$

2.5105 руб.

2.9797 руб.

Р (100)

3.4323 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Интеграция

Интеграция с Россией: вынужденно или по «зову сердца»?

23.07.2021
Интеграция с Россией: вынужденно или по «зову сердца»?
Фото: Василий Федосенко / Reuters

Белорусские власти рассчитывают полностью компенсировать негативный эффект от санкций Евросоюза и США на восточном направлении, в первую очередь, за счет взаимодействия с Российской Федерацией. «ЭГ» проследила, как развиваются отношения официальных Минска и Москвы в последнее время, когда о многовекторности внешней, в т.ч. экономической, политики говорить уже не приходится.

Власти Беларуси заявили о подготовке совместного плана противодействия западным ограничениям, однако конкретики на этот счет пока крайне мало, потому что это «очень чувствительная тема, за нами слишком много наблюдают – те, кто заинтересован в наращивании санкционного давления» (премьер-министр Роман Головченко, 19 июля).

Сейчас речь идет о кредитно-финансовой поддержке белорусской банковской системы и страховании заключаемых внешнеэкономических сделок. То есть, по сути, новые инструменты не предложены, а если и обсуждаются, то не предаются огласке.

Первой и пока единственной из запущенных мер остается переориентация стратегических белорусских грузов из портов Балтийских стран в порты российские. Но это со стороны РБ скорее уже контрсанкция, а если и мера поддержки – то от российских властей своему бизнесу. Тем более что новая бизнес-модель в отсутствие каких-либо механизмов компенсации может оказаться невыгодной (см. статью «Назло врагам, себе в убыток: перевалка неф­тепродуктов через российские порты», «ЭГ» № 15 за 26.02.2021).

 

Были карты, стали программы

Стоит обратить внимание, что в предыдущие годы возможное увеличение прямой и косвенной финансовой поддержки Минска со стороны Москвы увязывалось с усилением интеграции в рамках Союзного государства. Оснований полагать, что в 2021 г. схема взаимоотношений изменилась, крайне мало.

Сейчас стороны говорят о подготовленных проектах 28 новых союзных программ в различных сферах, которые должны быть подписаны осенью. Но их корни нужно искать в разрабатываемых в прежние годы интеграционных «дорожных картах», в изначальном виде так и не увидевших свет. Что важно: и тогда, и сейчас о содержании проектов общественности практически ничего не сообщалось.

Исключением стал план технической интеграции систем налогового администрирования двух стран, вызвавший критику со стороны как белорусского бизнес-сообщества, так и МНС. Отмечалось, что это «не совсем нужно» (замминистра по налогам и сборам Элла Селицкая, 20.11.2019). Судя по озвученной в 2020 г. информации, разногласия в этом вопросе сняты.

Усиливать интеграционные намерения российская сторона начала более двух с половиной лет назад. Было заявлено о следующих возможных сценариях: консервативном (без формирования всех институтов, заложенных в Договор от 08.12.1999 о Союзном государстве) и углубленном (с выходом на единый эмиссионный центр, таможенную службу и счетную палату, суд и парламент). Публично с белорусской стороны выбор между этими вариантами не делался. И проходило это на фоне желания Минска получить компенсацию потерь от реализации в РФ налогового маневра в нефтяной отрасли.

Далее шел то ли ставший привычным на фоне периодических газовых и молочных «войн» торг, то ли действительно обсуждение, которое стоит назвать конструктивным, – можно только догадываться.

Судя по последним заявлениям, вопрос о компенсации по налоговому маневру так окончательно и не решен. По итогам переговоров Александра Лукашенко и Владимира Путина в Санкт-Петербурге 13 июля с российской стороны прозвучало, что речь шла о «кредитной поддержке в связи с налоговым маневром» (слово «компенсация» не использовалось). Также сообщалось, что цена на газ для Беларуси в 2022 г. сохранится на нынешнем уровне – о снижении также речи не идет.

С момента президентских выборов в августе прошлого года РФ уже выделила официальному Минску кредиты на общую сумму 1 млрд USD. И в условиях фактического закрытия западных финансовых рынков российское правительство может стать в этом направлении монополистом. А они, как известно, рано или поздно начинают диктовать свои условия, и часто непублично.

 

Автомобили поставляются перекрестно

РФ остается главным внешнеторговым партнером нашей страны. По данным Белстата, оборот товаров Беларуси и России в январе-мае 2021 г. сложился на уровне около 14,6 млрд USD. Это 48,3% от всего внешнего товарооборота РБ.

По сравнению с аналогичным прошлогодним периодом объем взаимных поставок вырос на 34,9%. При сохранении подобных темпов роста по итогам года объем взаимной торговли может превысить традиционные 30 млрд USD.

Сальдо за 5 месяцев оказалось отрицательным – импорт превысил экспорт на 2,54 млрд USD. В частности, белорусский экспорт составил чуть более 6 млрд USD (рост на 20,8% к январю-маю 2020 г.), российский импорт – 8,55 млрд (увеличился на 47%).

В процентном отношении рост оборота товаров со многими странами обогнал показатель по РФ, но речь идет о существенно и многократно меньших объемах. В данном случае важно напомнить динамику аналогичного периода минувшего года, чтобы понять, идет ли речь о восстановлении привычных до пандемии коронавируса объемов или это действительно качественный рывок.

Так, за январь-май 2020 г., когда со многими государствами уже фиксировалось значительное падение взаимного товарооборота, поставки из РФ и обратно составили 10,7 млрд USD. Сокращение (к аналогичному периоду 2019 г.) было на уровне 22,4%. При этом белорусский экспорт упал тогда на 4,9%, а российский импорт – на 32,8%.

Таким образом, можно говорить о восстановлении доковидного уровня взаимодействия с чистым ростом в пределах 12,5%, что является действительно неплохим показателем.

В структуре экспорта в РФ за 5 месяцев текущего года в стоимостном выражении преобладают молочные и мясные продукты, мебель, легковые авто и запчасти, медикаменты. Почти по всем позициям зафиксирован рост (от 2,5% до увеличения более чем в 2 раза). Снижение поставок сильнее всего коснулось частей подвижного состава (–58%), железнодорожных и трамвайных вагонов (–27,9%) и консервированных мясопродуктов (–23,1%).

В импорте на первом месте – черные металлы. Далее идут легковые автомобили, готовые металлические трубы, полимеры пропилена, автозапчасти и семена рапса. Рост в стоимостном выражении и здесь отмечен по большинству позиций (от 5,6% до почти 2,3 раза), снижение есть по аппаратуре связи и частям к ней (–8%), легковым автомашинам (–6%), изолированным проводам и кабелям (–5,4%) и хлебобулочным изделиям (–0,5%).

То есть при росте объемов взаимной торговли активно увеличивается и ее отрицательное сальдо, а снижение цен на ряд экспортных товаров происходит в разы быстрее, чем на импорт, что только усугубляет ситуацию.

Взаимный оборот услуг за январь-май этого года превысил 1,6 млрд USD, продемонстрировав рост к аналогичному периоду 2020 г. на 8%.

Отдельного внимания, безусловно, заслуживает взаимодействие двух стран в военной сфере и ВПК. Но этот аспект сейчас мы сознательно опустим, поскольку здесь нужны специфические экспертные знания.

***

Относиться к интеграции в рамках Союзного государства как к политико-экономическому проекту можно по-разному. Очевидным остается необходимость выгодного и безопасного развития отношений с Россией при любом возможном изменении внутриполитического ландшафта в любой из двух стран.

На наш взгляд, эффективности этому прибавила бы большая гласность и публичность в двусторонних отношениях. Например, когда говорится, что «будущее наших стран прописано в Договоре о создании Союзного государства, который был заключен достаточно давно» и «мы просто обязаны выполнить положения этого договора» (глава МИД Владимир Макей, 12 июля в интервью Russia Today), значит ли это, что белорусская сторона согласна в перспективе на единые валюту и парламент?

Ответ каждый пока вынужден искать самостоятельно.

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное