Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №28(2722) от 12.04.2024 Смотреть архивы


USD:
3.264
EUR:
3.4797
RUB:
3.4907
Золото:
246.15
Серебро:
2.94
Платина:
102.42
Палладий:
110.71
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Что ждать от наступившего года. Подводим итоги, прогнозируем будущее

Фото: freepik.com

Первые дни января – идеальное время, чтобы подвести итоги года ушедшего и поделиться ожиданиями на год наступивший. Поэтому сегодня вспомним, с какими чаяниями мы встречали 2022 год, и составим рейтинг новых надежд.

Снижение внешней торговли из-за рецессии в мировой экономике

В своих прогнозах на 2022 год мы указывали на возможное завершение белорусского внешнеторгового чуда по мере удовлетворения отложенного спроса и налаживания логистики. Однако сохранение благоприятной ценовой конъюнктуры, увеличение объемов экспорта товаров несырьевой группы и сокращение импорта привели к тому, что результаты внешней торговли смогли приятно удивить. По итогам 9 месяцев объем экспорта товаров и услуг превысил показатель импорта на 3954 млн USD. Внешняя торговля товарами (т.е. без учета услуг) тоже вышла в плюс на 843,6 млн USD, несмотря сокращение экспорта сырьевых товаров и потерю украинского рынка.

И все же, несмотря на положительные результаты, которые показала внешняя торговля Беларуси в 2022 г., мы думаем, что повторить успех в 2023 г. не удастся, прежде всего из-за высокой вероятности рецессии в мировой экономике, что повлечет за собой сокращение спроса и ухудшение ценовой конъюнктуры. Однако некоторые торговые партнеры Беларуси, в первую очередь из стран дальней дуги, могут сохранить текущую динамику экономического развития и даже нарастить покупку белорусских товаров. Так что многое будет зависеть от состояния российской экономики, где, по прогнозам аналитиков, продолжится спад, но потребность в поставках продукции, производимой в рамках программ импортозамещения, будет только расти. Сочетание всех перечисленных факторов позволяет нам ожидать в 2023 г. небольшое (до 15%) сокращение результатов внешней торговли на фоне успешного 2022 г.

Ослабление рубля продолжится, несмотря на произошедшее укрепление

Как и большинство независимых аналитиков, в 2022 г. мы ожидали дальнейшего плавного ослабления белорусского рубля. Однако, как и многие эксперты, мы не могли представить ни стремительного обесценивания нашей национальной валюты в марте, когда курс достигал отметки 3,31 руб. за USD, ни последующего ее укрепления до значений, ниже уровня начала года. С одной стороны, изменение курса белорусского рубля во многом повторяло динамику российского, который сначала остро реагировал на возникшие шоки для российской экономики, а затем отражал ее постепенную адаптацию к новым условиям. С другой стороны, укреплению нацвалюты во многом способствовала и ситуация на валютном рынке, сложившаяся в II–IV кварталах 2022 г., о чем мы писали ранее.

Несмотря на то что наши ожидания оказались ошибочными, мы повторяем наш прогноз на 2023 год – ждем плавного ослабления белорусского рубля до 2,8 руб. за USD к концу года, хотя и допускаем возможность периодического его укрепления с неизбежным возвратом к сценарию плавной девальвации. Мы считаем, что вступление в силу санкционных ограничений по российской нефти приведет к снижению пары RUB/USD, а изменение поведения нерезидентов на внутреннем валютном рынке отразится на изменении баланса спроса и предложения в пользу первого. Главным покупателем валюты в 2023 г. могут стать юрлица, которые продолжат закрывать валютные кредиты и использовать доллар США для сохранения временно свободных денежных средств.

В то же время полагаем, что тенденция сужения спектра применения валюты продолжится. И это станет уравновешивающим фактором. Мы видим, что правительство активно конвертирует внешний госдолг в другие валюты, в т.ч. за счет введения альтернативного порядка расчетов по еврооблигациям и кредитам от институтов «недружественных» стран.

Инфляция начнет замедляться, однако быстрой победы не получится

Как мы прогнозировали в декабре 2021 г., приоритетным средством в борьбе с инфляцией в текущем году стало регулирование цен. Правительство посчитало естественное замедление темпов инфляции недостаточным и решило форсировать процесс, ужесточив регулирование в данной области за счет введения «сквозного» контроля за ценообразованием. С одной стороны, такая политика позволила получить быстрый результат, с другой – привело к созданию дополнительных ограничивающих условий для бизнеса. Последнее неизбежно найдет отражение в других связанных процессах – ситуации с зарплатами, занятостью, динамикой уплачиваемых налогов.

В целом мы считаем, что сочетание естественных факторов и активного регулирования цен приведет к тому, что рост потребительских цен замедлится, однако, вероятно, достичь цели, установленной на конец 2023 г. (инфляции, равной 6%), в Беларуси не получится. Продолжится сокращение ассортимента товаров, в первую очередь премиального сегмента, особенно в тех категориях, где традиционно велика доля импортных товаров, например, свежих несезонных овощей и фруктов. Серьезную поддержку замедлению инфляции окажет сокращение спроса из-за дальнейшего сокращения экономически активного населения и переориентации потребителей на более дешевые товары или товары-заменители. Мы ожидаем значения инфляции на уровне 10–12% к концу года.

Бюджет выглядит сбалансированным, но без «тонких» мест не обошлось

В 2022 г. мы полагали, что исполнение бюджета будет сопряжено с трудностями, которые повлекут за собой недофинансирование отдельных статей, в первую очередь связанных с государственной инвестиционной программой. Поскольку Минфин перестал публиковать отчеты об исполнении бюджета, оценить, как происходит распределение средств в текущих условиях, – непростая задача.

Однако в целом можно сказать, что наши опасения не подтвердились. Если в начале года правительство столкнулось с серьезным недополучением доходов, в первую очередь связанных с экспортом сырьевых товаров, то по итогам 9 месяцев фактический дефицит составил около 2,3 млрд руб. при плановом значении 2,8 млрд. Это говорит о том, что первоначально возникшие дисбалансы к концу года были выровнены, правда, какой ценой, неизвестно. Напомним, что в соответствии с Указом от 14.03.2022 № 93 «О дополнительных мерах по обеспечению стабильного функционирования экономики» Совмин был наделен правом корректировки статей бюджета, однако о том, проводились ли они с целью компенсировать снижение поступлений, нам неизвестно.

Что касается бюджета на 2023 год, полагаем, что его исполнение не вызовет значительных трудностей, если грядущие изменения в налоговом законодательстве не приведут к сокращению бизнеса и, как следствие, не отразятся на объеме налоговых поступлений. Если в 2022 г. основным источником неопределенности были внешние факторы, то в 2023 г. беспокойство вызывает перераспределение налоговой нагрузки между различными категориями плательщиков и исключение из налогового законодательства очередной порции льгот и преференций.

Еще одно слабое место бюджета – его высокая зависимость от российских межбюджетных трансфертов, поступление которых предусмотрено договором об общих принципах налогообложения по косвенным налогам. Напомним, что в формулу расчета размера выплаты заложена цена нефти, из-за чего данная величина будет «плавающей». Как мы отмечали в нашей статье, посвященной бюджету на 2023 год, большая часть роста доходной части бюджета опирается на эти межбюджетные платежи. И если они не будут выплачены или поступят в размере меньше ожидаемого, нам грозит недофинансирование со всеми вытекающими последствиями.

Частный сектор: год от года не легче

В декабре 2021 г. мы прогнозировали замедление деловой активности в частном секторе – прежде всего, из-за изменений в налогообложении, высоких инфляционных ожиданий, усилении административного давления на бизнес. Частично наши прогнозы подтвердились. В августе 2022 г. мы писали о сокращении численности населения, занятого в экономике, на 47 тыс. человек, что в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2021 г. Такая ситуация свидетельствует, что в 2022 г. белорусские предприятия стали интенсивнее терять кадры, а это – один из признаков сокращения деловой активности.

Особенно значительным стало сокращение работников в сфере информационных технологий, которая ранее стабильно демонстрировала превышение принятых над уволенными. С января по август 2022 г. в результате оттока кадров и релокации Беларусь потеряла почти 12 тыс. айтишников, в т.ч. 8 тыс. – во II квартале 2022 г. Если не брать в расчет образование, в котором численность занятых обычно восполняется с началом учебного года, можно сказать, что сфера ИТ продемонстрировала самое большое отраслевое сокращение кадров.

Таким образом, экономическая политика, реализуемая правительством, не трансформируется в улучшение ситуации с занятостью в части увеличения количества рабочих мест в крупных и средних предприятиях. Часть высвобождаемой рабочей силы может в определенной степени поглощаться малыми предприятиями и микроорганизациями, не попадающими в ежемесячную статистику Белстата, однако в текущих реалиях небольшие предприятия вряд ли чувствуют себя лучше, чем крупные и средние организации. В 2023 г. ожидаем дальнейшего сокращения населения, занятого в экономике страны, и снижения активности малого и среднего бизнеса из-за ужесточения налогового законодательства.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by