$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ВЗРОСЛЫЙ ВЗГЛЯД НА АУДИТ©

21.08.2012

Белорусские аудиторы готовятся к новому бизнес-сезону в состоянии неопределенности: действующий Закон «Об аудиторской деятельности» явно отстал от современных реалий, а новый, если и появится, то не ранее 2013 года. К тому же какой будет его окончательная редакция — пока неясно. Остается надеяться, что опыт и квалификация позволят в любой ситуации найти правильные решения. О том, как изменился рынок аудита и что его ждет в будущем, рассказывает директор ООО «Аудиторская служба «Аудикс» Александр КОСТЯН.

— Александр Александрович, ваша компания — одна из старейших в республике. Как изменился белорусский рынок аудиторских услуг за прошедшие 20 лет?

— Действительно, когда создавался «Аудикс», единственным нормативным актом было постановление Совмина от 30.09.1991 № 367 «О контрольно-ревизионной службе», в котором только признавалось целесообразным создание в республике аудиторской службы и устанавливалось, что аудиторы строят свои отношения с заказчиками на платной основе в соответствии с заключенными договорами на проведение ревизий и проверок их финансово-хозяйственной деятельности, оказание экспертных, консультационных и других услуг. На том этапе, по сути, существовал только инициативный аудит, причем для чего он нужен и в чем заключается, знали немногие. С введением обязательного аудита для ряда предприятий сформировался рынок, появилась регуляторная база, конкурентная среда. Однако понимание роли аудита в экономике оставляет желать лучшего. Неудивительно, что состязаясь за заказы, часть аудиторских компаний готова снижать цены на свои услуги. Однако такой демпинг не может быть бесконечным: есть определенный порог, за пределами которого нормального качества аудита уже не остается — сокращается время проверки, объем выборки, растет вероятность ошибок. К сожалению, это устраивает как некоторых аудиторов, так и их клиентов.

— Некоторые ваши коллеги прогнозируют, что если критерий выручки для обязательного аудита вырастет с нынешних 600 тыс. EUR до 3 млн., то резко сократится объем заказов. Между тем никто не запрещает предприятиям проводить, как и 20 лет назад, инициативный аудит — законодательство его и на затраты позволяет отнести. Может, это сохранит рынок?

— Конечно, опасения о сокращении рынка оправданы. Но каждая конкретная аудиторская организация ощутит это по-своему. Например, у нас инициативный аудит занимает примерно 10% в общем объеме выручки, но резкого падения мы не ожидаем. Дело в том, что различные компании занимают разные ниши на рынке: у кого-то больше обязательного аудита, у кого-то меньше, у иных значительна доля сопутствующих услуг. Тем не менее в той или иной степени изменения ощутят все.

— Проект закона «Об аудиторской деятельности» предусматривает усиление ответственности аудиторов за результаты оказываемых услуг. Приведет ли это, по-вашему, к росту их качества?

— Надо понимать, что одной угрозой ответственности качество не поднимается. Чтобы тщательнее проверить, требуется больше времени и других ресурсов. Кроме того, вырастут аудиторские риски, а следовательно, и стоимость оказываемых услуг. Ведь чем ниже цена — тем меньше репрезентативность выборки, меньше объем бухгалтерских документов, попадающих в поле зрения аудитора. Главная проблема отечественного рынка сегодня в том, что многие заказчики стремятся получить аудит подешевле, не отдавая себе отчета в том, что тогда он и низкого качества. Конечно, с ростом ответственности, аудиторы поднимут цены. Но обратите внимание: часто, проводя тендеры на аудит, крупные предприятия выставляют предельную цену, выше которой предложения не рассматриваются. При этом в результате конкуренции между аудиторами цена падает еще ниже. Отчасти это смягчается тем, что заказчик сам устанавливает срок, необходимый для проведения аудиторской проверки, правда, не всегда объективно. Но тут хотя бы появляется определенный критерий, нужно отработать заданное время, проверив определенный объем документов. Если же цена — единственное условие, то аудитор сам определяет время исполнения, обычно стараясь как можно больше сократить его, чтобы заказ был максимально рентабельным.

— Понимают ли это заказчики? Все-таки за 20 лет можно было бы усвоить, зачем нужен аудит...

— Самое главное, что понимание необходимости аудита изменилось у государства. Министерства и ведомства в основном считают его важным звеном экономической системы, ценят его роль в обеспечении бухгалтерского учета и отчетности. Однако многие заказчики, как и раньше, стремятся получить от аудита дополнительную «страховку» от штрафов на случай проверки государственными контролирующими органами. Поэтому если во всем мире аудит работает в интересах собственников, акционеров, то у нас — для спокойствия менеджмента, а то и вовсе «для галочки». Впрочем, становится все больше тех, кто заказывает аудит для проверки работы своего менеджмента и бухгалтерии, выявления случаев нарушения прав собственников, путей совершенствования системы управления.

С другой стороны, многие традиционно оценивают качество аудита исходя из того, найдут ли после него какие-либо нарушения контролирующие органы.

— Наверно, поэтому едва ли не самыми важными параметрами в публикуемых Минфином итогах работы аудиторских компаний являются число выявленных нарушений и сумма доплаченных налогов. Кстати, как изменился характер нарушений, которые вы выявляете?

— Ну, сейчас уже нет тех ошибок, как в 90-е годы, когда все сводилось к тому, что в состав затрат включили что-то лишнее, а часть выручки, напротив, не учли. Сейчас такие «ляпы» встречаются редко. Чаще всего нарушения связаны не с каким-то умыслом, а с недопониманием законодательства. Несмотря на упрощения, оно все еще запутано, противоречиво и во многом несовершенно. Ряд статей в Налоговом кодексе, с экономической точки зрения, мягко говоря, нелогичны.

— В связи с принятием Указа от 15.03.2011 № 114 «О некоторых вопросах применения первичных учетных документов» несколько упростились требования к документированию. Облегчило ли это, на ваш взгляд, работу бухгалтеров и проверяющих, или решать самим сложнее, чем следовать инструкциям?

— С одной стороны, следуя строгим предписаниям, главному бухгалтеру или проверяющему не нужно думать, правильно ли что-то сделано и как это сделать вообще. Четкая регламентация все упрощает. Но раньше могли наказать даже за то, что в накладных не там стоит запятая. Если не было серьезных ошибок, скажем, в исчислении налогов, ревизору достаточно было перелистать папки с накладными. Штраф в размере до 10% суммы первичного документа грозил даже за формальные огрехи в его оформлении — притом что никакого сокрытия выручки и неуплаты налогов они не влекли. Так что Указ № 114 можно только приветствовать. С бухгалтерских служб предприятий снят значительный объем работы по контролю и перепроверке первичных учетных документов, сводившихся к поиску технических ошибок и опечаток.

— Зато появились новые проблемы. В этом году вступил в силу пакет нормативных актов по бухучету. У некоторых специалистов тут же возникли опасения, что внедрение новых норм сильно затруднит работу бухгалтеров, запутает учет...

— Новшества в бухгалтерском учете отражают изменения в экономике, экономической политике государства. Именно это заставляет реформировать национальный бухучет, приближать его к международным стандартам, вводить новые принципы и понятия. Так или иначе к ним придется прийти. Наша экономика нуждается в иностранных инвестициях, одним из условий прихода которых является наличие достоверной и понятной деловой информации. Да и для своего бизнеса это необходимо — чтобы знать свои реальные финансовые результаты и возможности. Чем ближе наш учет будет к МСФО, тем меньше будут издержки на трансформацию отчетности. Конечно, как все новое, это вызывает определенные трудности. Но от этого пути уклониться невозможно.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях