$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Декретный отпуск для белорусского бизнеса

28.11.2017

Долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства» содержит обширный перечень мер, направленных на упрощение ведения бизнеса. Документ никого не оставил равнодушным. Одни бурно радуются, что государство наконец повернулось лицом к бизнесу, другие сомневаются в достаточности и эффективности принятых мер. Кое-кто опасается, что инициативы властей постигнет судьба Директивы № 4, а иные уверены, что так оно и будет. Оптимисты надеются, что в отличие от прежних директив декрет – это документ прямого действия, содержащий конкретные и обязательные для исполнения нормы. Таковых здесь действительно много. Но кроме них в Декрете имеются программные декларации и намерения, которые власти собираются реализовать в будущем – если позволит ситуация в экономике.

Дело принципа

В первом пункте Декрета объявляется, что взаимодействие государства и бизнеса будет основываться на следующих принципах:

презумпция добросовестности субъектов хозяйствования;

саморегулирование бизнеса и минимизация вмешательства государства в его деятельность;

сочетание заявительного принципа государственной регистрации субъектов хозяйствования и уведомительного порядка начала осуществления отдельных видов экономической деятельности;

лицензироваться будет только деятельность, потенциально сопряженная с угрозами причинения вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан;

приоритетом работы кон­тролирующих (надзорных) органов станет профилактика правонарушений, а не исключительно привлечение к ответственности за нарушения;

персонализация ответственности руководителя за надлежащую организацию деятельности субъекта хозяйствования, исключающую причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан;

соразмерность наказания характеру совершенного правонарушения и его последствиям;

максимальное использование информационных технологий во взаимодействии госорганов и бизнеса;

открытость и доступность текстов нормативных правовых актов, в т.ч. технических.

Декретом утверждены перечень видов экономической деятельности, для которых действует уведомительный принцип, а также общие требования пожарной безопасности, санитарно-­эпидемиологические, экологические и ветеринарные требования, которые обязаны соблюдать все субъекты хозяйствования. Иные требования в данных сферах, содержащиеся в технических нормативных правовых актах (за исключением требований, предусмотренных техрегламентами Республики Беларусь), подлежат применению по усмотрению субъектов хозяйствования. Их даже разрешается не соблюдать – при условии обеспечения в процессе экономической деятельности безопасности, исключающей причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан, если иное не предусмотрено данным Декретом и иными решениями Президента. Никто, естественно, не избавлен от обязанности обеспечивать нормальные условия для своих работников в соответствии со ст. 89 Трудового кодекса. Нарушения этих условий, как мы увидим далее, могут дорого обойтись бизнесменам и директорам предприятий.

Декретом устанавливается целый ряд норм, смягчающих условия ведения отдельных видов деятельности (см. с. 8–13 Информбанка), а также даются поручения правительству, министерствам и ведомствам по реализации норм Декрета и разработке дальнейших мер по развитию предпринимательства. 

Административные процедуры

Государство намерено со­здать субъектам хозяйствования максимально комфортные условия для получения лицензий, включения информации о компаниях и их имуществе в регистры, реестры, базы и банки данных, информационные системы и иные информационные ресурсы, а также для осуществления иных административных процедур. Для этого Президентом будет утвержден Единый перечень административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями в отношении субъектов хозяйствования. По-видимому, статуса единого перечня, утвержденного постановлением Совмина от 17.02.2012 № 156, тут недостаточно.

Техническое нормотворчество

В соответствии с подп. 3.6 п. 3 Декрета технические нормативные правовые акты (за исключением ТНПА, утверждаемых субъектами хозяйствования), являющиеся в соответствии с законодательными актами и постановлениями Совмина обязательными для соблюдения субъектами хозяйствования, подлежат обязательной юридической экспертизе, проводимой Национальным центром правовой информации, на предмет их соответствия законодательным актам и постановлениям Совмина, а также наличия в них положений, требующих урегулирования на уровне нормативных правовых актов, не являющихся техническими. Такие ТНПА будут включаться в Национальный реестр правовых актов, официально публиковаться на Национальном правовом Интернет–портале, а также размещаться на иных информационных ресурсах в Интернете.

Технические регламенты Рес­публики Беларусь отныне будут разрабатываться только в отношении продукции, включенной в единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные для соб­людения требования в рамках Евразийского экономического союза и в отношении которой не вступили в силу или на которую не распространяются технические регламенты Таможенного союза и ЕАЭС.

Со дня вступления в силу техрегламентов ТС и ЕАЭС, устанавливающих требования к продукции, субъекты хозяйствования вправе не применять рес­публиканские технические нор­мативные правовые акты, устанавливающие обязательные для соблюдения требования к такой продукции, независимо от факта и даты признания их утратившими силу. Исключение составят случаи, если иное предусмотрено в переходных положениях технических регламентов ТС и ЕАЭС и (или) актах Евразийской экономической комиссии.

Белорусские техрегламенты должны содержать только основополагающие технические требования, предъявляемые к продукции либо к продукции и процессам, связанным с жизненным циклом продукции. Иные технические требования к продукции, включая технические описания процессов ее производства, технические требования к методикам (методам) контроля, проведению испытаний и исследований, выполнению измерений, могут включаться в государственные стандарты Республики Беларусь или технические кодексы установившейся практики.

Последние будут являться обя­зательными для соблюдения субъектами хозяйствования только при ссылке на них в законодательных актах, техрегламентах РБ, иных нормативных правовых актах Совмина, а ра­вно если сами субъекты хозяйствования в добровольном порядке заявили об обязательности их соблюдения.

Государственные стандарты РБ будут являться обязательными для соблюдения субъектами хозяйствования только при ссылке на них в техрегламентах, а равно если сами субъекты хозяйствования в добровольном порядке заявили об обязательности их соблюдения. Данные положения не должны применяться лишь в отношении технических кодексов установившейся практики и госстандартов в военной сфере, сфере защиты государственных секретов и иной ин­формации ограниченного рас­пространения, в области ис­пользования атомной энер­гии, обеспечения ядерной и радиационной безопасности, электро­связи.

В Декрете окончательно устанавливается, что нормативные правовые акты СССР и БССР, в т.ч. ТНПА СССР и БССР, регулирующие порядок и условия осуществления экономической деятельности, не являются обязательными для применения (соблюдения) на территории Беларуси (кроме правовых актов СССР, устанавливающих требования к обе­спечению безопасности в атом­ной энергетике). Заметим, что о необходимости разобраться с советским нормативным наследием говорилось еще в Кон­цепции совершенствования законодательства Республики Беларусь, утв. Указом Президента от 10.04.2002 № 205. Но окончательное решение принято только теперь.

Печать

Еще одно радикальное нов­шество: субъекты хозяйствования вправе не использовать печати – за исключением случаев, предусмотренных международными договорами (подп. 3.11 п. 3 Декрета). Таким образом, наши нормотворцы решили последовать примеру соседей. В странах Балтии, как и в остальном Евросоюзе, такой анахронизм, как обязательное применение печатей, уже и не припомнят. Россия отменила его еще в 2015 г., а Украина – с 19 июля т.г. Правда, там сразу же занялись исключением упоминаний о необходимости печати из всех нормативных актов, а в Украине даже установлен штраф «за вымогательство проставления печати на документе». Нам же еще придется выяснять, как быть, если кто-то воспользуется новым правом, а его контрагент решит, что не обязан доверять документу, заверенному только подписью. В придачу придется учиться игнорировать упоминание о печати в уставах, правилах заполнения ряда первичных учетных документов, справок, доверенностей и т.д. От привычки, складывавшейся десятилетиями, избавиться бывает нелегко.

Налоги

В Декрете в очередной раз обещается не допускать до 2020 г. повышение налоговых ставок и введение новых налогов, сборов (пошлин)за исключением случаев, когда соответствующие обязательства республики предусмотрены международными договорами, а также индексации налоговых ставок, установленных в белорусских рублях, в целях их адаптации к инфляционным процессам. Напомним, это обещание имеется и в Программе социально-экономического раз­вития Республики Беларусь на 2016-2020 годы, утв. Указом от 15.12.2016 № 466, так что повторять его было необязательно. Более свежо выглядит поручение правительству подготовить предложения о снижении налоговой нагрузки на субъектов хозяйствования в связи с созданием ими новых рабочих мест, работой на тер­ритории малых городских поселений и в сельской местности, реинвестированием прибыли в развитие производства, а также об упрощении налогового администрирования. Но это займет немало времени.

Пока же Декретом вдвое снижается пеня, рассчитанная в соответствии с п. 4 ст. 52 НК, при уплате таможенных платежей, специальных, антидемпинговых и компенсационных пошлин, утилизационного сбора, взимаемого таможенными органами. Однако эта норма применяется при условии, что оплата производится до принятия таможенными органами решения о взыскании сумм названных платежей или решения по акту таможенной проверки либо до истечения 10 рабочих дней со дня получения плательщиком указанных решений.

Кроме того, с субъектов хозяйствования не будут взыскивать налоги, сборы (пошлины) и иные обязательные платежи, если требование об их уплате не предъявлено в течение 5 лет со дня истечения срока уплаты, за исключением случаев, когда проверяемый период в соответствии с законодательными актами превышает 5 лет и при представлении субъектами хозяйствования уточ­ненных налоговых деклараций.

Подлежащая уплате нарастающим итогом сумма налога, сбора будет исчисляться по итогам налогового периода с учетом установленных фактов неуплаты и излишней уплаты суммы налога, сбора в отчетных периодах независимо от истечения 3-летнего срока со дня такой уплаты. При этом пени начисляются за данный налоговый период с учетом установленных налоговым законодательством сроков уплаты сумм налога, сбора, а также фактов излишне уплаченных в бюджет сумм.

С 1 января 2018 г. интернет-­магазинам, а также компаниям, оказывающим им рек­ламные и иные услуги через свои интернет-сайты, возвращается право применять упрощенную систему налогообложения. Не будем вспоминать, зачем надо было 2 года запрещать интернет-магазинам и их рекламораспространителям пользоваться УСН. Не меньшая тайна: почему теперь отменять запрет понадобилось Декретом. Ведь вполне можно было внести соответствующие по­правки в подп. 5.1.24, 5.1.4, п.п. 61 и 7 ст. 286 НК и не создавать лишней путаницы в законодательстве.

Субсидиарная ответственность

Одна из главных сенсаций Декрета: собственники юридического лица, признанного банкротом, а также его учредители (участники) и иные лица, в т.ч. руководители, имеющие право давать обязательные для этой компании указания либо возможность иным образом определять его действия, будут отныне нести субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если банкротство вызвано виновными (умы­шленными) действиями таких лиц. Эта норма может положить конец разгулу привлечения к «субсидиарке» любого участника или менеджера, которому не повезло подвернуться под руку нашему экономическому правосудию. К сожалению, Декрет в данном случае не имеет обратной силы, а потому множеству «привлеченных» без вины на реабилитацию рассчитывать не приходится.

Экспаты

Отечественным субъектам хозяйствования позволяется использовать труд иностранцев, не имеющих разрешения на постоянное проживание в Беларуси, без получения разрешения на привлечение в республику иностранной рабочей силы и специального раз­решения на право занятия трудовой деятельностью в Беларуси. Но не всяким, а только являющимся победителями (лауреатами) национальных (международных) конкурсов, отмеченными наградами в сфере их профессиональной деятельности. Другие регалии, опыт и сертификаты потенциальных экспатов почему-то авторов Декрета не прельстили. Надо полагать, белорусские компании смогут предложить лауреатам достойные условия, особенно – зар­плату.

Ложка дегтя

Радость от позитивных норм Декрета несколько меркнет, когда мы доходим до пункта 6. В нем говорится, что непринятие руководителем юридического лица необходимых мер по надлежащей организации деятельности этого юридического лица в соответствии с установленными законодательством требованиями, повлекшее причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан, если в этом деянии нет состава иного административного правонарушения или состава преступления, влечет наложение штрафа в размере от 10 до 200 базовых величин.

Составлять протоколы о таком административном правонарушении получают право в пределах своей компетенции долж­ностные лица, перечисленные в ст. 3.30 ПИКоАП, т.е. чиновники 72 видов государственных органов и организаций, а рассматривать такие дела будут районные (городские) суды.

Расплывчатая формулировка и неконкретность критериев подобных нарушений создает риск весьма широкого применения этого штрафа (см. «ЭГ» № 48 от 30.06.2017). Интересно, что в первоначальном варианте проекта декрета штраф составлял от 10 до 100 базовых величин, а бизнес-союзы бурно протестовали против данного пункта. В результате конструктивного диалога пункт остался, а верхний порог штрафа удвоился. Видимо, грядущее смягчение мер ответственности в КоАП (см. с. 13) как-то надо компенсировать.

Здесь читать, там – не читать

Нормативные правовые акты до приведения их в соответствие с Декретом будут действовать в части, ему не противоречащей. Таким образом, бизнес будет довольно долго барахтаться в густой каше противоречий норм налогового и гражданского кодексов, ряда законов и инструкций нормам Декрета, которые имеют приоритет перед остальными нормативными актами, – до тех пор, пока нормотворцы будут заниматься этим «приведением».

Возможно, было бы гораздо проще изменить конкретные нормы ГК, НК, отменить лиш­ние постановления, скорректировать некоторые законы и инструкции. Это все равно придется сделать, пока бизнесмены и консультанты будут пытаться применить на практике предусмотренные Декретом поблажки, осваивать новые требования пожарной и санитарной безопасности и т.п. Цена любого отклонения – на­званный выше штраф.

Времени на «приведение в соответствие» и реализацию благих намерений отводится довольно много. Можно успеть понять, какова экономическая и институциональная природа декларируемых принципов, оценить эффективность и регуляторное воздействие принимаемых мер, а иные обещания – спустить на тормозах или закрутить часть гаек обратно, как уже случалось в прошлом.

* * *

Итак, в результате долгой кропотливой деятельности министерств, межведомственных рабочих групп и общественно-­консультативных советов с участием бизнес-союзов деловое сообщество получило Декрет № 7. Но если кто-то надеялся увидеть в нем глубокие институциональные преобразования, способные кардинально изменить белорусскую социально-экономическую модель и отношения власти и бизнеса, его ждет разочарование. Декрет в сочетании с пакетом «либерализационных» указов и законов обеспечивает лишь устранение ряда устаревших и утративших смысл ограничений, которые не только мешают бизнесу, но и стали лишней морокой для самих чиновников.

Помнится, 7 лет назад у властей уже случился аналогичный приступ заботы о бизнесе. Его результатом стала Директива № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь». Тогда нас тоже уверяли, что по ходу ее реализации будут решены все проблемы, устранены все барьеры. Потом едва ли не каждый нормативный акт пред­ставлялся как очередная мера по реализации директивы. Но затем откуда-то стали появ­ляться другие документы, которые биз­нес-союзы в своих челобитных именовали противоречащими букве и духу той же директивы. Кстати, в ней ключевое место занимало намерение «принимать самые серьезные меры по защите и развитию частной собственности». Но именно в этой сфере было сделано меньше всего. В итоге как-то получилось, что административно-бюрократические издержки, которые несет бизнес, вновь приблизились к запретительно высокому уровню. Это не только тормозило развитие предпринимательства, но и стало одной из причин падения темпов роста экономики и кризиса 2015– 2016 гг. Можно считать, что рецессией, сократившей ВВП страны в долларовом эквиваленте почти на треть, белорусское общество «заплатило» за нынешний «либерализационный пакет». Теперь остается надеяться, что эти «расходы» окупятся по мере реализации Декрета № 7.

Подробнее в статье "Что Декрет № 7 меняет в отдельных сферах деятельности"

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН