Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №31(2725) от 23.04.2024 Смотреть архивы


USD:
3.2515
EUR:
3.4633
RUB:
3.4844
Золото:
248.77
Серебро:
2.95
Платина:
97.22
Палладий:
105.06
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Гарантийные удержания в строительстве: успешный опыт взыскания через суд

Фото: freepik.com

В практике подрядных отношений в строительстве довольно распространено включение в договор условия о так называемом гарантийном удержании части оплаты, причитающейся подрядчику. Рассмотрим, реально ли взыскать удержанные суммы, если их возврат обусловлен наступлением некоего события.

Механизм действия условия о гарантийных удержаниях обычно таков: заказчик удерживает из подлежащей уплате подрядчику суммы за выполненные работы некоторый ее процент (как правило, от 5 до 10%) и выплачивает эту оставшуюся часть после наступления оговоренных обстоятельств. Обычно наступление момента выплаты знаменует истечение гарантийного срока, но могут быть и какие-то промежуточные стадии в уплате удержанных сумм.

Отметим, что ни в ГК, ни в иных нормативных правовых актах, регулирующих строительную сферу, гарантийное удержание не поименовано. Поэтому встречаются различные точки зрения на то, как правильно классифицировать условие о нем: как не поименованный в ГК способ обеспечения исполнения обязательств (ст. 310 ГК допускает использование «других способов», предусмотренных договором) или как способ определения порядка оплаты работ. Обычно интерпретация зависит от того, как сформулировано это условие в договоре.

Но в целом экономические суды признают право на существование таких условий в договорах строительного подряда. Примером успешной для субподрядчика попытки взыскать гарантийное удержание служит дело, недавно прошедшее кассационный пересмотр в Верховном Суде.

Стройка закончена, а часть оплаты удерживают

Фабула дела такова. Для выполнения отдельных работ на объекте строительства подрядчик привлек субподрядчика. В договоре субпод­ряда стороны согласовали порядок оплаты за выполненные работы и предусмотрели гарантийное удержание, определив его как финансовое обеспечение надлежащего выполнения субподрядчиком своих обязательств по договору. Размер удержания составил 5% от стоимости выполненных работ, подлежащей отражению в соответствующих справках. По условиям договора удержанная сумма должна была выплачиваться субподрядчику в три стадии:

– 30% – в течение 10 банковских дней после подписания сторонами последнего акта выполненных работ и справки о стоимости работ (далее – акт и справка), передачи подрядчику исполнительной и иной документации по двухстороннему акту в полном объеме;

– 20% – в течение 30 календарных дней с даты ввода объекта в эксплуатацию;

– оставшаяся сумма – равными частями в течение 30 календарных дней по истечении каждого года гарантийного срока, исчисляемого с даты ввода объекта в эксплуатацию.

Общим условием для всех перечисленных стадий было также указано получение подрядчиком письменного обращения субподрядчика о возврате соответствующей части удержанной суммы.

Работы субподрядчиком были выполнены и оформлены справкой от 10.01.2022, в которой отражена сумма гарантийного удержания с начала строительства (около 9,1 тыс. руб.); объект строительств принят в эксплуатацию, что подтверждается приказом заказчика от 31.12.2021.

Ссылаясь на неуплату подрядчиком причитающихся 50% гарантийных удержаний, субподрядчик обратился в экономический суд с иском о взыскании соответствующей суммы (около 4,6 тыс. руб.), пени и процентов за пользование чужими денежными средствами за период просрочки с 25.01.2022 – для 30% удержаний и с 01.02.2022 – для 20%.

Возражения подрядчика (ответчика) сводились к тому, что истец не выполнил одно из условий выплаты гарантийных удержаний – не направил письменное обращение о возврате полагающихся сумм. Ответчик получил лишь претензию субподрядчика, которая таким письменным обращением, по мнению подрядчика, не является.

Вердикт суда: требования законны, нюансы – в сроках

Суд первой инстанции признал заявленные требования законными и обоснованными, посчитав, что у подрядчика возникло обязательство по выплате истцу 30% от общей суммы гарантийных удержаний после подписания последних акта и справки, 20% – после ввода объекта в эксплуатацию. Указанные удержания суд расценил как способ обеспечения исполнения обязательств.

Доводы ответчика о том, что претензия не является письменным обращением, суд отверг, указав, что стороны не согласовали проект письменного обращения.

В итоге суд взыскал причитающуюся субподрядчику часть гарантийных удержаний в полном объеме, уточненную сумму процентов и пеню, уменьшив размер последней втрое (относительно заявленной истцом) на основании ст. 314 ГК.

Такие выводы поддержала апелляционная инстанция, также признав несостоятельными доводы ответчика о том, что в отсутствие письменного обращения о выплате сумм удержания обязательства по оплате соответствующих сумм не возникло.

Рассмотрев кассационную жалобу ответчика, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда (СКЭД) согласилась с тем, что требования субподрядчика о взыскании 50% гарантийных удержаний правомерны (дело № 155ЭИП232014 на портале court.gov.by).

Вместе с тем кассационная инстанция сочла, что нижестоящие суды неверно определили момент для начала исчисления штрафных санкций. СКЭД указала, что по смыслу условий договора для применения срока выплаты удержанных сумм необходимо соблюдение совокупности условий:

– по первой части сумм – наличие подписанных сторонами акта и справки и письменное обращение субподрядчика о возврате 30% гарантийных удержаний;

– по второй части – наличие утвержденного заказчиком акта приемки объекта в эксплуатацию и письменное обращение субподрядчика о возврате 20% удержаний.

Помимо указания на письменную форму обращения, иных требований к такому документу договор не содержал. Однако суды, констатировав, что в договоре не согласованы ни срок направления обращения, ни его проект, ни порядок оплаты в его отсутствие, фактически признали таким обращением претензию ответчика в адрес истца.

Между тем эту претензию подрядчик получил спустя несколько месяцев после подписания акта, справки и приемки объекта в эксплуатацию, т.е. уже за пределами установленных договором сроков. Поэтому и штрафные санкции нужно было исчислять иначе – с учетом положений п. 2 ст. 295 ГК.

Согласно этому пункту в случаях, когда обязательство не предусмат­ривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня поступления письменного требования кредитора о его исполнении, если иное не вытекает из акта законодательства, условий или существа обязательства.

На основании приведенных норм в данном случае период просрочки по возврату суммы удержаний следовало исчислять исходя из даты получения ответчиком претензии. Следовательно, истец имел право на взыскание пени и процентов в меньшем размере, чем заявленный в иске.

Но ввиду того, что суд первой инстанции мотивированно уменьшил несоразмерную неустойку, оснований для переоценки этих выводов суда СКЭД не нашла. Кассационная инстанция лишь пересчитала размер процентов за пользование чужими денежными средствами.

В результате кассационного пересмотра судебных постановлений для ответчика мало что изменилось: размер взысканных гарантийных удержаний и пени остался прежним, несущественно (на фоне общей суммы взыскания) уменьшился размер процентов.

Приведенный в качестве примера судебный кейс показывает, что взыскать суммы гарантийного удержания, возврат которых привязан к наступлению некоего события, реально. Правда, при условии, что истец сможет представить доказательства того, что эти события наступили. Вместе с тем, если помимо события стороны оговаривают какие-либо иные условия уплаты удержанных сумм, например, как в данном случае, получение письменного обращения, необходимо четко прописывать в договоре порядок выполнения такого условия: сроки, вид документа, последствия его не­направления.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by


Распечатать с изображениями Распечатать без изображений