$

2.0891 руб.

2.3497 руб.

Р (100)

3.2754 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Тарифная ставка первого разряда

36.40 руб.

АПК

Без предоплаты не отгружать! Первые последствия Указа № 399: будем сеять травы

12.04.2019
Без предоплаты не отгружать! Первые последствия Указа № 399: будем сеять травы
Фото: Катерина Гордеева / tut.by

Похоже, что в ближайшем будущем у отечественного сельского хозяйства появится еще один форс-мажор, на который наряду с погодными условиями можно будет списывать недоборы урожая. Речь идет об Указе Президента от 02.10.2018 № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций» (далее – Указ № 399), вступившем в силу с 7 января 2019 г.

С начала 2019 г. импортеры товаров для агробизнеса, которым бывшие колхозы не возвращают долги год и более, получают письма, в которых в пове­лительном тоне сообщается, что свои обязательства аграрии будут гасить до 2026 г. В распоряжении редакции имеется фото 5 таких документов. В итоге поставщики семян, удобрений, средств защиты растений и запчастей отказываются работать с сельхозпредприятиями, пользующимися для отсрочки выплаты долгов нор­мами Указа № 399.

Осмыслению ситуации был посвящен круглый стол по теме «Анти­кризисное управление в АПК», организатором которого выступила Республиканская конфедерация предпринимательства (РКП).

О том, чем подобная деятельность аграриев и местных чиновников чревата, рассказал на круглом столе Александр Барановский, глава представительства немецкой ком­пании KWS, являющейся крупнейшим европейским производителем семян сахарной свеклы.

По словам А. Барановского, ком­пания работает в Беларуси 20 лет, инвестируя, по сути, в сельхозпредприятия страны десятки миллионов евро в виде товарного кредита (семена, средства защиты) с отсрочкой платежа от года и более.

Мы заметили, что в последние месяцы у нас возникли проблемы с платежами. Многие хозяйства, не имеющие никаких оснований по Указу № 399, начинают этим же Указом прикрываться и не платить, само­стоятельно увеличивая рассрочку (лучше даже сказать – отсрочку) на 8 лет. Мол, им можно, они находятся под санацией.

И возникает проблема: те инвесторы, которые работали с госпредприятиями и давали продукцию с серьезной рассрочкой платежа, сегодня боятся это делать. С отсрочкой платежа до 2026 г. работать никто не хочет. Только при 100% предоплате.

Даже если хозяйство гарантирует, что рассчитается не через год (такую рассрочку мы раньше давали), а всего лишь через месяц-другой после поставки продукции, никто на это не идет.

Недавно в Гродно в ходе разбирательств по поводу расчетов за средства защиты сахарной свеклы дошло до того, что замгубернатора предложил вместо сахарной свеклы сеять многолетние травы, потому что фирмы отказались предоставлять средства защиты (из-за рисков), сахарные заводы из-за тех же рисков тоже отказались брать на себя ответственность по «кредитованию» сельхозпредприятий под будущие урожаи.

По словам модератора круглого стола Антона Косынкина, в Беларуси много дилеров западных компаний. И все они столкнулись с этой проблемой. Как следствие: инвестиции в виде товарных кредитов, которые привлекались этими дилерами, исчезли. И это касается не только сахарной свеклы.

А когда товарное кредитование сельхозпредприятий исчезает, воз­никает пожарная ситуация: оборотных средств для стопроцентной предоплаты у бывших колхозов нет, о чем, похоже, никто и не подумал, когда готовился Указ № 399.

Удельный вес убыточных хозяйств (без господдержки) в общем количестве организаций АПК составил в 2016–2017 годах почти 69%, в прошлом — 59%, на начало нынешнего года — около 63%. Оставим за скобками вопрос, как при почти двойном снижении количества убыточных хозяйств в АПК (в 2016 году – 247, в 2019 – 144) удельный вес убыточных предприятий в общем объеме хозяйств без господдержки в агросекторе остался практически неизменным.

Но куда занятней вопрос кредиторской задолженности сельхозпредприятий, составившей в прош­лом году около 7,5 млрд руб. Ведь именно устойчивая неплатежеспособность предприятий и стала причиной появления Указа № 399.

Лучше всего рассмотреть проблему на конкретных примерах. На сайте Могилевского облисполкома фигурирует перечень неплатеже­способных сельзозпредприятий, решивших «оздоровиться за чужой счет» именно посредством Указа № 399. В списке — ОАО «Фирма «Вейно», ОАО «Экспериментальная база «Дашковка», ОАО «Агрокомбинат «Приднепровский» и пр.

Эти предприятия, уже несколько лет как требующие судебного решения по своему банкротству по Указу от 04.07.2016 № 253 «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций», внезапно волшебным образом из перечня банкротов перешли в перечень санируемых в рамках Указа № 399.

Кто их туда перевел? Облисполком!

Это полное непонимание Указа № 399, 4-й пункт которого прямо говорит: «включение в перечень неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций, в отношении которых возбуждено дело об экономической несостоятельности (банкротстве), за исключением организаций, находящихся в процедуре ликвидационного производства, влечет прекращение производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) по решению суда». Но никак не по решению исполкомов (районных и областных).

Мало того. Эти же предприятия с помощью исполкомов уже активно используют возможности Указа № 399, причем максимально избирательно: лишь в той части, которая дает право не платить 8 лет за поставленную продукцию (семена, средства защиты, машины, оборудование и пр.).

О том, что Минсельхозпрод также не до конца прочувствовал проблему, можно было понять из выступления на мероприятии начальника отдела реформирования предпринимательства малых форм хозяйствования Натальи Занько. По ее словам, все нормативные документы пишутся исходя из добросовестности их исполнения.

Если вам, поставщику, сельхозпредприятие не предоставляет баланс предприятия, вы должны его требовать. В том числе и через суд.

Ситуация совершенно абсурдная. Вы отгрузили товар (хотите отгрузить), вам не заплатили и требуют несуразную отсрочку платежа. И вместо того чтобы поставить на место зарвавшегося председателя колхоза, государство предлагает вам «ходить, требовать, писать, звонить, добиваться…».

* * *

К чему в итоге пришли участники круглого стола? Готового решения пока нет. Программа антикризисного управления, разработанная Комитетом по развитию предпринимательства в сфере АПК при РКП, предусматривает «организацию системы корпоративного управления посредством создания укрупненной управляющей компании, которая позволит мобилизовать кадровые, финансовые и инвестиционные ресурсы частного бизнеса, привлечь профессионалов в управление компании и международный опыт для совершенствования механизмов управления сельхозпредприятиями, которые уже находятся в сложном положении».

На самом деле варианта всего два.

1. Признать факт экономической смерти безнадежно убыточных кол­хозов. И принять последствия: сокращение сельскохозяйственного производства и рабочих мест на селе.

2. Напечатать много денег и выдать их сельхозпредприятиям в качестве без­возвратных кредитов. И вызвать девальвацию белорусского рубля и кризисные явления во всей остальной, более здоровой экономике страны.

Пока наша страна фактически идет по первому пути – неэффективные предприятия умирают, хотя вслух в этом никто не признается.

Очень эмоциональным на круглом столе получилось выступление юриста Владимира Несмашного, который рассказал о неправомерности использования сельхозпроизводителями Указа № 399.

– Не совсем понятно, что это такое – неплатежеспособное хозяйство, подлежащее финансовому оздоровлению. Сколько лет надо быть неплатежеспособным, чтобы оказаться в санации и не беспокоиться о текущих платежах поставщикам-контрагентам?!

Все вдруг стали неплатежеспособными, которым Бог с целью финансового оздоровления разрешил не платить.

И всем своим контрагентам сельхозпредприятия рассылают об этом письма. Так прямо и пишут: «Просим предоставить товар и согласовать план платежей с рассрочкой на 3-5-8 лет. И жирным обводится именно вариант 8 лет». Поясняя таким нехитрым образом, что согласовывать следует именно «на 8 лет».

Есть и вообще вопиющие примеры, когда хозяйства, рассылающие подобные письма о собственной неплатежеспособности и с требованием согласовать план рассрочки, вообще грозятся. Мол, если поставщик откажется, то его вычеркнут из списка допущенных к процедурам закупки. При этом разобраться с платежеспособностью-неплатежеспособностью сельхозпредприятия невозможно, так как последние не предоставляют балансовых отчетов. Может, пусть для начала государство само разберется с нормами  Указа № 399, потому что позиция всех поставщиков простая – не поставлять.

Постановления Совмина о критериях несостоятельности сельхозпредприятий никто не читает. Как и Указ № 399, который прочитан лишь в части разрешения не платить в течение 8 лет (надо понимать, что за это время либо председатель АПК уволится, либо поставщик продукции скончается).

Автор публикации: Владимир ОРЕХОВ


Макроэкономика: список рубрик
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях