Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №6 (2503) от 25.01.2022 Смотреть архивы
USD:
2.6237
EUR:
2.9631
RUB:
3.326
Золото:
155.65
Серебро:
2.01
Платина:
88.4
Палладий:
189.29
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Причины и следствия налоговых изменений

Фото: pexels / Mikhail Nilov

Начало нового 2022 г. ознаменовалось серьезными изменениями налогового законодательства, которые практически нивелировали преимущества упрощенной системы налого­обложения для индивидуальных предпринимателей и работы в качестве самозанятого лица из-за сокращения видов деятельности и повышения налоговых ставок. Эксперты считают, что ужесточение фискальной политики окажет серьезное влияние на состояние деловой активности в стране, подстегнет дальнейший рост цен и приведет к усилению миграционных процессов.

Устранить конкуренцию между системами налогообложения

Комментарии по вопросу возможного влияния новшеств на динамику развития малого и среднего предпринимательства дали первый заместитель министра финансов Дмитрий Кийко и министр по налогам и сборам Сергей Наливайко.

Из озвученных пояснений следует, что главной целью изменений в подходах к налогообложению ИП и самозанятых является не столько увеличение налоговых поступлений, сколько устранение конкуренции между различными организационно-правовыми формами и выравнивание степени участия граждан в финансировании государственных расходов.

Так, представитель Минфина обратил внимание, что, несмотря на рост субъектного состава предпринимателей, малого и среднего бизнеса, вклад в бюджет данной категории остается на одном и том же уровне. При этом оба спикера отметили усиление конкуренции различных организационно-правовых форм между собой, из-за чего отдельные субъекты хозяйствования могут получить, по их мнению, несправедливые преимущества благодаря выбранному режиму налогообложения. Чтобы скорректировать условия осуществления предпринимательской деятельности, сделать их более здоровыми, убрать излишнюю конкуренцию и при этом повысить вклад в доходы бюджета, и были внесены корректировки в налоговое законодательство.

Равное участие в финансировании госрасходов

Еще один мотив внесения изменений – устранение «неравенства» в финансировании государственных расходов. Дмитрий Кийко сравнил налогообложение предпринимателей и наемных работников, отметив, что по ряду направлений предпринимательская деятельность по уровню налоговой нагрузки меньше, чем налогообложение наемного труда. Таким образом, стало понятно введение новых ставок для налого­обложения предпринимателей – их «подтягивание» к стандартной ставке подоходного налога (13%).

Не менее интересный комментарий по увеличению ставок единого налога и сокращения видов деятельности, подпадающих под данный режим налогообложения, дал глава МНС: 

«Те виды деятельности, которые мы решили вывести из-под единого налога, – высокодоходные. Вообще, единый налог сам по себе довольно противоречивый. С одной стороны, он легко администрируется и просчитывается, а с другой – несправедливый. Кто-то с небольшими оборотами переплачивает, а с большими, наоборот, недоплачивает. Да, количество видов деятельности немножко будет сжато, наиболее высокодоходные должны будут подлежать другим видам налогообложения».

Министр уверен, что субъектов хозяйствования меньше не станет, поскольку «широкая палитра видов налогообложения» позволит каждому субъекту хозяйствования найти оптимальный для него вариант: 

«Индивидуальные предприниматели могут стать субъектами хозяйствования и юридическими лицами и использовать как общее, так и упрощенное налогообложение, также они могут как индивидуальные предприниматели перейти на общеустановленную систему налогообложения».

Упрощения налогообложения придется подождать

Определенные надежды МНС возлагает на новый вид налога – налог на профессиональный доход. Как отметил Сергей Наливайко, данный налог является частью трансформации действующей системы налогообложения и со временем он должен стать превалирующим за счет простой и понятной системы его исчисления и уплаты. Предполагается, что при уплате налога на профессиональный доход плательщики не будут вести налоговый учет и подавать налоговую отчетность, а все взаимодействие с налоговыми органами будет осуществляться удаленно, посредством цифрового сервиса (см. статью «НК-2022: практично о ключевых изменениях для физических лиц и ИП», «ЭГ» № 2 за 11.01.2022).

В то же время этот вариант налогообложения для самозанятых лиц пока недоступен – министерство взяло год для подготовки к введению данного налога. И здесь, по нашему мнению, также наблюдается некоторая предвзятость в отношении предпринимателей, которым дали всего один месяц для того, чтобы выбрать новую систему налогообложения для своей деятельности в соответствии с обновленным НК вместо того, чтобы предоставить на это достаточно времени и ввести все изменения одновременно с 2023 г.

Что думают эксперты

Старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Анастасия Лузгина на брифинге выразила мнение, что налоговая реформа, прежде всего постепенный отказ от единого налога, «может больно ударить по небольшому частному бизнесу, который имеет наемных работников, но не имеет возможности масштабироваться до микроорганизации».

Социальный эффект от нововведений, по ее мнению, коснется, в первую очередь, малых городов. 

«Если некоторые субъекты малого бизнеса рассматривают даже вариант закрытия, количество предпринимателей, занятых в сфере услуг, может сократиться, что негативно скажется на общей инфраструктуре в регионах», – прогнозирует эксперт.

Создание юридических лиц становится единственной возможностью работы для индивидуальных предпринимателей, имеющих наемных работников. А это, подчеркивают в BEROC, сопровождается дополнительными издержками и обязательным ведением бухгалтерского учета, к которым мелкий бизнес может быть не готов.

Что касается потенциального влияния изменений налогового законодательства на уровень инфляции в стране, то, по мнению Анастасии Лузгиной, оно в этом году серьезного влияния не окажет – прежде всего потому, что основная часть ИП использует упрощенную систему налогообложения, а по ней ставка налога увеличилась только на 1%. В то же время совершенно естественным будет выглядеть повышение цен на услуги ИП, для которых существенно выросли ставки единого налога.

В целом экономист оценивает изменения, внесенные в НК, двояко: 

«То, что законодатель упорядочил градацию налогообложения для малого и среднего бизнеса, – это, конечно, плюс. С другой стороны, не совсем понятно, почему условия ужесточены именно для ИП. Вполне можно было бы последовать примеру России, когда предприниматель сам выбирает систему налого­обложения, без ограничений. На мой взгляд, необходимо было оставить возможность выбора».

Чтобы вырасти от самозанятого до микроорганизации, необходимы существенные ресурсы, подчеркнула исследователь. Нишу между этими двумя формами бизнеса как раз и занимают индивидуальные предприниматели. 

«И для них, не имеющих навыков ведения бухгалтерии для юрлиц, мы почему-то ужесточаем условия. Это, на мой взгляд, сделано неверно», – заключила Анастасия Лузгина.

Председатель Республиканской конфедерации предпринимательства (РКП) Игорь Черняков во время недавнего круглого стола отметил, что, по информации возглавляемой им организации, налоговые нововведения негативно восприняты малым бизнесом в регионах: 

«Особенно чувствуется напряженность в среде ИП, которых в большей степени и коснулись изменения».

Отчасти это связано с тем, что длительное время не было практически никакой информации о готовящихся поправках.«Только на финише старого года мы узнали о конкретных изменениях», – добавил он.

Характеризуя повышение налогов для ряда ИП в связи с внесенными изменениями в НК, представитель РКП охарактеризовал его как «неприятное, но не критическое».

Эффект бабочки

Несмотря на красивую аргументацию и апелляцию к восстановлению социальной справедливости и равному участию в финансировании госрасходов, факт остается фактом – налоговая нагрузка для отдельных категорий плательщиков вырастет, формируя очередной очаг социальной напряженности в предпринимательской среде.

Не стоит забывать, что переход на новые правила налогообложения происходит на фоне снижения деловой активности, продолжающегося влияния коронавируса, дальнейшего разрастания инфляционных процессов, сохранения сложной ситуации с занятостью в стране. И наличия одной только «широкой палитры видов налогообложения» недостаточно для того, чтобы сгладить этот переход, тем более что наиболее привлекательный вид налогообложения остается в разработке.

Учитывали ли авторы налоговой реформы возможное влияние повышения налогов на конечную стоимость услуг, реализуемых предпринимателями, на которые в отличие от реализации товаров гораздо сложнее влиять административными методами? Как мы помним, введение НДС на лекарственные средства в прошлом году стало одной из причин резкого роста цен на товары данной категории. Принималась ли во внимание конкуренция с режимами налогообложения соседних стран, что может привести к усилению миграционных процессов? Учитывалось ли сокращение темпов регистрации новых объектов хозяйствования, свидетельствующее о замедлении деловой активности еще до ужесточения налогового законодательства?

На наш взгляд, для устойчивого развития национальной экономики ответы на эти вопросы гораздо важнее налоговых преимуществ, которые даст изменение правил налогообложения. Тем более что представители государства сами отмечают относительно небольшую долю участия предпринимателей в доходной части бюджета.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by