$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Цены должны стоять, а ставки снижаться

12.08.2016

Борьба с инфляцией в Беларуси продвигается довольно удачно. Несколько менее успешно выглядит динамика восстановления экономического роста. Но если выбрать правильную базу и критерии, то здесь тоже можно обнаружить определенные достижения. Это и было сделано на расширенном заседании Совета Министров, где рассматривались итоги работы экономики в I полугодии и дополнительные меры по выполнению поставленных на 2016 г. задач.

Результаты I полугодия нас не устраивают, заявил премьер-министр Андрей Кобяков. Но, по его мнению, справедливо будет отметить, что налицо динамика восстановления экономического роста, «причем на здоровой неэмиссионной основе». Позитивом глава правительства считает «жесткое следование установленным правилам», жизнь по средствам, работу экономики «в сбалансированном режиме», выполнение социальных гарантий населению. Правда, по итогам 6 месяцев ВВП дотянул всего до 97,5% к уровню I полугодия 2015 г., но если сравнивать с январем т.г., «индекс ВВП увеличился на 1,9 процентного пункта». «Это меньше, чем мы планировали в декабре – 100,1%, тем не менее динамика положительная по итогам полугодия», – порадовал собравшихся премьер-министр. Восстановительные тенденции проявляются в большинстве отраслей, в т.ч. в промышленности (хотя спад там еще не завершился), в сельском хозяйстве, транспорте. Выросла и производительность труда – с 97,3% до 99%. Удалось увеличить золотовалютные резервы (правда, в основном за счет кредитов Евразийского фонда стабилизации и развития), стабилен внутренний валютный рынок. По мнению главы правительства, положительному балансу спроса и предложения валюты, а также продаже населением на чистой основе более 630 млн. USD способствует гибкая курсовая политика. Могут считать себя удовлетворенными экспортеры: свободное курсообразование позволило следовать за изменением курса российского рубля, который находится в пределах планируемых среднегодовых значений – 297 RUB/Br. В то же время ослабление белорусского рубля к доллару составило 8%, в основном в начале года на фоне складывающейся неблагоприятной внешней ситуации. По мнению А.Кобякова такая политика позволяет предприятиям увереннее чувствовать себя на российском рынке.

Ценам некуда расти

Главным достижением в правительстве считают замедление инфляции. В июле индекс потребительских цен на товары и услуги повторил июньское достижение, удержавшись на уровне 100,4%. При этом за 7 месяцев он составил 107,8%, а в годовом исчислении (январь–июль т.г. к январю–июлю 2015 г.) – 112,4%. Для сравнения: в России и Казахстане инфляция в июле составила по 0,5%, а с начала 2016 г. – 3,9 и 5% соответственно.

Таким образом, шансы на выполнение в Беларуси годового прогноза по инфляции (12%) повышаются – если осенью не произойдет ее ускорения, как случалось в прошлые годы. О такой опасности свидетельствует и нынешняя динамика цен на различные компоненты потребительской корзины. В июле еще более наглядно, чем в предыдущем месяце, проявилось «ценовое расслоение» в зависимости от эластичности спроса на отдельные товары и услуги, а также сезонных факторов и изменений в потребительских предпочтениях населения. При этом базовый индекс потребительских цен, исключающий изменения цен на отдельные товары и услуги, подверженные влиянию факторов административного и сезонного характера, в июле т.г. по сравнению с июнем 2016 г. составил 100,6%, с декабрем 2015 г. – 106,7%.

В частности, цены на продовольственные товары в июле т.г. к июню увеличились всего на 0,2%, а с начала года – на 5,8%, на непродовольственные – на 0,7 и 6,2%, на услуги – на 0,2 и 15,2% соответственно. Сегодня нет данных, позволяющих достоверно определить влияние деноминации на цены. Такая задача требует специальных исследований, тем более что частично это влияние неизбежно сливается с остальными факторами, а частично проявится не сразу, с определенным лагом. Ведь речь идет не только об округлении цен и тарифов, но и о компенсации затрат, понесенных в связи со всеми переменами, обрушившимися на бизнес с 1 июля т.г.

Замедлению продовольственной инфляции в значительной мере способствовало сезонное снижение цен на овощи (почти на 7,3%) и фрукты (на 3,3%). Ситуация с другими продуктами выглядит более противоречиво. Например, сыры подешевели за месяц на 0,2%, после июньского снижения в июле на 0,75% подорожали макаронные изделия. Пятый месяц подряд дешевеют яйца, в т.ч. в июле – на 1,3%. В то же время в июле крупа и бобовые подорожали на 1,1%, мука пшеничная – на 1,7%, безалкогольные напитки – на 1,01%, чай черный и сахар-песок – на 0,8%, кондитерские изделия – на 0,6%, кофе – на 1,2%, мясо и мясопродукты – на 0,37%, рыба – на 0,96%, молоко и молочные продукты – на 0,3%, масло и жиры – на 0,6%, алкогольные напитки – на 0,5%, табачные изделия – на 1,38%. Есть и аномалии. Так, соль в июле подорожала на 1,24%, а с начала года – на 17,8%. Вместе с ней, судя по данным за 7 месяцев, больше всего растут цены на наиболее распространенные продукты с неэластичным спросом (гречка, капуста, лук, морковь, картофель).

Но в основном производителям и ритейлу приходится соизмерять цены с ситуацией на рынке. Например, производство сыров в республике в I полугодии т.г. выросло по сравнению с январем–июнем 2015 г. на 11,5%, мяса и мясопродуктов – на 3,8%, реализация на внутреннем рынке, напротив, сократилась на 4,5 и 0,6% соответственно. В то же время экспорт сыров и творога за 5 месяцев увеличился в стоимостном выражении всего на 3,5%, а мяса и мясных субпродуктов вырос в количественном выражении на 16% при снижении цен (в долларах) на 18,6%.

Неконкурентоспособность на российском рынке из-за высокой себестоимости и девальвации российского рубля ограничивает экспорт. Это порождает избыток предложения, что заставляет снижать цены и внутри республики.

Аналогичная картина наблюдается по непродовольственным товарам. Например, в июле цены на одежду выросли всего на 0,17%, мебель – на 0,22%, текстиль – на 0,46%, электротовары – на 0,7%, стройматериалы – на 0,99%, обувь – на 1,7%, парфюмерно-косметические товары – на 1,73%, синтетические моющие средства – на 3,8%. Одновременно ювелирные изделия подешевели на 0,7%, ковры и ковровые изделия – на 0,07%, телерадиотовары – на 0,03%, легковые автомобили – на 0,3%. Соблазнительно объяснить это падением потребительского спроса в связи с ухудшением благосостояния населения. Но разнонаправленные колебания цен на данные товары в предыдущие месяцы заставляют скорее признать влияние сезонных факторов. К тому же сказывается укрепление рубля. Это само по себе не повод снизить ранее сформированные цены, но уменьшает девальвационные ожидания. Однако ни валютная стабильность, ни административный ресурс не помешали ценам на медикаменты вырасти в июле еще на 0,8%, а с начала года – на 18,1%.

В последние 3 месяца на инфляцию практически не влияли тарифы ЖКУ. В июле они увеличились всего на 0,05%. Тарифы на услуги гостиниц снизились на 0,7%, дошкольных учреждений – на 0,02%, что после июньского роста выглядит скромным отскоком. В то же время бытовые услуги подорожали на 0,25%, медицинские – на 0,27%, санаторно-оздоровительные – на 2,65%, пассажирского транспорта – на 0,9%, причем услуги автомобилей такси подешевели на 0,85%.

Заметим, что индекс потребительских цен по республике для 10% наименее обеспеченных домашних хозяйств в июне 2016 г. по отношению к маю составил 100,3%, а для 10% наиболее обеспеченных – 100,4%, к декабрю 2015 г. – 107% и 106,5% соответственно. Таким образом, давление инфляции на «богатых» в июле стало чуть больше, чем на «бедных». При этом изменения некоторых цен и тарифов создают своеобразную связку. Например, за 7 месяцев т.г. телевизоры подешевели на 0,07%, обувь подорожала всего на 2,2%, тарифы на их ремонт выросли на 7,1%.

Ставкам есть куда снижаться

Еще одно достижение 2016 г. – снижение процентных ставок. «Нацбанк последовательно реализует меры, направленные на выполнение параметров денежно-кредитной политики, запланированной на текущий год, – отметил А.Кобяков. – Может, не так быстро, как хотелось бы многим из присутствующих, но здесь главное не переусердствовать».

Собственно, установление ставки рефинансирования с 17 августа до 18% – не предел. Глава правительства напомнил, что в I полугодии удалось войти в запланированный коридор по средней процентной ставке по новым рублевым кредитам без учета льготных. В июне т.г. она составила 27% годовых – на 6,3 п.п. меньше, чем в декабре 2015 г. Таким образом, достигнута верхняя граница процентной вилки на конец текущего года. При этом процентная ставка по всем кредитам (с учетом льготных) в июне составила 14,7%.

Заметим, что такие показатели свидетельствуют, что стоимость кредитов в республике сегодня более чем вдвое выше уровня инфляции. Такой разрыв трудно объяснить даже легендарными рисками, присущими белорусской экономике, а стоимость ресурсов, привлекаемых банками, выглядит и вовсе аномально высокой, особенно на фоне стоимости капитала в ЕС и США. Остается надеяться, что в следующем году удастся обеспечить снижение процентных ставок в экономике, даже при их поддержании на положительном уровне, адекватно отражающем присущие макроэкономические риски. Кстати, по предварительным данным, планируется довести ставку рефинансирования к концу 2017 г. до 14–16% по благоприятному и базовому сценариям (т.е. в среднем 15–17% за год), а  ставку по новым рублевым кредитам банков – до 17–18% годовых.

Андрей Кобяков также отметил, что в I полугодии реализован комплекс мер по консолидации бюджета на общую сумму около 2 млрд. BYN (деноминированных). Зарезервированы и отложены расходы на общую сумму 1,6 млрд. (5,6% от всех расходов консолидированного бюджета). Это позволило сократить разрыв бюджета до 370 млн. BYN при средней цене нефти 42 USD/барр., тогда как при 35 USD разрыв достигал 670 млн. BYN. Поскольку зарезервированные расходы при такой ситуации «распечатать» правительство не сможет, А.Кобяков пообещал, что придется уточнять бюджет текущего года.

Впрочем, учитывая череду мер по латанию долговых дыр АПК и отдельных предприятий промышленности, такое уточнение все равно неизбежно.

Автор публикации: Роман КУНИЦКИЙ, Леонид ФРИДКИН