$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Приватизация

Что делать с белорусским госсектором?

21.09.2018

Проблема эффективности госпредприятий остро стоит на повестке дня с момента появления нашей страны на карте мира. И сегодня она обсуждается как никогда активно. Можно встретить самые разные, часто диаметрально противоположные, точки зрения на роль госсектора в национальном хозяйстве РБ, необходимость изменения его размеров и структуры, а также подходов к управлению.
Какую миссию несет госсектор в белорусской экономике? В каком состоянии он сегодня? В каком направлении движется? И что с ним делать дальше?

Больше, чем во Франции

Сегодня в нашей стране насчитывается свыше 3450 коммерческих организаций, в которых государство частично либо полностью сохраняет свои имущественные позиции (см. табл. 1).

Таблица 1. Количество коммерческих организаций государственной и с долей государственной собственности, 2011-2018 гг.

 

 

 

Период

По организациям
государственной
и с долей
государственной
собственности

В том числе по формам собственности

государственная

смешанная (частная с долей государства)

всего

в том числе

всего

в том числе

респ.

комм.

с долей государства
менее 50%

с долей государства
50% и более

на конец 2011 г.

3979

2284

543

1741

1695

293

1402

на конец

Iквартала 2018 г.

3451

1747

391

1356

1704

322

1382

в том числе по:

 

 

 

 

 

 

 

республиканским органам управления

825

391

391

-

434

86

348

местным исполнительным и распорядительным органам

2626

1356

-

1356

1270

236

1034

Как видно из представленных в таблице 1 данных, 825 объектов, или каждая четвертая организация, находится в поле зрения республиканских органов (включая систему Минсельхозпрода). 76% от общего количества субъектов госсектора приходится на местный уровень управления. При этом, если мы посмотрим на их финансовые показатели, то на них приходится лишь 27,5% выручки всего госсектора.

Несмотря на давно взятый курс на активное акционирование (всего за период с 1991 по 2017 год преобразовано в АО свыше 5 тыс. гос­предприятий), организационно-­пра­вовой формой каждого второго субъекта хозяйствования остается унитарное предприятие. Из 1704 хозяйственных обществ с участием государства в 1382 обществах доля государства составляет 50% и более.

Но в характеристике госсектора абсолютные показатели имеют далеко не первостепенное значение. Все острее встает вопрос о том, действительно ли государству необходимы столь «несметные богатства» и не вступают ли в противоречие масштабы госсектора и множественность его субъектов с реальными организационно-управленческими возможностями госорганов?

Ведь каждый из этих активов требует определенных ресурсов, за состояние и использование каждого из них государство, как соб­ственник, несет ответственность.

Особую актуальность этот вопрос приобретает при проведении страновых сравнений. По меркам ОЭСР, количество госпредприятий велико в Чехии и Польше (свыше 1000). Отдельные государства обходятся всего сотней-двумя госпредприятий (в соседней Литве, например, их 163), а то и вовсе несколькими десятками (в середине 2000-х гг. количество госпредприятий составляло от 50 до 100 во Франции, Великобритании, Австрии, Швеции и Финляндии и от 25 до 50 компаний – в Греции, Нидерландах, Испании, Германии, Дании, Норвегии, Италии).

Должно ли государство управлять столовой?

В белорусской экономике госкапитал присутствует во всех отраслях и видах деятельности, не ограничиваясь (как это принято в подавляющем большинстве стран) объектами «стратегической природы».

Секторальный срез госсектора показывает, что более чем за два десятка лет государство не смогло освободиться от крохотных активов. А госорганы по самым разным причинам остаются верными традициям ведения как крупного, так и среднего и малого бизнеса в самых различных отраслях и сферах деятельности. Сегодня среди типичных объектов госсобственности можно встретить, например, производство столярных изделий со штатом в несколько десятков человек, небольшую столовую, расположенную в центре Минска, или мини-типографию, занимающуюся производством буклетов, этикеток, афиш и визиток.

Вклад госсектора в «объемные» показатели экономики страны остается стабильно значительным: 60% выручки и почти половина занятых в экономике (табл. 2).

Таблица 2. Госсектор в основных экономических показателях РБ, в %

Наименование показателя

Удельный вес организаций государственной и с долей государственной собственности, %

2011 г.

на конецIкв. 2018 г.

всего

в том числе удельный вес организаций государственной и с долей государственной собственности 50% и более

Списочная численность работников в среднем 

50,8

44,9

40,5

Объем промышленного производства

83,4

76,7

60,3

Розничный товарооборот организаций торговли

н/д

16,8

5,4

Товарооборот общественного питания

н/д

37,3

10,2

Экспорт товаров

37,6

33,2

23,5

Импорт товаров

35,1

29,4

14,8

Экспорт услуг

38,9

35,7

13,2

Импорт услуг

37,2

41,7

13,0

Инвестиции в основной капитал

70,7

42,8

38,1

Выручка от реализации продукции, товаров, работ, услуг

66,3

61,0

60,1

Просроченная кредиторская задолженность

66,7

75,6

74,4

Просроченная кредиторская задолженность по кредитам и займам

63,3

84,5

84,4

За последние 5 лет существенно сократилась доля государства в розничном товарообороте торговли и общепита (до 18,2% и 39,3% соответственно). Однако в объеме промышленного производства (не­смотря на тенденцию сокращения) доля госсектора составляет 60,5%.

Еще одна важная характеристика: предприятия госсектора активно инвестируют в основной капитал, но при этом являются заметно менее активными участниками внешнеторговой деятельности.

Есть показатели, но нет денег

В разрезе некоторых видов экономической деятельности, по показателям эффективности госсектор не только не уступает частному, но и во многих случаях демонстрирует лучшие результаты. Но вот реальное финансовое состояние организаций госсектора оставляет желать лучшего.

Почти 75% просроченной кредиторской задолженности и 85% «просрочки» по кредитам и займам генерируют организации госсектора. Кроме того, в последние годы прослеживается тенденция снижения уровня рентабельности продаж, реализованной продукции, работ, услуг.

Негативный тренд наблюдается и в динамике убыточных организаций: сегодня более 17% организаций госсектора работает в убыток (см. рисунок), а каждая третья является неплатежеспособной.

Рисунок. Доля убыточных организаций в госсекторе, %

В общем, состояние и тенденции развития госсектора экономики таково, что его реформирование и изменение системы управления госсобственностью на всех ее уровнях должны стать одним из лейтмотивов современных экономических реалий.

Какие шаги в данном направлении предстоит предпринять?

Несмотря на то, что проблемы и пути повышения эффективности госсектора так или иначе находят свое отражение в ключевых программных документах страны, представляется, что половина экономики заслуживает отдельного внимания и нуждается в своей концепции или стратегии развития. Напомним, что последний документ – Концепция управления государственным имуществом в Республике Беларусь на 2001–2005 годы – была разработана в далеком 2000 году.

Что делать?

Громоздким и чрезвычайно диверсифицированным госсектором трудно управлять, поэтому первый шаг на пути к эффективному управлению этой частью экономики – сужение ее границ и улучшение количественной и качественной структуры госсобственности (по видам экономической деятельности, организационно-правовым формам, уровням управления и т.д.).

Этим целям должны служить акционирование, приватизация, ре­структуризация, санация и лик­видация. Каждый госорган должен провести своеобразную ревизию своих активов, выработать стратегическое видение по каждому объекту госсобственности без ис­ключения (будь то холдинг-гигант или акция минимального номинала) и решить – «продаю либо оставляю». Если продаю, то когда, кому и почему? Если оставляю, то как приумножаю и как за это отвечаю?

При всей своей актуальности приватизация для Беларуси сейчас интересна и реально исполнима в широком смысле этого слова: «приватизировать» означает в большей мере опираться в ходе удовлетворения нужд населения на частные институты общества и в меньшей степени – на правительство.

В расширенную трактовку приватизации включаются рост автономии госсектора, его дебюрократизация, освобождение от фор­мальных ограничений, переориентация госкомпаний на прибыль, сближение условий деятельности частных и государственных пред­приятий, стимулирование кон­куренции и отмена монополий в госсекторе, передача государственных функций по контрактам част­ным фирмам.

Но оптимизация размеров и структуры (попросту говоря, со­кращение госсектора) – очень растянутый во времени процесс. Поэтому сегодня стоит вспомнить, как несколько десятилетий назад известный британский ученый и управленец Фрэнк Уэлш отметил, что здоровый госсектор будет все больше и больше становиться условием существования прибыльного частного сектора.

Улучшение качества управления на государственных предприятиях играет важнейшую роль в общеэкономической эффективности и конкурентоспособности всей страны. С одной стороны, «отеческая забота» государства об отдельных производствах позволяет этим пред­приятиям уверенно развиваться, иногда даже занимать лидирующие позиции на своих рынках. Но для экономики страны в целом это большая проблема: теряются динамика, конкурентоспособность, неэффективно распределяются и расходуются ресурсы.

Автор публикации: Елена ИЮЛЬСКАЯ, экономист