$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

В БАНАНОВО-ЛИМОННОМ СИНГАПУРЕ©

20.07.2012

Сингапурский опыт представляется многими экспертами как идеальный пример системной трансформации. Действительно, с момента обретения независимости в 1965 г. Сингапур достиг экономических успехов. Однако в середине 1960-х годов никто не верил в возможность дальнейшего существования этого государства, а отделение от Малайской Федерации многие современники рассматривали как катастрофу, так же как у нас в 1991 г. — распад СССР. Может ли этот опыт быть примером для Беларуси?

До 1959 г. Сингапур был британской колонией. Затем получил самоуправление, а в 1963–1965 гг. входил в состав Малайской Федерации. К моменту получения независимости 25% населения Сингапура находилось за чертой бедности. Основу экономики составляли сельское хозяйство и сфера услуг — обслуживание английских военных баз, приносившее до 1/5 ВВП. На долю промышленности приходилось всего 10%.

Из третьего мира

в первый

Реформы экономики проводились правительством Сингапура в трех основных направлениях: поиск эффективной модели госуправления; мобилизация человеческого капитала; постоянное развитие инфраструктуры. При этом были использованы законодательство, системы администрации и образования, оставшиеся в наследие от Британской империи.

Правительство Сингапура не придерживалось какой-либо одной идеологии или экономической школы. Главным критерием отбора средств являлась их практическая эффективность.

На первом этапе (1960– 1970 гг.) основными проблемами страны были безработица, достигавшая 15–17%, коррупция, отсутствие современного производства и зависимость от импорта из Малайзии и Индонезии. Ввозить приходилось почти все — вплоть до питьевой воды и строительного песка. Однако торговля с этими странами была подорвана по политическим причинам, а Индонезия до конца 1966 г. вообще бойкотировала молодое государство.

Создание армии и реформирование полиции (состав которой был полностью заменен) стали первыми шагами правительства. Чтобы победить коррупцию, были радикально упрощены административные процедуры и изменено законодательство.

Для привлечения инвестиций в стране создан Совет экономического развития Сингапура. Для вновь открывшихся предприятий предусматривались налоговые льготы сроком на 5–10 лет. Создавались специальные промышленные парки с готовой инфраструктурой. Это позволило сократить затраты на содержание бизнеса в Сингапуре на 20%.

При создании банковской системы удалось обойтись без центрального банка. Его функции выполняло специальное министерство. Правительство стимулировало открытие местных банков с помощью льгот, что ставило их в более выгодное положение по сравнению с иностранными банками.

В результате экономика выросла на 10%, доля промышленности — на 7%. Безработица сократилась в 1,5 раза. Удалось создать новые наукоемкие производства, нефтепереработку, а главное — благоприятные условия для инвестиций и ведения бизнеса в стране.

К началу второго этапа (1970–1979 гг.) в экономике Сингапура оставалось множество проблем. Безработица оставалась высокой (10–12%). Из-за вывода британских войск и конфронтации с Индонезией снизился объем инвестиций. В то время власти пошли на отмену протекционистской политики и снижение ввозных таможенных пошлин до 0,4%. Была усилена господдержка малых предприятий с местным капиталом. Это позволило сократить затраты на содержание бизнеса еще на 33%.

Руководство Сингапура считало: чтобы граждане были заинтересованы в развитии своего государства, они должны стать собственниками. Поэтому в 1970–1980 гг. была реформирована система социального обеспечения. Появился Центральный фонд сбережений (ЦФС), который формировался за счет ежемесячных отчислений населения и нанимателей — каждый по 20%. Средства накапливаются на личных счетах. Эти сбережения не облагаются налогом, в инвестиционном банке на них ежегодно начисляются проценты. Достигнув 55-летнего возраста, житель Сингапура получает всю эту сумму на руки. Но еще до ухода на пенсию он вправе использовать 3/4 сбережений в ЦФС на покупку квартиры, а 1/4 — на лечение (при необходимости).

Результатами реформ этого периода стал годовой темп роста ВВП на 10%, снижение безработицы до 3,5%, а инфляции — до 2–6%. Объем промышленного производства в экономике страны составил 25%.

Главной проблемой третьего этапа (1980–1990 гг.) стала нехватка квалифицированных кадров, а также низкий рост производительности труда. Программы иммиграции для южно-азиатских стран в Австралии, Новой Зеландии и США усугубили отток кадров. В ответ правительство Сингапура приняло программу поддержки молодых специалистов, целью которой было решение их социальных и трудовых проблем. Для ее реализации в 1980 г. были сформировали 2 комитета. Кроме того, власти взяли на себя роль headhunter’a. Советники по студенческим вопросам посольств Сингапура в Великобритании, США, Австралии, Новой Зеландии и Канаде организовывали встречи с подающими надежды азиатскими студентами, чтобы заинтересовать их работой в своей стране. Это позволило привлекать по 200–300 выпускников в год.

В итоге Сингапур стал одной из самых высокоразвитых стран планеты, занимая высокие места в ряде мировых индексов:

***

Опыт сингапурских реформ выглядит весьма заманчиво. Однако вряд ли его можно полностью скопировать у нас. Во-первых, на успех трансформационной модели Сингапура существенное влияние оказало колониальное наследие. Фактически законодательство и система органов власти были заложена там англичанами и значительно отличаются от того, что оставил Беларуси Советский Союз.

Основой экономики Сингапура в начале реформ была сфера услуг, причем весьма специфических. У нас же, напротив, изначально преобладает промышленный сектор. Такая структура экономики значительно сильнее подвержена коррупционному воздействию, подрывающему эффективность системных реформ.

Китайская культурная революция и войны в Индокитае заставили местных инвесторов переводить свои капиталы именно в Сингапур. В Беларуси такая благоприятная среда отсутствует.

Сингапурские реформы сочетались с авторитарными методами управления. Но начинались перемены с полной ротации политических элит и замены всего силового блока. А это значит, что при непрозрачных методах управления и отсутствии независимого общественного контроля над трансформационными процессами всегда есть условия для «замораживания» реформ со стороны тех, кто в них не заинтересован.
 
Никита БЕЛЯЕВ, аналитик Либерального клуба