$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

ДРАКОНАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ©

10.08.2012

Развитие Китая в конце ХХ – начале ХХI века стало загадкой не только для историков, но и для экономистов всего мира. Быстрый экономический рост в сочетании с правящей коммунистической партией стал причиной постоянных споров в академических и политических кругах, сопровождаемых непрерывной спекуляцией данными.

Поэтому достаточно сложно понять, что же на самом деле произошло и происходит в Китае, и возможно ли китайскую модель применить в других странах? Ответ (если его удастся найти) был бы очень важен не только в теории, но и с практической точки зрения для многих развивающихся стран, в том числе для Беларуси.

Очень часто происходящее в Китае объясняется особенностями местного национального характера и менталитета: терпение, упорство, чувство субординации, традиционализм и семейственность. Все это есть, но главной причиной «китайского чуда» не является. Иначе высокие темпы роста экономики Поднебесной мы бы наблюдали на протяжении всей ее многовековой истории. Конечно, национальные особенности имеют определенное влияние, но не надо их переоценивать.

Ошибочно и мнение, что все дело — в первоначальных условиях, дескать, именно отсталость страны стала причиной последующего рывка. Но, по данным Института экономических исследований России, эта гипотеза не имеет статистического подтверждения. Обычно не стартовые условия становятся причиной роста, а то, насколько хорошо реформаторы смогут оценить положительные и отрицательные стороны текущего положения страны и воспользоваться ими.

Наследие «великого кормчего»

Даже в самые жестокие времена тоталитаризма в Китае, в отличие от СССР, сохранялась прослойка частных торговцев и промышленников. Коммунистическая партия не стремилась уничтожить национальную буржуазию, намереваясь использовать частный капитал для восстановления экономики страны. Во время кампаний «пяти» и «трех» злоупотреблений частные структуры дискредитировались, но оставались на рынке. Поэтому если после распада Советского Союза буржуазию как класс пришлось возрождать практически с нуля, то в Китае он сохранил свои традиции, что и позволило во время реформ быстрее восстановить утраченные позиции.

Отметим, что в годы «большого скачка» в Китае, как и в СССР при Сталине, проводились эксперименты по переселению народов. Это привело к вооруженным конфликтам в Синьцзяне, Внутренней Монголии, Цинхае и Тибете, а также к довольно масштабной эмиграции в другие страны. После начала реформ главным источником инвестиций в страну стал капитал эмигрантов — хуацяо, составлявший, по разным оценкам, на момент начала китайских реформ не менее 1 трлн. USD. Эти же хуацяо стали генератором быстрой вестернизации внутренней жизни страны. Они вернулись в Китай с новой культурой, образованием, полученным в лучших университетах США и Западной Европы. Все это ускоряло процесс развития китайского общества.

Сила власти и реформ

Как показывает опыт некоторых стран, в рамках недемократической политической системы невозможно реализовать полноценные рыночные реформы. Например, они стали возможными в странах Центральной и Восточной Европы или в Чили только после политической демократизации.

Однако пример Тайваня, Сингапура, Южной Кореи показывает, что авторитарная власть тоже в состоянии успешно трансформировать экономику в развитой капитализм. К этой же группе традиционно относят и КНР, где либеральные реформы проводила компартия, явно далекая от демократии западного образца. При этом власти страны активно используют настроения народных масс для продвижения своей реформаторской повестки дня. К примеру, когда возникает недовольство из-за инфляции, безработицы и т.п. (являющихся следствием проводимых реформ), общество желает наказания виновных. Их всегда находят среди высокопоставленных функционеров, смещают с постов и примерно наказывают, хотя они не инициаторы реформ, а лишь послушные исполнители.

Таким образом, в рецепте системных реформ по-китайски важное место занимает отсутствие нагнетания ситуации вокруг темы реформ и в случае возникновения недовольства — поиск и прилюдное наказание виновных в высших эшелонах управления.

В поисках женьшеня

Причина успеха реформ в КНР заключается не в наличии какого-то одного фактора, а в сочетании целого множества. Поэтому для поиска корня «китайского экономического чуда» необходимо выяснить степень влияния каждого из факторов.

Думаю, что голод и бедность населения после смерти Мао были настолько ужасающими, что люди начинали самостоятельно реформировать экономическую систему страны, не обращая внимания на решения ЦК КПК. Яркий пример этих событий — провинция Аньхой. Компартия, увидев успех стихийных преобразований, закрепила все изменения официально и решила сама возглавить процесс трансформации. Именно политическая воля местных и центральных властей стала вторым фактором, сыгравшим огромную роль в становлении «экономического чуда» в Китае.

Компартия Китая согласилась с развитием «двухколейной» экономики: госпредприятия и частные компании развивались отдельно. Создание экономических зон, в которых существовали не только льготные условия хозяйствования, но и некоторые признаки демократии, стало огромным толчком к развитию капиталистического уклада общества, несмотря на коммунистическую идеологию. Как только «джин рынка» вырвался на волю, никакие решения КПК не могли затормозить «стихийное» развитие рынка в стране. И правящая элита поняла, что бонусы от либерализации куда выше, чем от сохранения плановой экономики.

Нелицензионная копия

Можно ли применить модель развития Китая для Беларуси? Однозначно, нет. Вероятность сочетания различных факторов, которые дали бы результат, подобный китайскому, столь мала, что не стоит и пробовать. Однако некоторые решения и методы были бы полезны для создания своей, уникальной, стратегии развития.

Так, свободные экономические зоны могут стать точками привлечения иностранного капитала. С учетом дешевой рабочей силы в нашей стране, по сравнению с Европой, в сочетании с географическим положением объем привлеченных инвестиций за год может достичь десятков миллиардов долларов. Правда, тут нужно учесть целый ряд факторов, способных свести все преимущества на нет в любой стране.

Во-первых, это слабо контролируемый огромный бюрократический аппарат, мешающий бизнесу работать и в СЭЗ. В-вторых, высокий уровень коррупции, в-третьих, дефицит кадров в органах госуправления, способных эффективно работать с иностранными инвесторами. В Беларуси, в-четвертых, велика зависимость от России, власти которой всеми возможными способами лоббируют интересы своих групп влияния. В-пятых, белорусский бизнес не способен на равных конкурировать с иностранными предприятиями из-за сложного национального законодательства. В шестых, существует влияние национальных групп бизнесменов (рентополучателей), заинтересованных в сохранении статус-кво.

Названные факторы будут тормозом развития не только свободных зон в Беларуси, но и любых попыток сделать «копи-паст» некоторых реформ Китая, которые могли бы сыграть большую роль в развитии рынка нашей страны. Поэтому нам необходимо правильно оценить свое текущее состояние и, основываясь на опыте других стран, в т.ч. Китая, выработать свою собственную программу реформирования. При этом чем дольше откладывается ее создание и реализация, тем труднее будет проводить трансформацию в будущем и выше окажется цена, которую придется заплатить за преобразования.

Антон БОЛТОЧКО, аналитик Либерального клуба