$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Консультантами уже можно быть: что дальше?

06.10.2017

Решение о создании института налогового кон­сультирования принято (Указ Президента от 19.09.2017 № 338) и трехлетняя реализация проекта формализована. Стоит ли аплодировать этому либо, напротив, заранее отвергать дан­ную новацию?

Попробуем поразмышлять. Конечно, точка зрения автора субъективна, но вместе с тем не абстрактна, поскольку основывается на определенном практическом знании и понимании налоговой системы страны, проблем и этапов ее развития, с одной стороны, и опыте работы в сфере аудита (а он «поглощает», как известно, и вопросы налогообложения) – с другой.

Основной плюс – многообразие в сфере услуг, которые сегодня оказывают аудиторские, бухгалтерские, юридические компании и индивидуальные предприниматели. Увеличивается богатство выбора, конкуренция, возможно снижение цен и прочие блага, связанные с ростом предложения и усилением конкурентной борьбы за потребителей.

Но рынок бухгалтерских, кон­салтинговых и иных близких им услуг и так не пустует. Точнее, он довольно плотно насыщен. В частности, мне неоднократно приходилось писать и говорить о незавидном состоянии рынка аудита в Беларуси, причем рынка с многолетним функционированием; о тех инициативах Ассоциации аудиторских организаций, которые объективно направлены на сохранение, оживление и развитие национального аудита, но, к сожалению, воз и ныне там, в частности – в Минфине.

Сегодня не приходится говорить о каком-либо ценовом либо ином косвенном диктате лиц, оказывающих консультационные услуги. Напротив, диктует условия здесь скорее заказчик, порой не от хорошей жизни. Поэтому пред­ставляется, что дополнение рынка обособленным  налоговым сегментом не созрело как объективно необходимое. Нет и психологического запроса со стороны потребителя. Это один из главных минусов для появления института налогового консультирования.

Сопоставление «плюсов» и «минусов» порождает ряд во­просов. Первый: кто будет пользоваться услугами налоговых консультантов? Второй: как появление последних отразится на функциях и практике работы налоговых органов?

Потенциальные потребители таких услуг – физические лица, малый и средний бизнес, круп­ные предприятия.

Станут ли физические лица прибегать за плату к услугам налогового консультанта, имея возможность бесплатно обратиться в специализированные либо другие отделы налоговых инспекций на местах? Весьма сомнительно. Не стоит здесь даже сравнивать ситуацию с бюргерами из Германии, которая стала образцом для инициаторов налогового консультирования в Беларуси, либо, например, с американскими яппи или топ-менеджерами, непременно имеющими личного налогового юриста. Такое сравнение по меньшей мере некорректно как по доходам, так и, что важно, по менталитету.

Малый и средний бизнес далеко не всегда готов раскошелиться на качественный или вообще хоть какой-либо аудит и/или внешний консалтинг и, что не менее важно, совсем не обязательно его «без боя» оплатит.

Крупный бизнес имеет в штате внутренних аудиторов, заместителя главного бухгалтера по налогам, юристов, а заодно пользуется по разным финансовым и юридическим вопросам услугами консультантов, часто обязан проводить внешний аудит. В дополнение к этому еще и услуги налогового консультанта? Может быть, но лишь в весьма нестандартной ситуации и вряд ли массово.

Проводился ли не ангажированный и достаточно репрезентативный опрос субъектов хозяйствования, прежде чем взять­ся за разработку проекта указа? Если да и результаты были положительными, то было бы интересно о них узнать подробнее.

Но есть опасение, что после внедрения Указа № 338 в жизнь сотрудники налоговых органов официально, полуофициально либо подсознательно начнут «отфутболивать» плательщиков, обращающихся к ним за разъяснениями. Дескать, в целом ситуация описана в законодательстве, а за подробностями в конкретных ситуациях – к налоговым консультантам. Как будет выстроена система взаимоотношений между государственным институтом и этими организациями с налогоплательщиками? Не начнется ли не явное, но «латентное» смещение акцентов на платные кон­сультационные услуги?

Напомним, что когда-то кон­сультационные отделы ИМНС создавались как инструмент кон­структивных взаимоотношений между государством и налогоплательщиками, призванный укреплять доверие и взаимо­приемлемое партнерство. В конечном итоге это, пусть не всегда и повсеместно, способствовало и изменению образа налоговых органов: от районной инспекции до, вначале, ГНК, впоследствии – МНС. Налоговая служба постепенно перестала восприниматься как исключительно фискальный институт. Насколько известно, и в последние годы предпринимаются меры (и в этом направлении сделаны практические шаги) по реальному, а не декларативному сближению интересов налоговиков и плательщиков, построению работы преимущественно не «ногами», но «головой», переходу к приоритету аналитики и камерального контроля. Полагаю, что здесь органичное и значимое место занимает разъяснительно-консультативная служ­ба налоговых органов: от отделов консультаций (специалистов) в инспекциях на местах до методологических и аналитических подразделений в областях и министерстве.

Все эти вопросы исходят из заинтересованности в существовании и разнообразии институтов, в которых объективно нуждается потребитель – налогоплательщик. Представителям бизнеса сегодня уж точно есть куда обратиться – были бы деньги и желание.

Несомненно, общество имеет право на наличие института налоговых консультантов. Но как абсолютное неприятие, так и, напротив, восторженная эйфория здесь неуместны.

Автор публикации: Евгений ГЕРШТЕЙН,  заместитель председателя Ассоциации аудиторских организаций