$

2.1064 руб.

2.3903 руб.

Р (100)

3.2768 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Бюджет прожиточного минимума

216.90 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнения

Вечное сияние будущих периодов

05.04.2016

Привычка списывать убытки от девальвации не по мере их появления, а через годик-другой стала в нашей стране столь же хронической, как и ненадежное поведение рубля. Поэтому принятие Указа от 27.03.2016 № 114 воспринимается как неизбежность. При этом в белорусской деловой среде уже почти никто не верит, что дозволенная законодательством бухгалтерская манипуляция поспособствует обеспечению стабильной работы предприятий.

Требования Закона «О бухгалтерском учете и отчетности» и Национального стандарта бухгалтерского учета и отчетности «Влияние изменений курсов иностранных валют», утв. постановлением Минфина от 29.10.2014 № 69, предусматривающие списание на финансовые результаты курсовых разниц в том отчетном периоде, когда они появились, оказались непосильным бременем для белорусской экономики. Девальвация рубля происходит слишком часто и приносит слишком большие убытки. Если отражать их в бухучете так, как это принято в мировой практике, придется признать, что немалая часть отечественных предприятий находится в катастрофическом состоянии и должна признаваться банкротами.

Спасти положение «на бумаге» позволяет возврат к правилам учета курсовых разниц, действовавшим в 2010–2013 гг., которые разрешают не признавать убытки, связанные с девальвацией, сразу, а «размазывать» их на следующие месяцы и годы в надежде, что будущие доходы скроют истинный масштаб потерь. К сожалению, эти надежды не оправдались, а потому решения об «особом порядке» учета курсовых разниц стали неразлучным спутником потрясений на валютном рынке.

Напомним, в декабре 2014 г. власти «улучшили» показатели предприятий, установив Указом от 19.12.2014 № 599 особый порядок списания курсовых разниц за счет прибыли прошлых лет или фонда переоценки. Этой помощи хватило ненадолго. Принимая Указ от 27.02.2015 № 103, его разработчики надеялись, что обвал рубля в прошлом январе будет разовым явлением и вызванные им убытки удастся компенсировать до конца следующего года. Но реальность оказалась куда суровее: пришлось Указом от 26.10.2015 № 441 добавить в схему курсовые разницы, возникшие из-за августовского обвала. В конце IV квартала стало очевидным, что будут и новые девальвации, а события на валютном рынке в январе–феврале 2016 г. подтвердили эти опасения. Финансовые результаты за январь были столь плачевными, что понадобилось срочно их спасать – хотя бы на бумаге.

ОДИН из таких спасительных приемов – разрешение коммерческим организациям (кроме банков, небанковских кредитно-финансовых организаций) относить курсовые разницы, возникающие при пересчете валютных обязательств, связанных с осуществлением вложений в объекты незавершенного строительства, основных средств до принятия этих объектов к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, на стоимость вложений в долгосрочные активы (счет 08), а после принятия – также на счет 08 в течение отчетного года. Затем эти суммы также могут включаться в первоначальную или переоцененную стоимость основных средств в конце года. Первоначально Указом № 103 разрешалось учитывать таким способом курсовые разницы с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2016 г. Теперь этот срок Указом № 114 продлевается еще на год – до 31 декабря 2017 г.

Кроме того, коммерческие организации получают право списывать курсовые разницы по остальным операциям, образовавшиеся с 1 января по 31 декабря 2016 г., на доходы (расходы) будущих периодов и списывать их на доходы (расходы) по финансовой деятельности и внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, до 31 декабря 2017 г., т.е. тоже на год дольше.

При этом Указ № 114 вступает в силу после своего официального опубликования (1 апреля) и распространяет свое действие на отношения, возникшие с 1 января 2016 г. Так что предприятия могут благополучно исправить записи, сделанные в январе–марте, и представить квартальную бухгалтерскую, налоговую и статистическую отчетность без убытков от курсовых разниц, зафиксированных в начале года.

В МИРОВОЙ практике принято признавать расходы, в т.ч. курсовые разницы, тогда, когда они понесены. Кроме того, в МСФО обязательное условие первоначального признания любого актива – возможность надежного измерения его себестоимости. Поэтому согласно IAS 16 «Основные средства» все затраты, понесенные после ввода объекта в эксплуатацию, признаются в составе прибыли или убытка по мере их возникновения. Капитализация таких затрат (т.е. их отнесение на  стоимость основных средств), включая курсовые разницы и проценты по кредитам, в МСФО не допускается. Это прямо указано в IAS 21 «Влияние изменения об­менных курсов валют» и IAS 23 «Затраты по займам». Правда, в некоторых западных компаниях данное правило порой игнорируется, особенно в периоды кризисов. Но это делается по инициативе топ-менеджеров и части собственников, желающих приукрасить финансовые результаты, чтобы избежать падения курса акций и рейтингов компании. Такие действия считаются в США и ЕС тяжким преступлением и влекут суровое наказание. У нас же руководителям и бухгалтерам можно не опасаться ответственности за сокрытие неплатежеспособности или выманивание кредита путем искажения бухгалтерской отчетности. Ведь это искажение прямо предписывается законодатель­ством, а потому нарушением не является.

Интересно, что за 2016 г. и в последующие годы общественно значимые организации исходя из п. 2 ст. 17 Закона «О бухгалтерском учете» обязаны составлять годовую консолидированную отчетность в соответствии с МСФО. Речь идет обо всех открытых акционерных обществах, являющихся учредителями унитарных пред­приятий и (или) имеющих дочерние хозяйственные общества. Составлять отчетность по МСФО будут также банки, небанковские кредитно-финансовые организации и страховые компании. Но международные стандарты допускают отступление от своих требований только в «исключительно редких случаях, когда руководство приходит к выводу, что соблюдение какого-либо требования МСФО могло бы до такой степени вводить в заблуждение, что это противоречило бы самой цели подготовки финансовой отчетности», при условии, что такое отступление требуется или не запрещается нормами соответствующего правового регулирования (п.п. 19 и 20 IAS 1 «Представление финансовой отчетности»). Вряд ли желание «стабилизировать работу предприятий» выглядит здесь оправданием несоблюдения МСФО.

НО для нас гораздо важнее пока более земные соображения. Благодаря расширению периода применения указов № 103 и 114 предприятия смогут в 2016–2017 гг. гибко манипулировать суммами налогооблагаемой и чистой прибыли. При желании можно «нарисовать» базу для исчисления налога на прибыль и начисления дивидендов, конечно, в разумных размерах, чтобы не платить государству или собственникам конкретные деньги из абстрактного источника. Тем временем правительство все­рьез собирается оценивать эффективность работы руководителей государственных пред­приятий по показателю чистой прибыли.

Зачисление курсовых раз­ниц в стоимость основных средств приведет к завышению их стоимости, а в дальнейшем – сумм амортизационных отчислений, включаемых в затраты. Это повлечет искажение сроков окупаемости инвестпроектов, цен и будущих финансовых результатов. Пока предприятия скрывают убытки от девальваций, власти будут принимать гос­программы, ориентированные на финансирование из несуществующих источников собственных средств. Но для реализации таких про­грамм потребуются реальные деньги. Их придется искать в банках, а там, зная специфику белорусского бухучета, обратят особое внимание на статьи баланса и отчета о прибылях и убытках, в которых скрываются курсовые разницы.

По сути, появление Указа № 114 можно рассматривать как сигнал, свидетельствующий о грядущих бурях на валютном рынке республики. После не­скольких лет попыток подобной «стабилизации» пора бы понять, что учетные манипуляции – малоэффективный способ спасения экономики. Но попытка – не пытка…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН


Бухучет: список рубрик
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях