оценить их «запас», накопившийся в составе расходов будущих периодов за 2015–2016 гг. с «добавкой» июня–июля т.г., трудно. При­близительно об этом можно судить по перепадам чистой прибыли в указанные периоды по данным Белстата, а также по суммам, отраженным в строках 230 и 650 балансов ряда акционерных об­ществ, чья отчетность опубликована на Едином портале финансового рынка. Можно предположить, что большую часть огромных сумм, отраженных в составе расходов будущих периодов, составляют курсовые разницы. Объемы их списания у ОАО видны за год по строкам 121 и 132 отчетов о прибылях и убытках. Например, «Беларуськалию» удалось списать в прошлом году примерно одинаковую сумму положительных и отрицательных курсовых разниц (примерно по 1,2 млрд. BYN) и показать чистую прибыль в 217,2 млн. BYN, причем в балансе в стр. 230 осталось расходов будущих периодов всего 19,5 млн. BYN. В то же время у ОАО «Гомсельмаш» в этой строке накопилось 258,5 млн. BYN, тогда как чистая прибыль составила только 536 тыс. BYN, а собственный капитал – 144,2 млн. BYN.

После принятия Указа № 298 у руководства предприятий есть возможность не торопиться – впереди не только остаток текущего года, но и весь следующий. Это позволит благополучно отчитаться по итогам 2017 г. за чистую прибыль, объявленную одним из ключевых показателей эффективности, по которым оценивается качество работы руководителей. Благодаря «особому порядку» учета курсовых разниц, списания основных средств и амортизации данный показатель отражает скорее масштаб официально дозволенных бухгалтерских манипуляций. Это позволяет сохранить премии, рапортовать о выполнении условий господдержки и избежать нагоняя свыше. Ведь за состояние собственного капитала у нас никто не отвечает. У некоторых предприятий суммы «расходов будущих периодов» в балансах в разы превышают годовую чистую прибыль, а также стоимость собственного капитала. «Указный» порядок учета курсовых разниц позволяет завышать значения коэффициентов текущей ликвидности и обеспеченности собственными оборотными средствами, скрывая, как близки иные предприятия к банкротству.

ОБМАНЫВАЕМ мы только себя. Иностранные инвесторы давно знают наши учетные нюансы, а потому всегда требуют отчетность по МСФО, где курсовые разницы списываются сразу – в соответствии с IAS 21 «Влияние валютных курсов». При составлении отчетности по МСФО общественно-значимых предприятий специалисты тоже в числе первых корректировок выбирают из расходов будущих периодов курсовые разницы и списывают их в убыток отчетного года. Но правительственные программы и планы составляются на основании данных отчетности, составляемой по национальным правилам. В частности, планы по инвестициям предполагают, что одним из основных источников будут собственные средства предприятий. Но представляют ли авторы программ, какую часть этого источника уже «съели» не учтенные в убытках курсовые разницы? В придачу в тех же программах значится намерение улуч­шать на предприятиях системы корпоративного управления (важную часть которого составляет достоверная информация, в т.ч. финансовая). А п. 81 комплекса мер по реализации Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы, утв. постановлением Совмина от 12.01.2017 № 18, даже обещается законодательно закрепить обязанности по составлению финансовой отчетности в соответствии с МСФО за государственными организациями, отвечающими определенным критериям. Но пока существует «особый порядок» имитации «стабильной работы», любые декларации не имеют ни смысла, ни практической пользы.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН