Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №74(2571) от 30.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4302
EUR:
2.3584
RUB:
4.3001
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Консультации
18.06.2002 9 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ к ЗАКОНу РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс Республики Беларусь

Изменения и дополнения в Гражданский кодекс представляют собой не совсем удачную попытку упорядочить гражданское законодательство, осложненное ростом числа таких нормативных актов, как декреты и указы, имеющие более высокую юридическую силу, чем сам ...

Изменения и дополнения в Гражданский кодекс представляют собой не совсем удачную попытку упорядочить гражданское законодательство, осложненное ростом числа таких нормативных актов, как декреты и указы, имеющие более высокую юридическую силу, чем сам кодекс. То есть создалась ситуация, когда ряд правовых норм из вступивших в законную силу декретов и указов стали либо противоречить аналогичным требованиям ГК, либо существенно дополнять и расширять их. В значительной мере они коснулись главы 4 ГК "Юридические лица".

Исключение из пункта 1 ст.44 всего лишь двух слов: "или смету" по своей правовой сути ликвидировало один из наиболее существенных признаков юридического лица, образованного в форме учреждения (ст.120 ГК). Это ставит под сомнение правовой статус учреждения как юридического лица в целом.

Законодатель должен был четко представлять, что смета, отражая поступление и расходование бюджетных финансовых средств, прежде всего является формой обособления имущества учреждения, осуществляющего социально-культурную, управленческую и иную некоммерческую деятельность в интересах самого государства. Видимо, недопонимание роли и значения учреждения как организационно-правовой формы и сметы как одного из основных признаков, относящих его в разряд юридических лиц, привело законодателя к ошибочным изменениям ГК, которые поставили под сомнение правоспособность учреждения, создаваемого государственными органами (например, учреждения культуры, образования и т.д.), а значит, и правомерность заключения с ним каких-либо договорных отношений как с субъектом права, не являющегося юридическим лицом в полном объеме.

Не меньше противоречий содержат и дополнения в пункт 3 ст.46, касающиеся целей создания некоммерческих организаций, их права осуществлять предпринимательскую деятельность. Так, если тенденция к специальной (усеченной) правоспособности этих организаций (в виде целей их создания) имеет под собой правовые основания, то стремление заменить отсутствие в Республике Беларусь Закона о некоммерческих организациях несколькими неконкретными нормами в Гражданском кодексе представляется недостаточно правомерным. Подтверждением тому является введение в ГК нормы, согласно которой "некоммерческие организации могут создаваться для удовлетворения материальных (имущественных) потребностей граждан либо граждан и юридических лиц в случаях, предусмотренных настоящим кодексом и другими законодательными актами". Тем самым законодатель, не конкретизировав само понятие "удовлетворение материальных (имущественных) потребностей", предоставил потенциальную возможность юридическим лицам, их создавшим, попытаться удовлетворить свои потребности за счет некоммерческой организации (за исключением потребительского кооператива). А отказ от подобного "соблазна" учредителей представляется практически нереальным. Подтверждение тому -- предоставленная этой же статьей возможность некоммерческим организациям заниматься предпринимательской деятельностью, то есть извлекать и распределять прибыль. Но, предоставив им такую возможность, законодатель не определил, каким образом и какими видами деятельности в этом случае они вправе заниматься, а самое основное -- не закрепил порядок использования прибыли, полученной некоммерческой организацией.

В итоге механическое зеркальное отображение законодателем отдельно взятых положений российского закона о некоммерческих организациях в Гражданский кодекс РБ привело к формированию в нем общеправовых норм, одинаково регулирующих деятельность как потребительского кооператива, так и остальных видов некоммерческих организаций, существенно отличающихся по своим целям и задачам. Это в комплексе со всеми вышеизложенными "новациями" и может составить основную мотивацию соблазна обхода вновь созданного законодательства.

Кодекс дополнен статьей 47^1 "Уставный фонд коммерческой организации", которая устанавливает общие требования к размеру, порядку формирования уставного фонда, его соответствия величине чистых активов, вытекающие в основном из положений Декрета Президента N 11 от 2000-11-16 г. (с изменениями и дополнениями).

В статью 57 "Ликвидация юридического лица" внесено новое основание для ликвидации по решению суда "в случае уменьшения стоимости чистых активов коммерческой организации по результатам второго и каждого последующего финансового года ниже установленного законодательством минимального размера уставного фонда". Это потребует от главных бухгалтеров постоянного отслеживания данного норматива на протяжении финансового года и подготовки совместно с юридической службой предложений для учредителей организации по принятию конкретных организационно-правовых мер.

Дополнение в ст.91 узаконило преобразование общества с ограниченной отвественностью в общество с дополнительной ответственностью, что ранее осуществлялось на основании документа, не носящего нормативный характер.

Размер дополнительной ответственности участников ОДО (ст.94) закреплен "в пределах, определяемых учредительными документами, но не менее размера, установленного законодательными актами". То есть эту величину будет определять государство, а участники общества обязаны отражать ее в своих учредительных документах, чтобы не попасть, как минимум, под штрафные санкции со стороны контролирующих органов.

В соответствии с изменениями, внесенными в пункт 2 ст.108 в уставе производственного кооператива помимо определенных ранее сведений должен отражаться размер его уставного фонда. Это повлечет за собой государственную регистрацию внесенных в него соответствующих изменений и дополнений.

Отныне фирменное название унитарного предприятия (ст.113) будет содержать не указание на собственника имущества, что в части его собственника -- физического лица соответствует международному частному праву и российскому законодательству, а на форму (вид) собственности (было: "Республиканское унитарное предприятие такого-то министерства "Вымпел", "Частное унитарное предприятие Иванова И.П. "Полет", стало: "Республиканское унитарное предприятие "Вымпел", "Частное унитарное предприятие "Полет"). Подобный подход противоречит правовой и экономической сущности унитарного предприятия как такового.

Статья 118 дополнена пунктом 5, который существенно расширил полномочия попечительского совета фонда и позволяет совету усилить контроль за осуществлением деятельности фонда.

В ст.144 введена дополнительная градация ценных бумаг на эмиссионные и неэмиссионные, не влияющая существенным образом на деятельность на рынке ценных бумаг.

Впервые из Гражданского кодекса (ст.ст.218, 236) изъято понятие "разгосударствление", что может означать завершение данного процесса для большинства граждан Республики Беларусь в части вложения ими своих чеков "Имущество" в приватизируемые объекты и потерю возможности стать хотя бы номинальными владельцами собственности в нашей республике.

Пункт 2 ст.908 дополнен новой частью: "по договору доверительного управления ценными бумагами доверительному управляющему могут быть переданы денежные средства для приобретения ценных бумаг и управления ими", что может явиться лишь слабым утешением на фоне действующих подзаконных актов, практически блокирующих реальное доверительное управление ценными бумагами.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by