$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Транспорт

Вина за проезд

04.03.2016

Система платы за проезд по платным дорогам Беларуси постоянно вызывает вопросы у автовладельцев.

Ее недостатки и сбои усугубляются попытками обосновать незаконную правоприменительную практику.

В последнее время есть случаи взимания платы в увеличенном размере с собственников автомобилей за долги предыдущих владельцев. Это особенно характерно для случаев, когда приобретались конфискованные машины, а их прежние собственники, помимо нарушений, повлекших конфискацию, имеют задолженность по плате за пользование дорогами. Взыскать ее добровольно почти невозможно, а искать виновника, особенно иностранца, скорее всего, никто не желает. Сотрудникам ГУ «Транспортная инспекция Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь» гораздо проще предъявить претензии к новым собственникам, хотя плата за проезд должна взиматься именно с пользователей, а не тех, кто подвернется под руку.

Такой подход является прямым нарушением норм Указа от 27.09.2012 № 426 «Об отдельных вопросах функционирования системы электронного сбора платы за проезд транспортных средств по определенным дорогам Республики Беларусь». Согласно п. 3 Положения об отдельных вопросах взимания платы за проезд транспортных средств по платным автомобильным дорогам Республики Беларусь, утв. Указом № 426 (далее – Указ № 426 и Положение № 426 соответственно), плата за проезд по платным дорогам взимается с ее пользователей в белорусских рублях исходя из тарифов в евро по курсу Нацбанка на дату оплаты. Несомненно, платить должен не автомобиль, а то физическое или юридическое лицо, которое им пользуется.

ПОЛЬЗОВАТЕЛЕМ платной дороги согласно Положению № 426 признается собственник (владелец) транспортного средства или лицо, использующее платную автодорогу и принимающее непосредственное участие в дорожном движении в качестве водителя. Аналогичные определения содержатся в Положении о порядке взимания платы за проезд транспортных средств по платным автомобильным дорогам Республики Беларусь, утв. постановлением Совмина от 30.04.2013 № 340 (далее – Положение № 340). В нем предусмотрено, что плата за проезд исчисляется на основании утвержденного тарифа, а в увеличенном размере она взимается по требованию уполномоченного должностного лица Транспортной инспекции в случае выявления неоплаты или неполной оплаты.

Тем не менее в ряде решений и разъяснений говорится, что вносить плату должен собственник. И если кто-либо приобрел конфискованный автомобиль, то он и обязан платить. Интересно, что к государству такие требования не предъявляются, хотя именно оно является собственником конфискованного имущества до момента его продажи через аукцион. По мнению некоторых проверяющих, даже само государство может стать должником и нарушителем, что выходит за рамки разумного. Инспекторы выдвигают «неотразимый» довод: дескать, взыскать штраф, пока конфискованное авто не купили, не с кого. Но это не так. Если автомобиль конфискован в доход государства, следовательно, оно и получает право собственности на него с момента вступления в силу решения суда. Впрочем, попытка предъявлять требование об оплате к соответствующим госорганам противоречит здравому смыслу, что такой орган незамедлительно пояснит проверяющим. К тому же заставить его платить, как обычного гражданина, задержав и поместив конфискованное авто на охраняемую стоянку, не так-то просто.

Подобные требования столь же неправомерны, если речь идет о новом собственнике – физическом лице. Ведь правовой статус имущества не меняется. Однако такие выводы противоречат нормам Указа № 426 и Положения № 340, согласно которым пользователь платной дороги – это собственник транспортного средства. Но не любой, а тот, кто обладал правом собственности в период пользования платной дорогой. Тем не менее у нас пытаются изобрести новый институт права – обременение автомобиля платой за пользование дорогами, хотя он явно не вписывается в рамки законодательства.

В СООТВЕТСТВИИ с п. 2 Положения № 340 неоплата – это происшествие, зафиксированное системой контроля оплаты либо уполномоченным должностным лицом Транспортной инспекции, состоящее в полном или частичном отсутствии платы за проезд по платной дороге. Неоплатой также считаются отсутствие на транспортном средстве устройства электронной оплаты (УЭО), фиксации внесения платы за проезд на УЭО, использование неработающего УЭО или не позволяющего произвести оплату за проезд в установленном порядке или в нарушение порядка технологической эксплуатации; неправомерное использование УЭО, предназначенного для транспортных средств, освобожденных от платы за проезд.

В свою очередь, нарушением признается совокупность всех происшествий в отношении одного транспортного средства, зафиксированных системой электронного сбора платы либо уполномоченным должностным лицом Транспортной инспекции в течение 2 часов с момента фиксации первого происшествия. Вид нарушения определяется по наиболее тяжкому зафиксированному происшествию в составе нарушения. То есть факт неоплаты и нарушение возникают в момент, когда система фиксирует неоплату. Понятно, что тут должен быть и нарушитель, который определяется именно на момент фиксации нарушения, т.е. это пользователь (и собственник) именно на этот момент.

В то же время нарушения составляется уполномоченным должностным лицом Транспортной инспекции не в момент совершения нарушения, а несколько позже. Впрочем, сколько бы времени тут ни прошло, нарушителем остается тот, кто был собственником автомобиля в момент совершения нарушения.

Согласно п. 4 Положения № 426 пользование платной дорогой осуществляется после получения пользователем УЭО и установки его на транспортное средство. Понятно, что новый собственник, который приобрел конфискованный автомобиль, не должен и не может приобретать такое устройство. Его приобретение никак не влияет на ранее состоявшиеся события, включая пользование платной дорогой прежним собственником без внесения платы. Соответственно, пользователем платной дороги может считаться только лицо, которому автомобиль принадлежит на праве собственности в период пользования такой дорогой. Именно у него возникают обязательства по оплате, и оно должно их исполнять. Ни Указ № 426, ни иные акты законодательства не предусматривают перехода таких обязательств на иное лицо. Чтобы изменилась сторона такого обязательства, необходим его переход на новое лицо, что само по себе не происходит.

Возможно, чтобы избежать данной коллизии, чиновники пытаются привязать плату за проезд к собственности на автомобиль, утверждая, что она является обременением транспортного средства. Но это противоречит нормам Указа № 426: ведь тогда реальный должник может освобождаться от обязанности внесения платы с утратой права собственности на автомобиль. При этом должностные лица выходят за пределы своей компетенции, грубо нарушая возложенные на них Указом № 426 и постановлением № 340 обязанности. Получается, например, что, если гражданин РБ или белорусская организация, допустившая нарушение, продадут свой автомобиль иностранцу, на него и перейдет обязанность по внесению платы. А к реальным нарушителям предъявить претензии будет невозможно. Или их можно предъявлять к обоим лицам, назвав это субсидиарной или солидарной ответственностью, поскольку в законодательстве можно найти такие термины? Но, чтобы их применить, нужны соответствующие правовые основания.

С ПОДОБНЫМИ революционными идеями можно зайти далеко. Например, почему бы не обременить автомобиль штрафами за превышение скорости или налогами, не уплаченными прежним собственником, а если он в нетрезвом состоянии управлял машиной – то конфисковать ее у нового владельца. А если автомобиль будет уничтожен, то, поскольку задолженность является обременением, она исчезает вместе с ним, хотя субъект, допустивший нарушение и имеющий задолженность, никуда не исчез.

Подобные подходы – даже не формализм, а халатность. Перечисленные нормы законодательства доказывают, что плата за проезд по дорогам не является обременением и не должна перекладываться на нового собственника. Такая плата не имеет прямой правовой связи с имуществом, а является денежным обязательством физического или юридического лица и следует именно за ним, а не за имуществом.

Попытки иного толкования положений Указа № 426 нарушают основополагающие принципы законодательства, что свидетельствует о действиях, искоренить которые была призвана Директива от 27.12.2006 № 2 «О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения». Однако она в должной мере не работает. Отчасти этому способствует отсутствие четкой гражданской позиции тех, кого незаконно привлекают к ответственности или обременяемых иными незаконными обязанностями. Вместо того чтобы обращаться в суд для защиты своих прав, они чаще всего пишут жалобы, рассматриваемые теми же должностными лицами, которые вменили им нарушение. Но последние не заинтересованы в восстановлении правопорядка – не по злому умыслу и стремлению ущемлять права граждан, а потому, что взыскивать долг с подвернувшегося под руку нового собственника проще.

Напомним, что в соответствии с подп. 2.10 п. 2 Декрета от 26.07.1999 № 29 «О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины» контракт с работником должен предусматривать дополнительные основания его досрочного расторжения по инициативе нанимателя, в т.ч. незаконное привлечение к ответственности граждан и юридических лиц. А с правовой точки зрения взимание платы в повышенном размере есть не что иное, как мера ответственности, применяемая к лицу, допустившему проезд по платной дороге без внесения платы.

Отметим, что в соответствии с подп. 4.2 п. 4 Декрета от 15.12.2014 № 5 «Об усилении требований к руководящим кадрам и работникам организаций» грубым нарушением трудовых обязанностей, влекущим безусловное привлечение руководителя организации к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения с занимаемой должности, признаются необеспечение выполнения требований по обеспечению исполнительской и трудовой дисциплины, а также иные противоправные действия (бездействие), установленные законодательными актами. При этом согласно п. 5 Декрета № 29 к грубым нарушениям трудовых обязанностей относятся неисполнение Конституции, решений Президента, законов, постановлений Совмина и судебных постановлений при осуществлении должностных обязанностей. К таким нарушениям можно отнести и незаконное вменение платы лицам, не пользовавшимся платными дорогами, что прямо противоречит нормам Указа № 426 и постановления № 340.

Порой трудно удержаться от искушения воспользоваться своими властными полномочиями для не совсем правомерного решения какого-либо вопроса, особенно при недостаточном контроле. Подобные проблемы возникают и в других сферах. Например, службы ЖКУ пытаются обременить недвижимость задолженностью за коммунальные услуги, считая, что она следует за отчуждаемой недвижимостью и переходит на нового собственника.

Вероятно, контрольным и надзорным органам следует обращать особое внимание на подобные факты, поскольку они свидетельствуют о правовом нигилизме и порочной практике работы некоторых должностных лиц. В свою очередь, гражданам, пострадавшим от незаконных действий и не получившим удовлетворительного ответа на свои жалобы, следует обращаться за защитой нарушенных прав в суд.