$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Возврат на траекторию: правительство видит признаки выхода из рецессии

20.05.2016

Замедление темпов спада белорусской экономики позволяет правительству говорить о позитивных тенденциях. Действительно, итоги 4 месяцев несколько лучше, чем за I квартал 2016 г., и в промышленности наблюдается оживление, хотя и довольно скромное после прошлогоднего спада. Однако обстановка остается сложной, особенно с внешней торговлей и инвестициями. А потому считать, что с рецессией покончено, рановато.

По итогам 4 месяцев т.г. спад ВВП составил 3% по сравнению с январем–апрелем 2015 г. «Это свидетельствует об определенной динамике возврата на траекторию экономического роста», – заявил на заседании правительства 17 мая премьер-министр Андрей Кобяков. Правда, в целом «рост» остается отрицательным, но траектория действительно внушает надежду (см. рис. 1 ). К тому же, как утверждает глава Совмина, «за апрель мы приросли на 0,6 процентных пункта».

Плюс/минус = стабильность

Позитивные сдвиги видятся и на отдельных направлениях, несмотря на неблагоприятные внешние условия. Так, цены на нефть, курс российского рубля и темпы роста экономики РФ в I квартале оказались намного ниже, чем планировали белорусские власти. Именно в этом премьер-министр видит причину отставания показателей отечественной экономики от плановых значений. Однако, хотя темпы роста ВВП за январь–март были на 2,5 п.п. ниже квартального прогноза, в промышленности результаты были лучше, чем ожидалось: спад «всего» на 4,3% в I квартале при запланированных 5%, а по итогам 4 месяцев – уже 2,5%. В частности, в апреле к марту рост составил 2,9%. При этом А.Кобяков видит «заметные тенденции к восстановлению объемов производства»: ежемесячный прирост на 1,2–1,8 п.п., причем не только благодаря эффекту низкой базы, а за счет реального оживления.

Например, производство уборочных машин выросло на 6,8%, обоев – на 14,4%, стекла листового – на 11,1%, тканей – на 6,2%, чулочно-носочных изделий – на 18,4%, молока и молочной продукции – на 9,8%, телевизоров – в 3,2 раза. На треть увеличились объемы производства плит ДСП, достигнут уровень прошлого года по тракторам (100,4%). При этом запасы готовой продукции на конец апреля составили 36,8 трлн. Br, или 69,8% к среднемесячному объему промышленного производства (годом ранее – 39,1 трлн. Br и 84,6%).

Отставание от прогноза в I квартале на 2/3 вызвано снижением валовой добавленной стоимости в строительстве, еще 1/3 – замедлением грузоперевозок и оптового товарооборота. Падение экспорта на 16,7% глава правительства объясняет неустойчивостью на нефтяном и калийном рынках. Из-за этого в I квартале доходы от таможенных пошлин на нефтепродукты составили только 140 млн. USD, или 12,7% от годового плана.

Тем не менее власти уверены, что в республике обеспечена финансовая и валютная стабильность. Сохраняется гиб­кий валютный курс, по российскому рублю удалось удержаться на уровне среднегодового прогнозного значения (297 RUB/Br), что поддерживает конкурентоспособность оте­чественных товаров на рынке РФ. Нет ажиотажного спроса на валюту, сальдо торговли товарами и услугами находится в рамках прогноза: –0,1% ВВП при прогнозе не хуже, чем –0,9%.

Валютная политика поддерживает экспорт. Министр экономики Владимир Зиновский отметил, что после спада в январе–феврале т.г. в марте экспорт товаров и услуг вырос на 14%, а инвестиционных за I квартал – на 2,2% по сравнению с январем–мартом 2015 г.

При этом пока успехи на дальних рубежах довольно скромные. Экспорт в Китай, даже без учета калийных удобрений, упал на 22%, поставки во Вьетнам, по словам А.Кобякова, сократились почти в 4 раза, задания по освоению большинства новых рынков не выполняются. Тем не менее власти по-прежнему надеются на возможности от создания зоны свободной торговли, перспективности работы в Юго-Восточной Азии и эффективности административных мер по продвижению наших товаров за рубежом.

Прогноз беды не чинит

С учетом изменившихся условий Минэкономики, Минфин и Нацбанк уточнили прогноз исходя из средней цены нефти на 2016 г. 35 USD/барр. и среднегодового курса российского рубля – 75 USD/RUB. При этом годовой разрыв финансирования бюджета оценивается в 27 трлн. Br. Это лучше, чем 38 трлн. Br при сценарии «30/90». Между тем в рамках мер, предусмотренных Указом № 78, бюджетные расходы планировалось сократить на 15,4 трлн. Br и дополнительно привлечь в казну 5 трлн. Br. Хотя теперь ситуация чуть лучше, А.Кобяков советует министрам и губернаторам не расслабляться: затраты надо снижать, эффективность работы предприятий и отраслей повышать.

Одним из главных «тормозов» экономики остаются инвестиции. «Оптимизация под текущие возможности» сократила объемы директивного кредитования с 44 трлн. Br до 28 трлн. В результате пересмотра капитальных расходов бюджета, ужесточения требований банков к оценке инвестпроектов инвестиции в основной капитал снизились по итогам 4 месяцев на 24%. Остается надеяться на своевременный ввод объектов, где имеется достаточное финансирование и активное вовлечение внешних ресурсов в проекты реального сектора экономики.

Показатели инвестиций действительно можно улучшить благодаря «ручному контролю» и освоению зарубежных кредитов на строительство АЭС, индустриального парка «Великий камень», завода «Белджи», ряда модернизационных и инфраструктурных проектов. Но это не гарантирует их окупаемости в будущем, тогда как внешний долг страны продолжает расти.

Несмотря на стабилизацию валютного курса, инфляция выросла на 6,4%, что очень беспокоит власти. А.Кобяков отметил, что это не в последнюю очередь связано с тем, что ряд госпредприятий, которым, кстати, оказывается господдержка, пытаются улучшить свое положение за счет роста цен. При этом они не только не снижают затраты, как предписывает Указ № 78, но и стали увеличивать зарплаты, что, как считает премьер-министр, «категорически не­правильно» и будет пресекаться.

Впрочем, подобные попытки в целом по республике особого эф­фекта не дают. Если номинальная зарплата в январе–марте т.г. и выросла к I кварталу 2015 г. на 8,6%, то в долларовом эквиваленте она на треть меньше. При этом реальная заработная плата осталась на 3,4% меньше, чем год назад, хотя в марте к февралю наблюдался рост на 6,3%. В то же время спад производительности труда составил 2,3% к I кварталу 2015 г. (рис. 2).

Не прячьте ваши денежки

Слабым остается потребление. Розничный товарооборот по итогам 4 месяцев был на 1,1% ниже, чем за аналогичный период 2015 г., причем в апреле к марту он вырос всего на 0,4%. По-видимому, ситуация с потреблением не слишком беспокоит правительство. По мнению А.Кобякова, достижение целевых задач по росту экономики за счет раскручивания внутреннего спроса при нынешних экономических условиях чревато существенными макроэкономическими рисками. Так что можно надеяться, что резких эмиссионно-кредитных движений власти делать не намерены.

В то же время В.Зиновский, выступая на заседании правительства, назвал важной задачей вовлечение в экономический оборот имеющихся средств населения. После принятия административных решений по ограничению привлекательности потребительского импорта, обложения налогом процентов по депозитам и ограничений по посылкам из-за границы осталось найти «эффективные инструменты «связывания» денег людей», считает министр. В качестве примера он привел зарубежный опыт: резкое удешевление стоимости и упрощение доступа к земельным участкам около крупных городов, концентрацию ограниченных ресурсов господдержки на сетевой инфраструктуре; стимулирование индивидуального жилищного строительства. По мнению В.Зиновского, эти направления способны дать рост в течение 1,5 лет с момента начала их реализации.

Заметим, что по итогам 3 месяцев т.г. реальные располагаемые денежные доходы населения упали на 6,8% к I кварталу 2015 г. По данным Нацбанка, наблюдается отток вкладов физических лиц из банков, причем не столько из-за Декрета № 7, а потому, что часть населения вынуждена тратить сбережения на текущие нужды. Так что рост цен, тарифов и налогов довольно успешно «связывает» деньги граждан. А вот заставить их вкладывать свои сбережения (у большинства весьма скудные) в экономику удастся лишь при условии, что она будет вызывать доверие. Вряд ли этому пока сильно способствуют годами чередующиеся волны девальваций или бухгалтерские манипуляции с курсовыми разницами и амортизацией.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ