$

2.4810 руб.

3.0232 руб.

Р (100)

3.4629 руб.

Ставка рефинансирования

8.50%

ВЭД

Контрсанкции начали действовать. Обещаны новые

07.05.2021

Санкционная спираль по линии «Запад-Беларусь» продолжает раскручиваться. 5 мая вступило в силу постановление правительства от 23.04.2021 № 240 «О применении специальных мер». В Евросоюзе заявили о подготовке четвертого пакета санкций, а белорусские власти – о возможном расширении своего списка запретов.

Напомним, согласно постановлению № 240 запрещена продажа на территории Беларуси товаров западных компаний Liqui Moly, Škoda Auto и Beiersdorf, которые отказались в 2021 г. спонсировать Чемпионат мира по хоккею, если он пройдет в нашей стране (см. статью «Контрсанкции: разъяснения есть, вопросы остались», «ЭГ» № 33 за 04.05.2021).

При этом разрешена реализация остатков ввезенных ранее товаров.

Как выяснилось, запрет коснулся не только непосредственно произведенной в ЕС продукции, но и товаров, выпущенных на территории ЕАЭС, в т.ч. в России. Именно автомобили российской сборки составляли основу предлагаемого в Беларуси модельного ряда Škoda.

Несмотря на возможность продавать ввезенные ранее авто, основной импортер и все дилеры отказались от этого: ООО «ФелОкт-сервис» распространило 4 мая сообщение о приостановке продаж всех новых автомобилей марки до полного выяснения механизма действия запрета.

 

Бей своих, чтобы…

В тот же день власти дали понять, что чешскими авто и немецкой косметикой введенные контрмеры могут не ограничиться. Принимая премьер-министра, Александр Лукашенко заявил о «попытках запугать Беларусь санкциями», которые «нельзя оставлять без ответа». Было сказано, что «если европейцы хотят проблем у себя в связи с этими санкциями, они их получат».

Поэтому правительству поручено предоставить информацию о наиболее крупных европейских проектах в нашей стране и предприятиях, которые созданы на территории Беларуси, чтобы «посмотреть на их работу».

Из сказанного следует, что под санкции могут попасть предприятия с капиталом из стран ЕС. Первый возникающий вопрос: а кому от этого в первую очередь будет хуже? Инвесторам, которые, пускай и не без потерь, уйдут на другие рынки, или стране, в перспективе теряющей иностранные вложения, компетенции и созданные рабочие места?

Возможно, это контуры синхронизации решений с российским руководством – там недавно заявили о подготовке перечня «недружественных» РФ стран, компаниям из которых запретят нанимать сотрудников из числа российских граждан на ее территории. И это при продолжающемся коронавирусном кризисе и сокращении реальных доходов населения.

По данным Белстата, предприятия с капиталом из стран Евросоюза, на тот момент еще включавшего Великобританию (крупнейшего для нас европейского инвестора), в 2019 г. вложили в белорусскую экономику свыше 4 млрд USD. Это более 40% от общего годового объема иностранных инвестиций.

Поэтому попытки запрещать или как-то серьезно ограничивать деятельность европейских компаний напоминают выстрел себе же в ногу, еще более болезненный, чем запрет на ввоз определенной продукции.

Это странно звучит, но, видимо, ударить могут и по транзитному потенциалу Беларуси, который до этого столько лет продвигали. Из уст руководителя страны прозвучало, что европейцы не думают о последствиях своих решений и не учитывают транзитные преимущества доставки грузов через «нормальную Беларусь в центре Европы».

Судя по тому, что еще было озвучено, санкции могут коснуться европейских гуманитарных программ, некоммерческих организаций, по аналогии с РФ уже неофициально называемых «иностранными агентами». Им, как и средствам массовой информации, обещана перерегистрация.

 

Страсти по нефти

Санкции США на встрече глав государства и правительства были упомянуты вскользь – они названы «американским выпендрежем в экономике».

Хотя именно вокруг американских ограничительных мер и их гипотетических результатов в последние недели развивается интересный сюжет. 27 апреля агентство Reuters со ссылкой на свои источники сообщило, что ряд российских нефтяных компаний могут приостановить поставки нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы в мае в связи с риском попасть под вторичные санкции со стороны США, т.к. ограничения, действующие в отношении белорусских предприятий нефтехимического комплекса, предписывают прекратить с ними все отношения до 3 июня.

Дело в том, что если в 2015 г. (когда прошлые санкции еще действовали) речь шла о запрете сделок и иных действий для американских контрагентов с организациями из санкционных списков, то позже регламент действия санкций США вне зависимости от того, в отношении какой страны они вводятся, претерпел изменения. Теперь под ограничения могут попасть компании, не осуществляющие прямые контакты с организациями из перечней.

То есть «токсичность» американских санкционных списков сама по себе повысилась.

Белорусская сторона уже опровергла возможность сокращения поставок российского сырья на наши НПЗ. Роман Головченко 2 мая заявил, что нефть поставляется в соответствии с условиями этих контрактов, а «санкции-то американские, но мы в Америке нефть не покупаем».

Однако уже 4 мая представитель российского ПАО «Транснефть» сообщил, что трубопроводные поставки нефти из России в Беларусь в мае запланированы в объеме 608 тыс. тонн, что на 54% меньше, чем было поставлено месяцем ранее. Чем вызвано сокращение, в компании не пояснили.

Трудно себе представить полную или даже частичную остановку транспортировки в Беларусь российской нефти из-за санкций США, но временное снижение объемов в попытке посмотреть на их косвенную действенность, переориентация потоков, поиск схем ухода от возможных последствий – вполне возможны.

Об эффективности санкций как экономического инструмента решения политических проблем можно спорить. Однако уже сейчас все сильнее проявляется их психологический эффект, который может вызывать самые разные ответные реакции.

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Менеджмент: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное