Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №89(2586) от 25.11.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4161
EUR:
2.4939
RUB:
3.9936
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Судебная практика
23.04.2010 12 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Без права на вынос

Многие наши читатели спрашивают, чем закончилась история столичного ЗАО «Фабрика головных уборов «Людмила», о которой не раз писала «ЭГ» в 2008–2009 гг. Эта тема все больше беспокоит бизнесменов и менеджеров, ведь жертвой рейдерской атаки не сегодня-...

Многие наши читатели спрашивают, чем закончилась история столичного ЗАО «Фабрика головных уборов «Людмила», о которой не раз писала «ЭГ» в 2008–2009 гг. Эта тема все больше беспокоит бизнесменов и менеджеров, ведь жертвой рейдерской атаки не сегодня-завтра может стать почти любое белорусское предприятие. Интуиция не подвела читателей — дело «Людмилы» живет. Выяснение отношений в судебных инстанциях продолжается до сих пор.

Напомним, начиная с конца 2007 г. акционером ЗАО «ФГУ «Людмила» настойчиво пытается стать ОАО «ОмегаБизнесКласс». Все судебные разбирательства по поводу попыток скупки акций в обход установленного уставом ЗАО порядка закончились в пользу фабрики. Инициатором судебных разбирательств тогда стала замдиректора и председатель наблюдательного совета ЗАО Людмила Маковец, которая посчитала, что нарушено ее преимущественное право акционера на покупку этих акций. В результате все сделки были признаны судом недействительными, а общее собрание акционеров ЗАО поддержало действия своего руководства. Затем у фабрики появился потенциальный инвестор, НПООО «Энергожилпромстрой», готовый вложить в «Людмилу» немалые суммы для реализации совместного проекта.

Но «ОмегаБизнесКласс» не оставляло попытки любым способом стать акционером фабрики. Теперь руководство ЗАО было готово к контрмерам. Однако о каждом готовящемся шаге «инвесторы» знали заранее, и акционерам окончательно стало ясно, что происходит утечка инсайдерской информации.

Вскоре ситуация прояснилась. Л.Маковец, теперь уже бывший председатель наблюдательного совета ЗАО, одновременно и бывший замдиректора фабрики, предъявила претензии не «ОмегаБизнесКласс», а своей фабрике и ее новому акционеру НПООО «Энергожилпромстрой». В своем иске она требовала признания недействительным договора купли-продажи акций и двух решений наблюдательного совета ЗАО, касающихся ее отстранения от участия в работе совета и продажи акций ЗАО.

Чужой среди своих

Подаче иска предшествовала вполне детективная история. Правоохранительные органы выявили, что утечке информации способствовали бывший начальник службы безопасности К., установивший в помещении ЗАО прослушивающее устройство, и... сама Л.Маковец, передававшая «Омеге» копии документов, составляющих коммерческую тайну предприятия. За этим занятием она и была задержана вместе со своими новыми «партнерами». В отношении задержанных и К. было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.254 УК «Коммерческий шпионаж».

В свою очередь, наниматель уволил Л.Маковец по п. 1 ст. 47 ТК за нарушение положений ряда локальных нормативных актов, касающихся защиты коммерческой и служебной тайны. Кроме того, Л.Маковец была переизбрана с поста председателя наблюдательного совета ЗАО, а ее участие в его работе приостановлено за разглашение коммерческой тайны, в связи с возбуждением уголовного дела, утрату доверия, в связи с противоправными действиями, совершаемыми ею против ЗАО, дискредитацию себя как должностного лица. Наблюдательный совет ЗАО счел дальнейшее участие Л.Маковец в своей работе недопустимым. Ведь на заседаниях обсуждались вопросы, содержащие конфиденциальную информацию о хозяйственной деятельности ЗАО, которая могла использоваться для скупки акций предприятия.

В ЗАО возобновилась работа с НПООО «Энергожилпромстрой»: наблюдательный совет решил продать ему 75 акций, находившихся на балансе общества, по 1,5 млн. Br за штуку. Согласно уставу ЗАО решение о распоряжении выкупленными акциями относится к исключительной компетенции наблюдательного совета, решения которого по данному вопросу принимаются на его заседаниях единогласно. В случае приостановления участия в работе совета до избрания нового его члена решения принимаются оставшимся составом. Так что с точки зрения ЗАО, переизбрание и отстранение Л.Маковец, а также сделка с акциями были совершены на законных основаниях. Однако сама Л.Маковец сочла иначе и обратилась в хозяйственный суд.

Но положением о наблюдательном совете ЗАО была предусмотрена возможность временного отстранения деятельности члена совета в случае совершения противоправных действий, направленных против общества, или потери дееспособности. Поскольку Л.Маковец была задержана правоохранительными органами, она физически не могла являться на заседания совета. И в повестку дня был включен вопрос о ее переизбрании как председателя совета. Не нашел суд и оснований для признания недействительным договора купли-продажи 75 акций — единосогласие всех действующих членов наблюдательного совета было, договор заключен сторонами и зарегистрирован профучастником рынка ценных бумаг. Поэтому все судебные инстанции отказали Л.Маковец в исковых требованиях.

Продолжение последовало

В марте 2010 г. Л.Маковец вновь обратилась в хозяйственный суд г. Минска с заявлением о возобновлении дела 2009 г. по вновь открывшимся обстоятельствам, утверждая, что противоправность ее действий не обоснована и не подтверждена, поскольку само по себе возбуждение уголовного дела не является таким подтверждением.

Дело в том, что в конце 2009 г. следователем по важнейшим делам прокуратуры г. Минска было вынесено постановление о прекращении предварительного расследования. Уголовное преследование в отношении Л.Маковец было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, т.к. в ходе предварительного следствия не представилось возможным отнести ту или иную информацию к коммерческой тайне предприятия в связи с недостатками регулирования данных вопросов локальными нормативными правовыми актами ЗАО. Кроме того, в постановлении было указано, что действия Л.Маковец как председателя наблюдательного совета, которым давалась уголовно-правовая квалификация, подлежат оценке с точки зрения гражданского законодательства.

Поэтому Л.Маковец стала добиваться такой оценки, поскольку сочла, что постановлением о прекращении предварительного расследования по уголовному делу были установлены обстоятельства, опровергающие выводы хозяйственного суда о совершении истцом противоправных действий в отношении ЗАО, которые не были и не могли быть известны заявителю и суду. А это, в силу ст. 319 ХПК, является основанием для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Представители ЗАО и НПООО «Энергожилпромстрой» с заявленными требованиями не согласились, т.к. из содержания постановления не следовало, что при вынесении судебного постановления суд руководствовался постановлением о возбуждении уголовного дела в отношении истца.

Оценка по требованию

Суд пришел к выводу об отказе в возобновлении по вновь открывшимся обстоятельствам дела исходя из следующего.

Статья 319 ХПК содержит исчерпывающий перечень оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам, в т.ч. таковыми являются обстоятельства, опровергающие выводы хозяйственного суда по делу, которые не были и не могли быть известны заявителю и хозяйственному суду (абз. 2 ч. 2 ст. 319 ХПК).

Из имеющегося в материалах дела протокола наблюдательного совета от 2008 г. следовало, что на заседании совета была заслушана информация директора ЗАО о том, как им были переданы Л.Маковец документы для рассмотрения на совете. А Маковец проинформировала представителей ОАО «ОмегаБизнесКласс» о получении документов, договорилась с ними о встрече, вынесла с предприятия документы и передала их. Директор фабрики также сообщил об оперативных действиях сотрудников милиции, которые зафиксировали факт действий Л.Маковец.

Поэтому наблюдательный совет и решил приостановить участие в своей работе Л.Маковец за разглашение коммерческой тайны, в связи с возбуждением в отношении нее уголовного дела, утраты доверия к ней в связи с противоправными действиями, совершаемыми ею против ЗАО «ФГУ «Людмила», дискредитации себя как должностного лица, что соответствовало положению о наблюдательном совете общества. Из протокола было явно видно, что полномочия Л.Маковец приостановлены не только в связи с возбуждением в отношении нее уголовного дела, но и в связи с противоправными действиями, совершенными ею против «родной» фабрики.

Оценив в совокупности все основания к приостановлению полномочий Л.Маковец, хозяйственный суд в решении пришел к выводу, что наличие возбужденного уголовного дела, связанного с разглашением коммерческой тайны, а также имеющиеся у правоохранительных органов подозрения о том, что она почти 2 года незаконным способом собирала сведения, составляющие коммерческую тайну, с целью их незаконного использования, давали право как руководству, так и наблюдательному совету временно приостановить доступ Л.Маковец к инсайдерской информации предприятия.

Ссылку заявителя на то, что в постановлении о прекращении предварительного расследования по уголовному делу указано, что действия Л.Маковец, которым давалась уголовно-правовая квалификация, подлежат оценке с точки зрения гражданского законодательства как председателя наблюдательного совета, суд отклонил, т.к. при вынесении решения суд дал именно такую оценку. При этом суд отметил, что факт возбуждения уголовного дела не является основанием для утверждения о ее виновности. А факт передачи документов третьему лицу подтверждается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела. Таким образом, указанные в заявлении доводы не являются основанием для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Поэтому хозяйственный суд г. Минска отказал Л.Маковец в возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Будем ждать продолжения...

Людмила БЕЛОВА

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by