$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Образование

ЗАОЧНОЕ СОКРАЩЕНИЕ

20.05.2011

В последнее десятилетие заочное образование в Беларуси стремительно набирало обороты. В итоге доля заочников в государственных вузах сегодня достигает 50%, в частных — 75%. Одновременно с ростом количества таких студентов все актуальнее становится проблема низкого качества их подготовки. Минобразования всерьез обсуждает планы сокращения числа заочников в частных вузах, а некоторые эксперты считают необходимым вообще отказаться от этой «неполноценной» формы обучения.

Владимир ЗДАНОВИЧ, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу

Заочное образование устраивает многих студентов по ряду параметров: поступить проще, платить надо меньше, чем на стационаре, а диплом — одинакового государственного образца. Причем далеко не все стремятся совмещать учебу с работой — законодательство это позволяет.

ВЫГОДНО ли это высшим учебным заведениям? Ректоры госвузов утверждают, что увеличение набора студентов-платников, в т.ч. заочников, не повышает доходы возглавляемых ими организаций. Выгоднее обучать бюджетников. Действительно, на 1.01.2011 г. средняя стоимость обучения на коммерческой основе составляла 4,163 млн. Br, или 71,8% от стоимости подготовки специалиста за счет бюджетных средств. Так как студентов-платников в госвузах 220,5 тыс. (49,7%), то несложно посчитать, что государство ежегодно «спонсирует» их из бюджета почти на 500 млрд. Br, а за 5–6 лет учебы — на 2,5 трлн. За такие деньги можно было бы серьезно укрепить материальную базу учебных заведений и поднять зарплату преподавателям.

А вот частные вузы ориентируются в основном на заочников: из 60 тыс. студентов на стационаре занимаются немногим более четверти, а в иных их число составляет 10%. Причем плата за обучение иногда выше, чем в госуниверситетах. Так, максимальная стоимость заочного обучения за год в БГУ составляет 2116,3 тыс. Br, в Институте современных знаний — 2500 тыс., БГЭУ — 1700,5 тыс., Минском институте управления — 1990 тыс. Br. Поэтому ограничение числа заочников до 30–40% от количества обучающихся, конечно, затронет доходы частных вузов.

Предприниматели утверждают, что такой шаг противоречит Директиве № 4, направленной на развитие конкуренции и выравнивание условий деятельности государственных и негосударственных субъектов хозяйствования. Но ведь планируемые меры коснутся всех вузов, независимо от формы собственности. Не надо забывать, что вопросы подготовки в частных вузах по техническим специальностям, обеспеченности профессорско-преподавательским составом, учебно-лабораторными корпусами, литературой, оборудованием, общежитиями и т.д. до сих пор не решены и существенно влияют на уровень полученных знаний. Отметим, речь идет о качестве кадрового потенциала, что напрямую связано с конкурентоспособностью отечественной экономики и страны в перспективе.

Что касается работодателей, то они охотнее принимают в свой штат тех, кто занимался на стационаре, а некоторые наотрез отказываются работать с заочниками. Найти здесь логику удается не всегда. Еще можно как-то понять, что наниматель не хочет содержать студента-заочника, которому приходится предоставлять дополнительный оплачиваемый отпуск и другие преференции. Что же касается уже получивших дипломы, то, казалось бы, независимо от того, учились они на дневном, вечернем или заочном отделениях, главным критерием должны быть полученные знания и умение применять их на практике. Но, видимо, дело именно в знаниях. Подтверждают это и проверки. Контрольный срез студентов-заочников 5–6 курсов по специальностям «Экономика» и «Правоведение» показал: достаточный уровень знаний имеют только, соответственно, 43 и 20% тестируемых. Значительная часть выпускников не работают по полученной специальности, а основная их масса слабо владеет иностранными языками.

ПОЯВЛЕНИЕ на постсоветском пространстве частных вузов сделало доступность высшего образования практически неограниченной. Но массовое обладание вузовскими дипломами привело к снижению его качества. Также произошло резкое сокращение разрыва между количеством лиц, зачисляемых на дневную и заочную формы обучения. Раньше он составлял около 17 тыс. в пользу очной формы, сейчас — только 3–7 тыс. И в прошлом году на стационар принято 50,4 тыс. человек, на заочные отделения — 47,3 тыс. Если в 2000 г. заочно училось 109 тыс. человек, то в 2011 г. — уже 220 тыс. Такой колоссальный рост за короткий период также не мог не сказаться на качестве подготовки кадров. Добавим сюда недостатки «сжатого» процесса обучения, покупки некоторыми студентами курсовых и дипломных работ, скачивание их через Интернет, отсутствие серьезного текущего контроля, а также наличия специальностей, которые просто нереально усвоить заочно (иностранный язык, медицина, IT-технологии и т.д.). Заметим, что на дневном отделении у преподавателей несравненно больше возможностей проверить уровень знаний и разобраться, кто настоящий автор реферата или курсовой работы.

В итоге даже серьезные эксперты заговорили о том, что заочное образование себя изжило. Мол, его вполне может заменить дистанционное обучение. В обществе развернулась дискуссия о том, должно ли правительство вмешиваться в регулирование набора на заочное обучение в частных вузах. Ведь государство не выделяло средства на их открытие, не дотирует обучение (как на платных отделениях госвузов), госбюджет получает поступления в виде налогов... Кроме того, каждый гражданин вправе сам выбирать, где и каким образом получать образование.

Но опыт предыдущих лет показал, что следуя таким путем, мы резко повысили не кадровый потенциал, а лишь число людей с дипломами, что далеко не одно и то же. Да, согласен, предприятия должны брать тех специалистов, которые им нужны, а система образования — готовить такие кадры. Но сколько руководителей юридических и консалтинговых фирм жалуются на то, что годами не могут найти грамотных специалистов, в то время как в стране значительное перепроизводство экономистов и юристов, озабоченных трудоустройством.

ЗАОЧНОЕ образование появилось в 30-х годах прошлого столетия в период индустриализации, когда необходимо было максимально ускорить выпуск специалистов. Оно сохранялось и позже, но заочно учились менее 25% студентов (остальные свыше 75% — на дневном и вечернем отделениях), и, что очень важно, все они одновременно работали по профилю осваиваемой профессии.

Думаю, нам пора вернуть изначальный смысл заочного образования и не зачислять на него выпускников в год окончания школы, а также лиц, не работающих вообще, так как отсутствие связи с практикой снижает качество подготовки. Зато оно может быть востребовано теми, кому необходимо получить дополнительно второе образование или повысить квалификацию.

На самотек пущена профориентационная работа в средней школе. Возможно, и поэтому ежегодно из-за неправильного выбора профессии бросают учебу около 3% студентов, более 5% выпускников после отработки обязательных двух лет по распределению ищут другую сферу для трудоустройства. Слабая связь с производством растягивает период адаптации молодых специалистов на первом рабочем месте от года до трех лет. Все это выливается для страны в ежегодные потери примерно в 50 млрд. Br.

Конечно, наивно ожидать, что сокращение количества заочников сразу же повысит эффективность этой формы обучения. Без других дополнительных мер одни по-прежнему будут делать вид, что учат, другие — что учатся. Вузам самим надо качественно изменить организацию учебного процесса, а не идти по накатанному пути: общий учебный план, рассылка заданий по почте, написание контрольных работ, сдача сессий. Руководству учебных заведений следует задуматься, как ликвидировать «узкие» места: невысокие требования при поступлении, отсутствие общения с преподавателем, нехватку практических знаний. Ведь страна нуждается в переходе к системе непрерывного индивидуального образования на протяжении всей жизни, что невозможно без заочного обучения, которое следует дополнять дистанционными технологиями.