$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Колонка Леонида ФРИДКИНА

Упрощение, приближение и сокращение: предложение, от которого нельзя отказаться бухгалтеру

28.02.2017

На прошлой неделе в бизнес-союзы поступило любопытное письмо. Во исполнение поручения Совмина от 21.02.2017 № 30/105-115/2093 им поручено «выработать и представить в правительство для обсуждения в рамках рабочей группы по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности и ис­ключению излишних требований к бизнесу предложения по совершенствованию системы бухгалтерского учета, включая предложения по упрощению бухгалтерского учета, позволяющие исключить наличие значительного количества бухгалтеров в организациях и приблизить бухгалтерский учет к международным стандартам и практике».

Со дня постановки задачи на направление предложений отводится всего неделя, а с момента получения письма – и того меньше. Видимо, в правительстве всерьез полагают, что особо раздумывать тут нечего. На прошлой неделе в бизнес-союзы поступило любопытное письмо. Во исполнение поручения Совмина от 21.02.2017 № 30/105-115/2093 им поручено «выработать и представить в правительство для обсуждения в рамках рабочей группы по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности и ис­ключению излишних требований к бизнесу предложения по совершенствованию системы бухгалтерского учета, включая предложения по упрощению бухгалтерского учета, позволяющие исключить наличие значительного количества бухгалтеров в организациях и приблизить бухгалтерский учет к международным стандартам и практике». Со дня постановки задачи на направление предложений отводится всего неделя, а с момента получения письма – и того меньше. Видимо, в правительстве всерьез полагают, что особо раздумывать тут нечего.

Ради такой цели, как совершенствование контрольно-надзорной деятельности и исключение излишних требований к бизнесу, конечно, стоит постараться. Но не хотелось бы второпях смешивать благие намерения с побочными эффектами, которые могут дорого обойтись белорусской экономике. Чтобы этого избежать, нужны внятные ответы на несколько вопросов.

Вопрос № 1. Что позволит исключить излишние требования: совершенствование бухгалтерского учета или его упрощение?

Вопрос № 2. Будет ли после этих преобразований бухучет достоверным?

Вопрос № 3. Нужны ли вообще бизнесу и государству бухучет и бухгалтерская отчетность? Если нет – можно сколько угодно их совершенствовать и упрощать, а бухгалтеров сокращать в любом количестве. А если все-таки они понадобятся?

Найдется немало желающих провозгласить радикальные меры, вплоть до отмены бухучета как явления. Как правило, это те, чьи представления о бухучете ограничивались окошком кассы (с наружной стороны). Между тем речь идет о системе обеспечения информацией всех звеньев корпоративного и государственного управления: от управления предприятием, его материальными и финансовыми потоками до уплаты налогов и макроэкономических показателей. Поэтому любые необоснованные упрощения приведут к потере представления о том, что происходит в экономике.

Разумеется, это не значит, что в бухучете ничего не нужно менять. Но эти перемены возможны лишь настолько, насколько пользователи – и, прежде всего, государство – готовы отказаться от какой-то части требуемой сегодня информации. Так, существенно упростить бухучет способно смягчение требований к оформлению первичных учет­ных документов, в т.ч. тех, которые считаются бланками строгой отчетности (прежде всего – накладных). Пригодились бы внедрение групповых форм «первички», широкая замена бумажного документооборота электронным, оци­фровка архивов, отказ от дублирования документов, описывающих одни и те же хозяйственные операции, а также от тех, которые описывают внут­ренний оборот активов. Не помешало бы более широкое признание правомерности односторонних актов, элек­т­ронной и факсимильной подписи, оптимизация документов для целей валютного контроля.

Если исчезнет поток бесчисленных бухгалтерских справок по любому поводу, то окажется, что вместо многих из них вполне достаточно простой записи в учетном регистре. Такие перемены повлекут разрушение целого пласта нынешней системы бухгалтерского и ревизорского труда. Бухгалтеры перестанут заниматься операционно-оформительской работой, которая, по сути, учетной не является, а проверяющим придется вместо формальных придирок заняться выявлением и доказыванием реальных правонарушений. Правда, результативность проверок и поток административных процессов сразу сократятся, зато излишних требований к бизнесу станет на порядок меньше.

СЛЕДУЮЩИЙ этап совершенствования/упрощения – налоговое законодательство. Расширение сферы применения упрощенной системы налогообложения и налога на вмененный доход, признания затрат и вычетов, условий применения льгот в сочетании с изменением отношения к первичным учетным документам могли бы существенно сократить время, необходимое для исчисления налогов. Было бы целесообразно рассмотреть возможность введения налоговых деклараций разного объема и сложности для предприятий разного размера и видов деятельности.

Не меньше помогло бы выполнению поставленной правительством задачи изменение порядка сбора статистической информации. Скажем, если бы для начала вместо дублирующих форм статотчетности принимались баланс и отчет о прибылях и убытках, на каждом предприятии сэкономили пару-тройку-десятку часов бухгалтерской работы. А если бы заодно соответствующие органы отказались от дополнительных отчетов по контрольным знакам, спиртосодержащим и всяким иным товарам, по отходам, упростили расчет больничных и разнообразные справки (если они вообще нужны), то и бухгалтеров потребовалось бы куда меньше.

Примерно так выглядят предложения, названные завсегдатаями бухгалтерского форума buh.by. Если к ним прислушаются, то окажется, что легендарная многотысячная армия бухгалтеров, которой любят постращать общественность иные деятели, на самом деле существует лишь в их воображении. В действительности около половины чис­лящихся учетными работниками людей – по сути, секретари, операторы и прочие клерки, надобность в которых отпадет, если изменятся отношение к учетному документообороту и контролю. Тогда на предприятиях остались бы бухгалтеры, занимающиеся сбором и анализом действительно необходимой для ведения бизнеса управленческой информации. Это позволило бы на порядок улучшить качество операционного и финансового менеджмента и дало бы довольно быстрый и заметный эффект на микро- и макроуровне.

Впрочем, мировой опыт показывает, что бухгалтеров в рыночной экономике мало не бывает. Так, согласно исследованию, проведенному Международной федерацией бухгалтеров (IFAC) и Цен­тром экономических и бизнес-исследований (CEBR), сразу после мирового финансового кризиса число профессиональных бухгалтеров, входящих в ассоциации, которые представляет IFAC, увеличилось с 2,4 млн. до 2,8 млн. В частности, в развитых экономиках бухгалтеров стало на 20% больше, в странах БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) – на 15%, а на развивающихся рынках – на 11%. Согласно применяемым CEBR методикам в мире насчитывается около 11,2 млн. бухгалтеров – не считая офисных работников, занимающихся «бумажной» работой.

ОТДЕЛЬНЫЙ вопрос – что даст отечественной экономике внедрение МСФО и приближение к ним национальных стандартов. На самом деле, проще от этого никому не будет. МСФО сложны сами по себе, но не настолько, чтобы их не освоили наши бухгалтеры, натренированные годами изучения отечественной нормативки. Но даже первые «ласточки» вроде метода начисления, обесценения активов, признания отложенных налоговых активов и обязательств оказались для белорусских пред­приятий невыгодными или невостребованными в существующих экономических условиях. Если государство требует от субъектов хозяйствования прибыли любой ценой, то стремление формировать достоверные финансовые результаты становится неблагодарным, а порой просто опасным занятием. О каком внедрении и приближении к МСФО можно говорить, пока государство прямо и откровенно противодействует этому, позволяя не признавать убытки от курсовых разниц, не начислять амортизацию или списывать некоторые затраты не на финансовые результаты отчетного периода, а за счет прибыли прошлых лет или на иные счета капитала?

ВЕРОЯТНО, поручение правительства следовало бы начинать с отмены Указа от 27.02.2015 № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств», постановления Совмина от 30.01.2017 № 84 «О вопросах начисления амортизации основных средств и нематериальных активов в 2017 году» и некоторых других нормативных актив подобного рода, а заодно – требования о ретроспективном изменении показателей бухгалтерской отчетности за последние 3 года, когда такие документы действовали. Затем пришлось бы установить, что обесценение основных средств, нематериальных активов и инвестиционной недвижимости при наличии факторов, перечисленных в соответствующих инструкциях, является обязательным, а переоценка основных средств и иных активов должна производиться при каждом существенном изменении рыночных цен на них, а не в зависимости от общего индекса цен по республике. Затем придется внедрять множество других способов, методов и принципов, каждый из которых непосредственно отразится на финансовых результатах, показателях платежеспособности и ликвидности. А следовательно, на ключевых показателях эффективности руководителей разного звена и общих статистических показателях. Заодно найдется немало желающих как-то «объехать» столь досадные и неудобные требования. Чтобы подобные настроения пресечь, придется усиливать контроль, а следом – ответственность за намеренное искажение финансовой информации в бухгалтерской отчетности.

Пожалуй, тогда зазвучит довольно много протестов против такого приближения и внедрения. Но раз уж за него взялись – отступать будет как-то несолидно…


БЛОГ: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях