$

2.5049 руб.

2.9394 руб.

Р (100)

3.4384 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Проекты

Новый раунд борьбы с коррупцией

13.08.2021
Новый раунд борьбы с коррупцией
Валерий Фадеев. Фото: Bel.biz

Законопроект, предлагающий корректировку Закона «О борьбе с коррупцией», 23.07.2021 поступил в Палату представителей и может быть принят уже в ходе осенней сессии. Прокомментировать этот документ мы попросили нашего постоянного автора, заслуженного юриста Рес­публики Беларусь Валерия ФАДЕЕВА.

В очередной раз хочу напомнить, что в нашей стране излишне увлекаются внесением изменений и дополнений в нормативные акты. Так, Закон от 15.07.2015 № 305-З «О борьбе с коррупцией» (далее – Закон) был принят всего 6 лет назад и 06.01.2021 уже корректировался.

Конечно, необходимо учитывать правоприменительную практику и в соответствии с ней вносить в нормативные правовые акты (НПА) какие-то коррективы. Но иногда складывается впечатление, что либо изменяемые НПА первоначально плохо подготовлены, либо кто-то из чиновников старается продемонстрировать перед начальством активную нормотворческую работу.

Что касается планируемых изменений, то они касаются преимущественно уточнения функций и ответственности соответствующих органов и лиц в борьбе с коррупцией, а также ряда понятий и определений.

Причем следует иметь в виду, что некоторые из этих определений относятся только к контексту данного Закона. Например, подарок, полученный при проведении протокольных и иных официальных мероприятий, – имущество, полученное государственным должностным или приравненным к нему лицом при проведении протокольных и иных официальных мероприятий, в т.ч. через иное лицо от физических (юридических) лиц, которые осуществляют дарение исходя из служебного положения одаряемого или исполнения им служебных (трудовых) обязанностей.

Дополнение в ст. 5 Закона, определяющую систему мер борьбы с коррупцией, предусматривает обязанность юридических лиц принимать меры по недопущению в своей деятельности нарушений требований законодательства о борьбе с коррупцией, в т.ч. связанных с осуществлением в любой форме от их имени или в их интересах подкупа государственного должностного или приравненного к нему лица либо иностранного должностного лица. Представляется, что это скорее декларативная норма, хотя она и нашла продолжение в ст. 38 «Ответственность юридических лиц за коррупцию». Согласно ей если физическим лицом от имени или в интересах юридического лица, в т.ч. иностранного, осуществлялся подкуп государственного должностного или приравненного к нему лица либо иностранного должностного лица, то это юридическое лицо несет ответственность в соответствии с законодательными актами.

Однако согласитесь, что вопрос об ответственности юридического лица в таком случае вызывает определенные сомнения в части применения данного положения.

Значительно расширяется ст. 10 Закона, определяющая порядок взаимодействия госорганов и иных организаций в борьбе с коррупцией, в частности, в отношении депутатов, кандидатов в Президенты и депутаты. При выявлении коррупции с их стороны уполномоченные органы обязаны информировать соответственно Палату представителей, Совет Республики, местные Советы, избирательные комиссии. Однако здесь возникает вопрос, поскольку в конечном счете согласно ст. 26 Конституции виновность в совершении правонарушения подтверждается только приговором суда. Не столкнемся ли мы с ситуацией, когда гражданина лишь на основании такого сообщения не допустят без решения суда, например, к участию в выборах в качестве кандидата?

Статью 16, предусматривающую, что соответствующие лица должны давать обещание соблюдать ограничения, установленные Законом, предлагается дополнить указанием на то, что в случае изменения служебного положения лица, которое повлияло на объем возложенных на него настоящим Законом ограничений, таким лицом дается новое письменное обязательство.

Представляется, что сама по себе дача этого обязательства (тем более повторная) является чисто формальным актом. Ведь по большому счету не она определяет поведение гражданина, а неуклонное исполнение им Конституции, законов и своих служебных обязанностей. При этом необходимо иметь в виду, что сам по себе Закон не гарантирует ее искоренение, для этого следует обеспечить прежде всего четкий правопорядок, неуклонное соблюдение законов всеми, в т.ч. госорганами, их должностными лицами. Успех в этой борьбе зависит также от уровня контроля общества за деятельностью субъектов, создающих условия для коррупции, а также субъектов коррупционных правонарушений.

Если должностное лицо зависит только от вышестоящего начальника, только ему подчиняется и только перед ним отчитывается, то всегда будет возникать риск коррупции. Не случайно в некоторых странах даже директор школы избирается на определенный срок (4–5 лет).

Кроме того, необходимо создавать для госслужащих достойные условия в плане зарплаты, материального благополучия, перспектив роста и возможности работать творчески, высказывать свое мнение и не бояться не угодить начальству. Именно такие позиции довелось мне в свое время от имени Совмина отстаивать в Верховном Совете, когда принимали первую редакцию Закона «Об основах службы в госаппарате». А последняя редакция Закона, регулирующего госслужбу, к сожалению, не совсем отвечает этим требованиям (см. статью «Проект закона о госслужбе: требования и гарантии»​, «ЭГ» № 96 за 18.12.2020).

 Отметим также предлагаемую редакцию ст. 17, где ограничения для госслужащих и приравненных к ним лиц дополняются запретом на оказание содействия с использованием служебного положения не только родственникам, но и супругам детей. Вероятно, это правильное уточнение, поскольку оно закрывает «лазейку» для различных махинаций, особенно с имуществом.

В отношении подарков, которые не могут принимать государственные должностные и приравненные к ним лица, уточняется: за исключением подарков, полученных при проведении протокольных и иных официальных мероприятий, стоимость каждого из которых не превышает установленного законодательством пятикратного размера базовой величины, цветов, а также иных случаев, предусмотренных законодательными актами. Представляется, что это важное уточнение, поскольку несправедливо, если женщине поставят в вину то, что она приняла цветы в качестве подарка.

Важными являются предлагаемые для ст. 17 примечания, уточняющие, что именно не является нарушением ограничения, предусмотренного абз. 9 ч. 1 и абз. 2 ч. 5 этой статьи: получение подарка, который не обусловлен служебным положением или исполнением служебных обязанностей; получение имущества в связи с исполнением служебных (трудовых) обязанностей, если лицо, его получившее, уведомило в установленном законодательством порядке госорган либо организацию, в которой оно осуществляет трудовую деятельность (проходит службу), о получении такого имущества и безвозмездно сдало его.

Последнее положение вызывает определенные сомнения, ведь в коррупцию может оказаться вовлеченным госорган.

Еще одна далеко не бесспорная предлагаемая новация: ст. 18 дополняется запретом на совместную службу родственников в организации, в уставном фонде которой 50 и более процентов долей (акций) находится в собственности государства и (или) его административно-территориальных единиц. Здесь, по-моему, следует обратить внимание на два важных момента. Во-первых, мы вторгаемся в отношения частной собственности, и во-вторых, на основании какого расчета взяли именно эту цифру: а если доля государства составляет не 50%, а 49,5%?  

Что касается уточнения правонарушений, создающих условия для коррупции, то согласно предлагаемой редакции ст. 25 к этому будет относиться и вмешательство государственного должностного ли­ца не только в деятельность других должностных лиц, юридических лиц, но и индивидуальных предпринимателей, если это не входит в круг его полномочий и не основано на законодательном акте. Учитывая последние заявления в отношении ИП, такая норма представляется, несомненно, позитивной.


***
Менеджмент: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное