$

2.6105 руб.

3.1197 руб.

Р (100)

3.5091 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Банки и расчеты

Год в режиме Фигаро: итоги работы Нацбанка и задачи на 2021 год

05.02.2021
Год в режиме Фигаро: итоги работы Нацбанка и задачи на 2021 год
Иллюстрация: freepik

Нацбанк представил доклады о результатах принятых мер по сохранению финансовой стабильности в 2020 г. и рассказал о планах на текущий год, который, по мнению регулятора, обещает быть не менее напряженным, чем предыдущий. Авторы докладов – первый заместитель Председателя Правления Сергей Калечиц и заместитель Председателя Правления Дмитрий Калечиц.

Среди причин, которые повлияли на замедление национальной экономики и оказали давление на финансовый сектор в 2020 г., представители регулятора назвали не только внешние факторы, такие как резкое снижение цен на нефтепродукты и калийные удобрения, девальвация российского рубля, закрытие внешних рынков из-за пандемии коронавируса и сжатие мировой экономики, но и внутренние. Прежде всего, это резко возросшие инфляционно-девальвационные ожидания и снижение доверия населения к банковской системе.

 

Кризис ликвидности преодолели, а могли предупредить

На протяжении всего 2020 г. на рынке депозитов наблюдался отток срочных вкладов (прежде всего – в иностранной валюте), произошло изменение их структуры в пользу более коротких сроков размещения, стоимость их привлечения для банков выросла почти в 2 раза.

По оценке регулятора, всего за 2020 г. объем срочных вкладов в рублях сократился на 800 млн руб. (6,6%), в иностранной валюте – на 2 млрд USD (13,9%). Ситуацию спасло предоставление ликвидности банкам путем проведения регулятором кредитных аукционов, увеличение ставок по депозитам, заимствования финансовых ресурсов на внутреннем и внешнем рынках (1 млрд USD).

В целом Нацбанку удалось удержать ситуацию под контролем, однако о полной стабилизации говорить рано, поскольку не все негативные эффекты, возникшие в банковской системе, устранены. Беспокойство регулятора вызывает снижение показателя величины чистого стабильного фондирования – 119,1% по состоянию на 01.01.2021, что выше порогового значения, но при этом заметно ниже, чем год назад. Среди тревожных тенденций – увеличение отношения кредитов банков предприятиям и населению к их депозитам на 21,6 процентного пункта (до 150%).

Однако нас настораживает другой момент – игнорирование ранних индикаторов, свидетельствующих о назревании проблем с ликвидностью в банковском секторе.

Тенденция оттока депозитов и повышенные девальвационные ожидания были очевидны уже по итогам I квартала 2020 г. (см. статью «Вкладчики начинают забирать деньги из банков» в «ЭГ» № 46 за 23.06.2020), но регулятор предпочел «давить на газ», стимулируя банки предоставлять кредиты реальному сектору экономики в соответствии с линией, заданной правительством. И хоть Нацбанк пытается сохранить позицию золотой середины, возникновение кризиса показывает, что получилось откровенно плохо.

В 2021 г. Нацбанк обещает уделить повышенное внимание вопросам восстановления сберегательных процессов как важнейшего элемента формирования устойчивой ресурсной базы для финансирования потребностей экономики. Однако, как это сделать в условиях, когда вкладчика можно привлечь только высокой ставкой при коротком сроке размещения, регулятор не поясняет. Некоторые ожидания Нацбанк возлагает на развитие сегментов финансового рынка, которые смогут стать достойной альтернативой кредиту: облигации, лизинг, привлечение акционерного капитала. Но с учетом текущей ситуации в экономике рассчитывать на эти инструменты всерьез не приходится.

 

Кредитование как «зеркало» структурных проблем экономики

Данные Нацбанка свидетельствуют о наличии определенных диспропорций в распределении кредитных ресурсов. Прежде всего это приоритетная поддержка крупных предприятий в ущерб финансирования малых и средних организаций, а также кредитования населения.

Как отмечает сам регулятор, недостаточно высокая эффективность распределения финансовых ресурсов в экономике создает угрозу финансовой стабильности государства. Зачастую кредитные ресурсы направляются в пользу неконкурентоспособных предприятий в ущерб эффективным хозяйствующим субъектам, что снижает экономический потенциал страны. Возможности ряда госпредприятий, крупнейших кредитополучателей, по самостоятельному обслуживанию долга ограничены. Объем их задолженности Нацбанк оценивает на уровне 14% к ВВП.

Наличие таких дисбалансов подтверждают данные по объемам кредитования, которые свидетельствуют, что, несмотря на сохраняющуюся тенденцию к сокращению чистой прибыли и хронический недостаток собственных оборотных средств, кредитование предприятий реального сектора продолжает расти.

По итогам 2020 г. годовые темпы прироста кредитов, выданных предприятиям, составили 26,1%. Особенно активно росло кредитование в белорусских рублях: +28,7% против +1,8% в иностранной валюте. Общий объем кредитования, предоставленного банками в прошлом году, составил 82,7 млрд руб. Для сравнения: объем кредитования физлиц, которое является более «рыночным» сегментом, замедлились до 1,3%, хотя еще в 2019 г. его объем вырос на 25%. При этом большую часть прироста обеспечило кредитование недвижимости, объем которого за прошлый год вырос на 17,5%. Без влияния этого сегмента мы увидели бы сокращение объемов потребительского кредитования. И это абсолютно здоровая ситуация, т.к. из-за снижения темпов роста реальных располагаемых доходов населения кредитные риски потребительского кредитования возросли. Однако предоставление кредитов отдельным предприятиям продолжается без оглядки на сопутствующий риск.

И здесь Нацбанк мог бы «съехать» на самостоятельность принимаемых банками решений, если бы не процентная политика, проводимая регулятором. Несмотря на то, что первые признаки оттока депозитов и повышенного спроса на валюту четко обозначились еще в I квартале 2020 г., регулятор упорно продолжал толкать банки к снижению ставок по вновь выдаваемым кредитам. С точки зрения стимулирования экономики это дало свой результат – за прошлый год средние процентные ставки по вновь предоставляемым кредитам снизились до минимальных значений за последние 10 лет. Однако ценой такой политики стало сокращение процентной маржи банков и риск перерастания кредитного риска и риска ликвидности в системные риски. В декабре 2020 г. средняя ставка по вновь выдаваемым кредитам юрлицам составила 10,9%, в то время как ставка по депозитам юрлиц за тот же период – 13,2%. В итоге чистая процентная маржа банков по итогам 2020 г. снизилась с 4 до 3,6%, что является самым низким значением с 2008 г.

Банки стремительно теряют запас финансовой прочности, а Нацбанк дипломатично называет сложившуюся тенденцию «дополнительной поддержкой реальному сектору экономики со стороны банков за счет ограничения своей доходности».

Отдельные экономисты до сих пор уверены, что банки и впредь должны быть ориентированы на предоставление финансирования реальному сектору – даже в ущерб своим собственным показателям. Это крайне опасное заблуждение. Не стоит забывать, что прибыль банков – это источник отчислений в резервы и гарантия роста их нормативного капитала. Сторонники плановой экономики совершенно упускают из виду роль банков как структурных предохранителей от системных рисков, присущих развивающимся экономикам. Если обанкротится одно предприятие, экономика еще как-то с этим справится, но, если обанкротится хотя бы один банк, последствия будут ощущаться очень долго. 

Одной из основных задач на 2021 год Нацбанк видит недопущение существенного роста кредитного риска. Регулятор считает, что кредитная поддержка должна происходить в пределах ресурсной возможности банков и преимущественно на конкурентной основе в перспективные инвестиционные проекты, эффективным предприятиям, особенно с растущим экспортным потенциалом. Звучит неплохо, однако по факту вряд ли что-то изменится. Кредитовать будут не столько те предприятия, которые могут эффективно использовать заемные средства, сколько те, которые не смогут выжить без новых кредитов.

 

Курс рубля и инфляция под контролем

Действия Нацбанка по поддержанию курса белорусского рубля в 2020 г. можно назвать действительно разумными. Да, за прошлый год рубль потерял в стоимости к доллару США 22,6%, однако трудно было бы рассчитывать на другой сценарий с учетом ослабления российского рубля – валюты основного торгового партнера Беларуси.

По большему счету, на протяжении года наш рубль двигался следом за российским, за исключением отдельных периодов, когда объективные девальвационные процессы усиливались негативными ожиданиями населения. И здесь нужно отдать должное Нацбанку – его валютные интервенции помогали сглаживать курс в период повышенного спроса и прекращались, когда паритет между спросом и предложением выравнивался. В итоге регулятору действительно удалось удержать позицию «золотой середины» – не допустить ни чрезмерного обесценения национальной валюты, ни возникновения макроэкономических диспропорций.

Конечно, все имеет свою цену – золотовалютные резервы в 2020 г. снизились на 1,9 млрд USD. По состоянию на 1 января 2021 г. международные резервные активы сложились в размере 7,5 млрд USD (2,5 месяца импорта) при установленном прогнозном уровне не менее 7,3 млрд USD. С учетом необходимости выплат государством валютного долга в размере 3,3 млрд USD золотовалютные резервы на конец 2021 г. оцениваются регулятором в объеме 6 млрд USD. Как отмечает сам регулятор, в складывающихся экономических условиях прогнозируемое снижение золотовалютных резервов до величины, эквивалентной не менее 2 месяцам импорта товаров и услуг, не несет чрезмерных рисков для макроэкономической стабильности. И хотя Нацбанк достаточно уверен в подобных утверждениях, некоторые поводы для волнения все же есть.

Первый фактор – относительно небольшая валютная составляющая ЗВР, представляющая собой «живые» деньги (2960 против 5557 млн годом ранее). Второй фактор – сокращение потенциальных источников для привлечения капитала как за рубежом, так и внутри страны. Как будем справляться с учетом этих факторов, регулятор не поясняет.

Еще одним направлением деятельности Нацбанка в 2020 г. стало сдерживание инфляции. По итогам 2020 г. прирост потребительских цен составил 7,4% при целевом уровне не более 5%. Одна из основных причин превышения целевого параметра – ослабление белорусского рубля по отношению к свободно конвертируемым валютам. Примечательно, что переход к режиму таргетирования инфляции, планировавшийся ранее на 2021 год, отложен, как пишет сам Нацбанк, по целому ряду объективных причин. Это означает, что в своей антиинфляционной политике Нацбанк продолжит использовать инструменты монетарного таргетирования. Прирост средней широкой денежной массы прогнозируется на уровне 7–10%, что будет способствовать поддержанию деловой активности в стране, а также обеспечит сохранение ценовой стабильности в среднесрочной перспективе.

Таким образом, несмотря на сложную ситуацию, Нацбанк справился с поставленными задачами по всем направлениям, но не без нюансов. Однако в 2021 г. оставаться в позиции «золотой середины» больше не получится. Дальнейшее наращивание кредитования предприятий реального сектора невозможно без существенного ухудшения условий банковской деятельности и повышения вероятности перехода рисков в разряд системных, а значит, регулятору придется определиться с первостепенной задачей – сохранение финансовой стабильности или дальнейшая накачка реального сектора дешевыми деньгами.

 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

 

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***
Финансы: рубрики
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное