$

2.0458 руб.

2.2613 руб.

Р (100)

3.2083 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

АПК

Экономика, которой вредно молоко. Нашей стране придется сокращать молочное животноводство

17.09.2019
Экономика, которой вредно молоко. Нашей стране придется сокращать молочное животноводство
Фото: kp.ru

Россельхознадзор за последние полтора-два года очень заметно изменил важные экономические показатели нашей республики в целом, отдельных отраслей и конкретных предприятий. Вследствие этих перемен нам, безусловно, придется менять цели и приоритеты развития. Иначе ресурсы страны потратим впустую и в итоге окажемся в тупике.

Россельхознадзор, отвечающий за ветеринарный контроль ввозимой в Россию сельхозпродукции, то и дело вводит ограничения в отношении поставок белорусских предприятий-­экспортеров.

Эксперты белорусской стороны говорят об использовании ветеринарных норм для поддержки российских производителей, россияне указывают на ненадлежащее качество белорусской продукции.

Пока идут споры, белорусские предприятия продолжают искать альтернативы восточному направлению экспорта, но, если судить по статистике, только теряют деньги.

Анализ итогов экспорта за I полугодие 2019 г., проведенный нами в «ЭГ» от 03.09.2019 № 65, показал, что основным покупателем мясной и молочной продукции белорусских пред­приятий по-прежнему остается Россия. На долю восточной соседки приходится 90–95% экспортируемых молочных продуктов и 85% мясных изделий.

В то же время нельзя сказать, что наши торговые отношения развиваются положительно и конструктивно.

 

Особое отношение к Беларуси

Ветеринарный контроль сельскохозяйственной продукции при ввозе на территорию любого государства – нормальное явление, призванное препятствовать распространению ин­фекций и защитить потребителей от некачественной продукции.

Однако даже предварительная оцен­ка объема данных по Беларуси, которые размещены в открытом дос­тупе на сайте Россельхознадзора, свидетельствует об особом внимании Рос­сии к белорусским пред­приятиям. Не проходит и месяца, чтобы какой-нибудь из наших мясокомбинатов и молокозаводов не получил за­прета на ввоз или не стал объектом усиленного лабораторного контроля.

Более того, иногда специалисты Рос­сельхознадзора требуют проведения инспекций на белорусских пред­приятиях с целью дополнительного конт­роля качества продукции. Если про­изводитель отказывает в проведении такой инспекции, Россельхознадзор может использовать это как основание для ограничения ввоза.

С другой стороны, все ограничения на ввоз основываются на данных лабораторных исследований, в результате которых в белорусской продукции обнаруживались недопустимые вещества или ненадлежащий состав.

Мы не можем ни подтвердить, ни опровергнуть результаты этих исследований, поэтому не будем обсуждать вопрос их достоверности. Наша задача – оценить, насколько такая политика России несет в себе угрозу для белорусских производителей и экономики в целом.

 

Любимчики и «двоечники» Россельхознадзора

На сайте Россельхознадзора содержатся сведения об ограничении ввоза и отмене таких ограничений в отношении белорусских производителей, расположенные в хронологическом порядке. Мы посмотрели, какие предприятия попали под удар и как долго их продукция была под запретом ввоза в Россию.

Наиболее продолжительными (свы­ше 180 дней) за 2018 г. были ограничения на ввоз продукции у следующих производителей: ОАО «Бабушкина крынка», ОАО «Молоко», ОАО «Мил­кавита», ОАО «Столбцовский мясоконсервный комбинат», ОАО «Здравушка Милк», СОАО «Беловежские сыры», ОАО «Слуцкий сыродельный комбинат», ОАО «Гомельский мясокомбинат», УПП «Полоцкий молочный комбинат», ООО «Инкофуд», СПК «Агрокомбинат «Снов».

В июне 2018 г. после очередного обострения вопросов, связанных с качеством белорусской продукции, был составлен перечень предприятий-производителей, которые смогли подтвердить происхождение, наличие необходимых объемов сырья и его соответствие объемам производства, а также представить обоснованные доказательства безопасности продукции в соответствии с требованиями технических регламентов Таможенного союза. В список попали ОАО «Барановичский молочный комбинат», СОАО «Ляховичский молокозавод», ОАО «Беллакт», КПУП «Мозырские молочные продукты», ОАО «Туровский молочный комбинат», ОАО «Лидский молочно-консервный комбинат», ОАО «Молочные горки», СООО «Бел­сыр». Эти предприятия получили возможность отгружать свою продукцию в Россию.

Правда, КПУП «Мозырские молочные продукты» с 7 августа 2018 г. снова попал под ограничение ввоза. Другие предприятия, оставшиеся вне списка, также продолжают периодически подвергаться запретам на поставки.

 

В прицеле – мясокомбинаты

В 2019 г. все чаще ограничениям на ввоз стали подвергаться белорусские мясокомбинаты. В начале года запрет на поставку продукции получили ОАО «Слуцкий мясокомбинат», ОАО «Минский мясокомбинат», ОАО «Слонимский мясокомбинат», ОАО АФПК «Жлобинский мясокомбинат», ОАО «Столбцовский мясоконсервный комбинат», ОАО «Беловежский», ОАО «Витебский мясокомбинат.

ОАО «Борисовский мясокомбинат № 1» получил запрет 22 февраля 2019 г. и только 15 августа 2019 г. смог добиться его отмены. 08 мая 2019 г. под ограничение попал ОАО «Могилевский мясокомбинат».

Периодически под усиленным лабораторным контролем оказывались предприятия «большой мясной тройки»: ОАО «Брестский мясокомбинат», ОАО «Гродненский мясокомбинат», ОАО «Волковысский мясокомбинат».

Больше всего досталось Брестскому – в отношении его продукции запрет действовал с 10 мая 2019 г. по 14 августа 2019 г. А вот Волковысский мясокомбинат оказался самым стойким – до запрета дело так и не дошло.

 

Закономерное сокращение экспорта

Данные по экспорту, предоставленные Национальным статистическим комитетом РБ, позволяют оценить последствия политики, проводимой Россельхознадзором.

Объем экспорта молочной продукции (за исключением масла, сыра и творога) за 2018 г. в сравнении с предыдущим годом сократился как в физическом выражении – с 689,4 тысяч т до 505,7 тысяч т (на 26,64%), так и стоимостном – с 789,1 млн USD до 540,6 млн USD (на 31,5%).

В меньшей степени снижение затронуло масло, сыр и творог – физический объем ввезенной в Россию продукции сохранился на прежнем уровне (250 тысяч т), но в денежном выражении мы все равно заработали меньше – 1 млрд USD вместо 1,15 млрд USD годом ранее (на 12,38% меньше).

Диверсификация экспорта и альтернативные рынки не помогают, поскольку средние цены реализации продукции часто оказываются ниже, чем при отгрузке в Россию. Например, средняя цена поставки по товарной группе «молоко и сливки несгущенные» в Россию составляет 725 USD за тонну, Казахстан (вторая по объему экспорта страна) – 530 USD за тонну, «масло сливочное» при поставке в Россию – 4710 USD за тонну, Казахстан – 4170 USD за тонну. Только сыр и творог мы продаем в другие страны дороже, чем получаем от России.

 

Мясокомбинаты тоже сворачивают экспорт

Схожая динамика сложилась по экспорту в Россию мяса и мясной продукции в первом полугодии 2019 г. В физическом выражении объем экспорта мяса в Россию составил 122,5 тысяч т, сократившись на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в денежном – 295 млн USD, что на 21,2% ниже, чем в 1 полугодии 2018 г.

Снизились объемы экспорта и готовой мясной продукции: если в I полугодии 2018 г. мы поставили в Россию 23,15 тысяч т мясных продуктов на 71,2 млн USD, то в 2019 г. только 17,6 тысяч т на 57,2 млн USD, что на 24% меньше в физическом выражении и на 20% – в денежном.

 

Кому приносят убытки мясо и молоко

Благодаря тому, что наша статья охватывает 2018 г., а в перечень предприятий, попавших под запрет, вошло много открытых акционерных обществ, мы можем проследить, как ограничения на экспортные поставки в Россию повлияли на итоги их деятельности.

Выручка ОАО «Бабушкина крын­ка» снизилась на 12,7%, затраты сохранились на уровне прошлого года. В итоге пред­приятие показало убыток от текущей деятельности на уровне 6,97 млн руб. и чистый убыток в размере 14,2 млн руб. При этом совокупный долг предприятия (дол­госрочные обязательства, крат­косрочная часть дол­госрочных обязательств, краткосрочные кредиты и займы) составила 336,3 млн руб.

Аналогичная ситуация наблюдается у ОАО «Милкавита»: снижение выручки по сравнению с прошлым годом – на 19%, убыток от текущей деятельности – 6,5 млн руб., чистый убыток – 9,5 млн руб., размер долга – 127,18 млн руб.

Сохранили безубыточность на операционном уровне, но показали убыток по итоговому финансовому результату ОАО «Молоко» (убыток 13,7 млн руб., долг 139,6 млн руб.), ОАО «Здравушка Милк» (убыток 1,74 млн руб., долг 124,7 млн руб.), ОАО «Слуц­кий сыродельный комбинат» (убыток 3,5 млн руб., долг 208,6 млн руб.).

Мясокомбинаты пострадали меньше. Если влияние запрета и отразилось на их деятельности, то заметить это можно по снижению рентабельности реализации. Так, например, ОАО «Столбцовский мясоконсерв­ный комбинат» по итогам 2018 г. получило выручку, сопоставимую с предыдущим годом, но реализовало продукцию с меньшей рентабельностью: 6,73% против 10,2% в 2017 г.

Но все же основное влияние со­кращение экспорта мяса окажет на отчетность мясокомбинатов по итогам 2019 г. В то же время мы допускаем, что влияние может быть менее значительным по сравнению с переработчиками молока.

Все-таки разница между объемом производства и объемом внутреннего потребления у мясной продукции гораздо меньше, чем у молочной. В 2018 г. производство молока составило 770 кг на человека при объеме потребления 249 кг, мяса – 127 кг при потреблении 92 кг. Поэтому положение мясокомбинатов из­начально выглядит более прочным.

 

Что делать?

Прежде всего, на наш взгляд, нужно сделать простой, но важный с точки зрения дальнейших рассуждений вывод: в Беларуси перепроизводство мо­лока и молочной продукции.

Мы сколько угодно можем говорить о жесткости позиции Россельхознадзора и отсутствии духа товарищества и добрососедства в наших торговых отношениях с Россией.

Но, если посмотреть на ситуацию спокойно и по-взрослому, то окажется, что Россельхознадзор действует в полном соответствии с национальными интересами и защищает рос­сийских производителей.

А Беларуси нужно понять, что мы производим слишком много молока, и если не хотим продавать его по снижающейся цене (что неизбежно в условиях сокращающегося спроса), то должны умерить свои аппетиты и сфокусироваться на эффективности производства и качестве продукции.

Не стоит спасать предбанкротные сельхозпредприятия и модернизировать старые молочные заводы – нужно сосредоточиться на лучших хозяйствах и предприятиях и на­править инвестиции на них.

Пока же наблюдается обратная тенденция: переработчики молока сли­ваются в холдинги, которые увеличивают инвестиции в производство, распределяя капиталовложения между разными филиалами; затраты на производство растут, а исполкомы продолжают видеть в переработчиках дойных коров и навязывать им убыточные сельхозпредприятия и ин­вестиционные проекты.

С мясокомбинатами ситуация выглядит получше, но в целом тен­денция складывается такая же, а значит, здесь тоже стоит подстелить соломку, чтобы падать потом не было так больно.

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК, финансовый эксперт «ЭГ»


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы