$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ВЭД

Дело дебиторов: за зарубежными долгами следит генпрокуратура

08.09.2017

На совещании с руководством Государственного секретариата Совета Безопасности, правоохранительных органов и ведомств системы обеспечения национальной безопасности Президент Беларуси Александр Лукашенко напомнил о необходимости взыскания просроченной дебиторской задолженности зарубежных партнеров перед белорусскими предприятиями. Этот вопрос находится на особом контроле в Генеральной прокуратуре страны.

«Мы сегодня берем кредиты под определенные проценты, а немало сотен миллионов долларов болтается за пределами страны – неоплаченных за поставленные товары и услуги», – заявил глава государства. Он также поинтересовался, как обеспечивается воз­мещение экономического ущерба от подобных преступлений.

КАЗАЛОСЬ бы, жесткие сроки воз­врата валютной выручки, установленные Указом Президента от 27.03.2008 № 178 «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций», и санкции за их нарушение, предусмотренные ст. 11.37 КоАП и ст. 225 УК, должны заставить руководство белорусских предприятий не допускать просроченных долгов. Но, как показывает статистика, это удается не всегда. Однако в целом ситуация в данной сфере улучшается. По данным Белстата, внешняя просроченная дебиторская задолженность сократилась с 1145,7 млн. BYN на 1 июля 2016 г. до 974,3 млн. на 1 июля т.г., т.е. почти на 15%, а в долларовом эквиваленте – на 12,1%, до 501,9 млн. USD. При этом общая сумма внешней дебиторской задолженности за год выросла на 6,6%, а удельный вес внешней просроченной дебиторской задолженности в ней сократился с 15,8 до 12,6%.

Иными словами, если раньше вовремя не возвращался каждый шестой доллар валютной выручки, то теперь – каждый восьмой. В то же время по итогам 6 месяцев т.г. белорусский экспорт товаров и услуг по методологии платежного баланса вырос на 19,4% по сравнению с I полугодием 2016 г. Получается, что наши менеджеры добились определенных успехов: как в восстановлении объемов поставок, так и в выбивании долгов из своих зарубежных партнеров. Те пытались отплатить нам той же монетой: внешняя просроченная кредиторская задолженность белорусских предприятий за год сократилась с 1279,1 до 977,3 млн. BYN, или с 637,9 до 503,4 млн. USD, но ее удельный вес в общей сумме внешней кредиторской задолженности вырос за год с 13,4 до 13,5%.

Возможно, далеко не вся часть просроченной внешней дебиторской задолженности зарубежных партнеров связана с криминалом. Но иногда долги действительно гораздо больше беспоко­ят прокуратуру, чем менеджеров пред­приятий-экспортеров. Так, генеральный прокурор Беларуси Александр Конюк заявил журналистам, что «к сожалению, не все эти деньги мы сможем достать. Потому что где-то мошеннические структуры были задействованы, когда наше предприятие загоняет продукцию, скажем, в какое-то российское представительство или фирму, а та банкротится. И все, уже трудно будет что-либо вернуть после таких действий». Проблема выглядит настолько серьезной, что ее приходится «самым подробным образом» обсуждать на совещании у Президента страны с руководством Госсекретариата Совета Безопасности, правоохранительных органов и ведомств системы обеспечения национальной безопасности. По словам А. Конюка, есть много вопросов и проблем в деятельности товаропроводящих сетей, в т.ч. криминального характера.

Генпрокурор полагает, что вопрос образования и накопления просроченной внешней дебиторской задолженности находится именно в компетенции руководителей товаропроводящих сетей и зависит от их добросовестности. «Некоторые вопросы мы решаем путем прокурорского реагирования. Так, недавно возбуждено уголовное дело в отношении одного из субъектов товаропроводящих сетей «Белшины» в Грузии, – цитирует БелТА главу Генпрокуратуры. – Возбуждено уголовное дело в отношении субъектов российских товаропроводящих сетей, в т.ч. связанных с поставкой молочной и мясной продукции белорусских предприятий». Основной причиной проблемы А. Конюк считает «криминальную заангажированность». По его словам «некоторые наши субъекты с упорством, достойным луч­шего применения, направляют в одну и ту же точку нашу продукцию без оплаты. И у меня как прокурора возникает сразу вопрос… Заинтересованность – личная, материальная и так далее».

Заметим, что организационно-правовая форма собственного субъекта ТПС, включая размер доли производителя (агента) в уставном капитале, и иные условия, определяющие порядок его деятельности, должны обеспечивать участие белорусского производителя (агента) в управлении этим субъектом, контроль за его финансово-хозяйственной деятельностью, а также исключать возможность принятия его органами управления решений, противоречащих интересам белорусского производителя) (п. 5 Положения о товаропроводящей сети белорусских организаций за рубежом, утв. постановлением Совмина от 24.02.2012 № 183). Но фактическое участие в управлении и реальный контроль нужно еще захотеть и суметь организовать. Если умения и средства тут – дело наживное, то с желанием сложнее. Руководители и сбытовики порой мало заинтересованы в улучшении финансового положения компаний, особенно государственных. Им может быть куда выгоднее получить щедрый нелегальный процент с «зависших» сумм, чем премию в размерах, строго ограниченных законодательством. Так что истоки «криминальной заангажированности» следует искать в системе мотивации менеджеров, а если копнуть поглубже – в качестве корпоративного управления и структуре собственности белорусских предприятий. К тому же судиться со своими иностранными контрагентами иным нашим руководителям кажется делом слишком хлопотным и затратным.

Белорусские предприятия вынуждены предоставлять своим зарубежным партнерам отсрочки платежа, если вообще хотят продавать свою продукцию на внешних рынках. Уложиться в сроки завершения внешнеторговых операций при экспорте, установленные Указом № 178, здесь удается не всегда – даже с учетом их увеличения в июне с 90 до 180 календарных дней с даты отгрузки товара. Правда, в комплексе мер по реализации Программы социально-экономического развития РБ на 2016–2020 годы, утв. постановлением Совмина от 12.01.2017 № 18, запланирована дальнейшая либерализация порядка проведения внешнеторговых операций. Обещается в 2020 г. вообще отменить ограничение сроков завершения внешнеторговых операций и позволить устанавливать их на основе договоренностей, закрепленных во внешнеторговых контрактах. Будем надеяться, что к тому времени и наши менеджеры, и их зарубежные контрагенты станут достаточно добросовестными, чтобы сроки остались разумными, а договоренности исполнялись своевременно.

ПОКА генпрокуратура борется с возвратом просроченных долгов из-за рубежа, власти пытаются поспособствовать решению проблемы финансовыми методами. Но возможности для этого ограничены. Например, Указом Президента от 4.09.2017 № 317 меняются правила стимулирования иностранных покупателей, ранее предусмотренные Указом Президента от 25.08.2006 № 534 «О содействии развитию экспорта товаров (работ, услуг)». До сих пор Банк развития был вправе предоставлять экспортные кредиты с поддержкой государства нерезиденту либо ино­странному банку для оплаты белорусской продукции, реализуемой ему официальным представителем белорусской организации без ограничений по сумме контракта. Теперь максимальный раз­мер кредита может составлять до 85% контрактной стоимости продукции (конт­рактной стоимости договора международного лизинга). Кредиты будут предоставляться при экс­порте высокотехнологичных инвестиционных товаров, производимых отечественными организациями и включенных в перечень, утвержденный постановлением Совмина от 6.07.2016 № 279. Предполагается, что это позволит повысить эффективность реализации механизма поддержки экспорта и увеличить поставки белорусской продукции на зарубежные рынки, особенно в страны дальней дуги.

Такой рост обойдется недешево: чтобы на этих рынках охотнее покупали нашу продукцию, придется кредитовать иностранных покупателей за наш счет. Возможно, это позволит нарастить экс­порт и сократить дебиторскую задолженность отечественных экспортеров. Но те, возможно, и сами охотно взяли бы кредиты по коммерчески ориентированным процентным ставкам CIRRs в соответствии с положениями Соглашения об официально поддерживаемых экспортных кредитах, разработанного странами – членами ОЭСР (в настоящее время – 2,49% по кредитам до 5 лет в долларах и 0,4% в евро), или в российских рублях под 2/3 ключевой ста­вки Центробанка РФ, а в белорусских рублях – под 2/3 нашей ставки рефинансирования.

Но такие экспортные кредиты могут выделяться только белорусским лизинговым организациям для приобретения отечественных товаров, включенных в упомянутый перечень, для передачи их в лизинг либо продажи зарубежным компаниям или напрямую нерезидентам для оплаты реализованных либо для предварительной оплаты производимых в Беларуси товаров на основании предложений республиканских органов государственного управления и иных государственных организаций, подчиненных Правительству РБ, облисполкомов, Мингорисполкома, согласованных с Минэкономики и Минфином. Таким образом, если наши предприятия-экспортеры не смогут прокредитовать своих зарубежных покупателей, опасаясь нежелательной дебиторской задолженности, то за них это в некоторых случаях сделает Банк развития.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ