Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №74(2670) от 29.09.2023 Смотреть архивы


USD:
3.1498
EUR:
3.4355
RUB:
3.348
Золото:
192.6
Серебро:
2.37
Платина:
93.17
Палладий:
127.09
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Закон о параллельном импорте: условия применения и судебные перспективы

Фото: freepik.com

Закон от 03.01.2023 № 241-З «Об ограничении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности» (далее – Закон) вступил в силу с 17 января. Однако его полноценное применение взаимоувязано с выполнением ряда условий. Так можно ли ссылаться на Закон при осуществлении параллельного импорта или нет? И стоит ли белорусским импортерам опасаться претензий со стороны правообладателей? Попросили помочь разобраться в юридических нюансах Наталию ЖУК, советника GRATA International, Belarus, и Антона МОЗОЛЯ, младшего юриста той же компании.

– Перечни товаров, разрешенных для параллельного импорта в Беларусь, до сих пор не сформированы. Означает ли это, что фактически Закон еще не может применяться?

– Обсуждаемый Закон устанавливает три обязательных условия для ввоза товаров под товарными знаками без согласия (разрешения) правообладателя:

1) ввоз осуществляется из иностранных государств, в т.ч. совершающих недружественные действия;

2) импортируемый товар под соответствующим товарным знаком был правомерно введен в гражданский оборот в любом государстве самим правообладателем либо иным лицом с его согласия (разрешения);

3) ввозимый товар был включен в перечни товаров (групп товаров), являющихся существенно важными для внутреннего рынка (далее – перечни).

Таким образом, Закон допускает параллельный импорт только тех товаров (групп товаров), которые включены в перечни. Поэтому до принятия конкретных перечней реализация предусмотренных Законом прав на осуществление параллельного импорта не представляется возможной.

Во исполнение норм Закона Сов­мин принял постановление от 03.06.2023 № 365 «О порядке формирования, определения и ведения перечней товаров» (далее – постановление № 365), которым регламентирована соответствующая процедура. В рамках нее сформированные в установленном порядке предварительные перечни товаров согласовываются Комиссией по вопросам промышленной политики, после чего МАРТ включает согласованные Комиссией товары в перечни, о чем выносит постановление. Перечни могут содержать не только наименование товара и код ТН ВЭД, но при необходимости также товарный знак или географическое указание, номера их регистраций (свидетельств) и сведения о правообладателе.

Утвержденные перечни направляются в ГТК для временного исключения соответствующих объектов интеллектуальной собственности (ОИС), примененных в вошедших в перечни товарах, из Национального таможенного реестра таких объектов (далее – таможенный реестр ОИС).

Обратим внимание, что в перечни не будут включаться товары, в отношении которых их правообладатели продолжают торгово-экономическое сотрудничество с белорусскими юридическими и (или) физическими лицами и критического недостатка в которых на внутреннем рынке Беларуси не возникает.

После прекращения действия указанных положений Закона (этот срок установлен по 31 декабря 2024 г.) нахождение в гражданском обороте ранее ввезенных товаров, включенных в перечни, и их использование по назначению без согласия (разрешения) правообладателя также не будут считаться нарушением исключительных прав на ОИС.

– Раз перечни пока не утверждены, значит, и соответствующие товарные знаки не исключены из таможенного реестра ОИС. Как в теории должна действовать таможня, если обнаружит попытку ввоза товара, фигурирующего в реестре, без согласия правообладателя?

ЖУК Наталия.jpg
              Наталия Жук

– Поскольку на данный момент перечни еще не утверждены, не определено и то, в отношении каких именно товаров применимы установленные Законом ограничения прав владельцев товарных знаков. По этим причинам временного исключения товарных знаков из таможенного реестра ОИС пока не производилось.

Полагаем, что при неправомерном использовании товарных знаков на ввозимых в Беларусь товарах таможенный орган может руководствоваться лишь сведениями, содержащимися в таможенном реестре ОИС в актуальном состоянии, и действовать по установленной таможенным законодательством процедуре. Так, согласно п. 1 ст. 124 ТК ЕАЭС в случае обнаружения признаков нарушения прав правообладателя на ОИС таможенным органом принимается решение о приостановлении выпуска товаров на 10 рабочих дней. В этот период правообладатель может обратиться за защитой своих нарушенных прав в компетентные органы.

Вместе с тем допускаем, что в случаях, когда товар ввозится из государств, включенных в список совершающих недружественные действия, на практике с реализацией процедуры приостановления выпуска в настоящее время могут возникать определенные трудности. Также затруднительно спрогнозировать, каким будет поведение таможенных органов, если у них уже имеется информация о начатом процессе включения ввозимого товара в перечни.

– В России перечни товаров, которые разрешено ввозить по параллельному импорту, определили еще в 2022 г., а в августе этого года их снова дополнили. Если товар ввезен в Россию по перечню Минпромторга РФ, будет ли он считаться правомерно введенным в гражданский оборот в другой стране в свете норм Закона?

– Статья 3 Закона устанавливает презумпцию правомерности введения товаров под товарными знаками в гражданский оборот в иностранном государстве: товар считается введенным в оборот правомерно, пока не установлено иное. Это означает, что ввоз в Беларусь включенных в перечни товаров будет соответствовать Закону, если правообладатель или уполномоченное им лицо не заявит об их неправомерном введении в гражданский оборот в иностранном государстве.

Отметим, что установленное Законом право ввозить без согласия правообладателя товары под товарными знаками, ранее введенные в гражданский оборот в другой стране, соответствует международному принципу исчерпания прав.

Справочно: суть данного принципа в том, что при введении товара, обозначенного товарным знаком, в гражданский оборот на любой территории, в любой стране мира его владельцем или с его согласия другим лицом исключительное право в отношении такого товара считается исчерпанным.


Таким образом, в свете норм Закона достаточно одного факта правомерного введения товара в гражданский оборот в любом другом государстве. После этого дальнейший путь движения товара в Беларусь не имеет значения.

Кроме того, в России параллельный импорт товаров, включенных в соответствующий перечень Минпромторга, тоже разрешается при условии введения их в оборот за пределами РФ правообладателями (патентообладателями) или с их согласия (постановление Правительства РФ от 29.03.2022 № 506).

Поэтому ввоз в нашу страну товаров, ранее импортированных в Россию согласно указанному постановлению Правительства РФ, не будет противоречить требованиям белорусского Закона.

– Допустим, перечни наконец утвердили, белорусский импортер ввез входящий в них товар. Но с точки зрения правообладателя его право нарушено, он хочет идти в суд. В какой суд – белорусский или иностранный – теоретически может обратиться правообладатель? Если в белорусский, то как последний отреагирует на такое обращение? Если в иностранный и тот вынесет решение не в пользу белорусской компании, каковы перспективы исполнения такого решения?

Мозоль Антон.jpg
            Антон Мозоль

– По общим правилам подсудности, действующим в Беларуси, споры между иностранным правообладателем о защите его нарушенных прав на ОИС и ответчиком, имеющим место жительства, место пребывания или место нахождения в РБ, подсудны белорусским судам (ст. 545 ГПК). Следовательно, если при ввозе товара в нашу страну, по мнению правообладателя, произошло нарушение его исключительных прав, истцу следует обращаться в судебную коллегию по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда РБ (ч. 2 ст. 26 ГПК).

При рассмотрении такого спора судебная коллегия будет определять применимое право исходя из коллизионных норм, содержащихся в белорусском ГК. Так, согласно п. 1 ст. 1132 ГК к правам на интеллектуальную собственность применяется право страны, где испрашивается защита этих прав. В связи с этим белорусский суд при рассмотрении данного спора будет применять право Беларуси, в т.ч. нормы обсуждаемого Закона. В таком случае, если товар был ввезен в соответствии с требованиями Закона, иностранному правообладателю будет отказано в удовлетворении иска.

Однако возможны и иные варианты определения подсудности. Например, если импортер, ввезший товар на территорию Беларуси, является иностранным юридическим лицом, не имеющим в РБ своего органа управления, представительства или филиала, то правообладатель будет обращаться в суд по месту нахождения такого иностранного юридического лица. Еще один вариант – ситуация, когда согласно иностранному правопорядку правообладатель имеет возможность обратиться за защитой своих исключительных прав по месту своего резидентства (нахождения) или по месту создания (регистрации) объекта интеллектуальной собственности, т.е. в соответствующий иностранный суд. Однако последующее исполнение на территории Беларуси решения иностранного суда может быть сопряжено с определенными проблемами.

Во-первых, для этого необходимо получить разрешение на принудительное исполнение такого решения в нашей стране. Решения иностранных судов признаются и исполняются на территории Беларуси в случаях, когда это предусмотрено международными договорами РБ (ч. 1 ст. 1 приложения 4 к ГПК). При этом белорусский суд может отказать в разрешении принудительного исполнения, в частности, по тому основанию, что исполнение решения иностранного суда противоречило бы суверенитету Республики Беларусь или угрожало бы ее безопасности либо противоречило бы основным принципам законодательства РБ (подп. 6 ч. 2 ст. 5 приложения 4 к ГПК).

В рассматриваемой ситуации, на наш взгляд, присутствует риск того, что решение иностранного суда, вынесенное не в пользу резидента Беларуси, может быть рассмотрено как противоречащее основным принципам белорусского законодательства.

Кроме того, в качестве одного из принципов судопроизводства с участием иностранных граждан в ст. 542 ГПК закреплен принцип взаимности. Поэтому если на территории иностранного государства, чей суд вынес решение, об исполнении которого ходатайствует правообладатель, не признаются решения белорусских судов, то исходя из принципа взаимности существует вероятность отказа в разрешении принудительного исполнения решения такого иностранного суда в Беларуси.

Во-вторых, даже при получении разрешения на принудительное исполнение решения иностранного суда исполнение выданного на его основе исполнительного документа может быть приостановлено в случаях, если оно производится в пользу резидентов иностранных государств, совершающих недружественные действия (Указ от 07.04.2022 № 137 «Об исполнительных документах»). В таком случае подача заявления взыскателем приводит к одновременному вынесению постановления о возбуждении и о приостановлении исполнительного производства. Срок приостановления не определен, а исполнительное производство может быть возобновлено только после отмены названного Указа.

Таким образом, приходим к выводу, что судебные перспективы споров, связанных с разрешенным в Законе параллельным импортом, вырисовываются не в пользу иностранных правообладателей. В то же время подчеркнем, что рассмотренные выше проблемы защиты исключительных прав касаются лишь параллельного импорта в установленных Законом случаях. Сегодня сохраняются возможности защиты прав при параллельном импорте товаров, которые не войдут в перечни, а также при ввозе и (или) реализации в Беларуси любых контрафактных товаров.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by