$

2.1154 руб.

2.3479 руб.

Р (100)

3.3195 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

Проблемы и решения

Уклонение от налогов или обычный бизнес. Взгляд эксперта на разъяснение Верховного Суда

09.08.2019
Уклонение от налогов или обычный бизнес. Взгляд эксперта на разъяснение Верховного Суда
Владимир Сузанский. Фото: grantthornton.by

Разъяснения Верховного Суда (ВС) по поводу применения п. 4 ст. 33 НК РБ, где описаны критерии, по которым должны оцениваться хозяйственные операции (с их типовыми примерами), целью которых государство сочтет уклонение от налога, дают множество ответов и вызывают некоторые вопросы.

Этот документ подробно рас­сматривали в рамках семинара-­консультации по теме «Затраты и лжепредпринимательство. Практика применения пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса», который прошел в Минском столичном союзе предпринимателей и работодателей (МССПиР).

Ключевым экспертом выступил директор ООО «Грант Торнтон Консалт» Владимир Сузанский.

Дело в том, что положения абз. 2 п. 4 ст. 33 НК ВС рекомендовал судам применять «в случае действий самого плательщика, выразившихся в искажении сведений о фактах хозяйственной операции (либо совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, при этом как виновных действий, так и в результате ошибок». Самое важное здесь – «умыш­ленно или по ошибке».

Примерами (ВС) таких действий являются:

…факты сокрытия (занижение) объектов налогообложения, налоговой базы; завышение расходов, затрат, учитываемых при налогообложении; завышение вычетов по налогу на добавленную стоимость (НДС), профессиональных налоговых вычетов…

Это классические нарушения, которые традиционно устанавливают при проверках (к примеру, ошибочно завышены затраты), и в конечном счете приводят к перерасчету налогов;

…отражение в налоговых декларациях либо в регистрах налогового учета, а также регистрах бухгалтерского учета недостоверной информации об объектах налогообложения, налоговой базе, сумме налоговых обязательств…

Очень характерный пример для опрометчивых решений: госпредприятие с приличной численностью работников, для которого привычны регулярные кассовые разрывы – и на зарплату и на налоги денег одновременно не хватает. С учетом того, что для госпредприятий с большим количеством работников это сильно кон­тролируемый вопрос, руководство ино­гда выбирает наработанную схему: изначально декларируется меньшая сумма (чтобы заплатить меньше налогов и рас­считаться по з/п), а позже подается уточненная декларация и происходит «доплата» налогов. Проверяющие при необходимости легко могут «удивиться» такой регулярно возникающей ошибке.

Некоторые бухгалтеры честно при­знаются (что денег не хватает, надо платить зарплату, по налогам уже рассчитались и даже заплатили пеню). А потом описывают все сказанное на бумаге (по просьбе проверяющих, которым надо-де «приложить данные к результатам проверки»). После чего заводится уголовное дело за «умышленную неуплату…» на ос­новании показаний «на самого себя».

Вывод здесь один: если в силу каких-то причин такая ситуация возникает, следует изначально понимать, кому и что рассказывать. Каждое наше слово, как говорят в американских фильмах, может быть использовано против нас. И когда напротив нас сидят добродушные контролеры и говорят: «У вас все нормально, только вы опишите, как и что», – расслабляться не следует;

…выполнение не в полном объеме налоговым агентом в установленный срок обязанности по удержанию и (или) перечислению суммы налога, сбора (пошлины), в том числе установление факта вы­платы заработной платы в «кон­вертах» без отражения на счетах бухгалтерского учета…

«Достижение истины» контролерами здесь происходит по нескольким схемам.

Первая: когда недовольные работники жалуются в органы на уволивших их начальников. При этом пишут «всё»: и как за наличку продавали, и какую зарплату получали в конвертах, и т.д. Если вы думаете, что подобная система работает у вас долго и безотказно и будет работать дальше, не питайте иллюзий. Все тайное однажды становится явным.

Конверты «находятся» легко даже при опросах персонала. Работник получает по расчетному листку 300 рублей, а в конверте еще 2 тысячи.

Ему предлагают написать, каким образом он получает зарплату, в каких суммах, в какие сроки, в какой форме (на карточку, на руки)... Если человек получает ВСЕГО 303 рубля 25 копеек, он до копейки будет знать свою зарплату. А если официально получает «на сигареты», а остальное – неофициально, он, как правило, не заморачивается запоминать, «сколько и как». И в ходе психологической обработки представители правоохранительных или контролирующих органов ставят его перед выбором: либо его уличат в нарушении закона, либо работодателя. Выбирают обычно последнее.

Вторая: когда начинается кон­фликт между учредителями. Все раскручивается лихо. Удивительно: в 70% случаев, когда учредители начинают друг на друга жаловаться в правоохранительные органы и описывать правонарушения каждого (офшоры, вывод денег за границу и пр.), сажают обоих, но схема никогда не сходит с повестки дня.

Третья: супружеские взаимоотношения – весьма схожа с предыдущей.

Вывод: кто-то скажет, что нужно «поменьше соучредителей и жен (мужей) в бизнесе», и это тоже будет верным. Но лучше работать, не нарушая закона;

…неправильное применение пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, специальных режимов налогообложения…

Ситуация стандартная: кто-то начинает выдавать желаемое за действительное (к примеру, чтобы недоплатить налог, применяет ставку не 20, а 10% НДС). В таких ситуациях вопрос «намеренно или нет»  вторичен. Важнее вопрос «оптимизации налоговых выплат». Более безопасно представить это как ошибку (лучше прослыть дураком, чем сесть);

…способами искажения сведений об объектах налогообложения могут быть неотражение плательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг),в большинстве случаев речь идет о реализации товаров/услуг за наличку – имущественных прав, стоимости объектов недвижимости…

Иногда с наших слов операция, к примеру, с недвижимостью может быть интерпретирована так, что объект недвижимости, зарегистрированный на физическое лицо, на самом деле принадлежит юрлицу и был построен для его деятельности. Формально, по документам БРТИ, это будет собственность физического лица со ставкой налога 0,1%, которая в 10 раз меньше, чем для лица юридического.

…в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц…

Схема типична и хорошо извест­на: создаются несколько фирм на упрощенке, регистрируются несколько ИП, которые как-то с «центром» связаны. В целом, ст. 20 НК по отношению ко взаимозависимым лицам достаточно формальна. Но практика такова: если вы работаете по таким схемам, операции с ними будут провоцировать особое внимание (в большинстве случаев про­граммный, компьютерный контроль) со стороны проверяющих. То есть, «плодя» фирмы, можно автоматически попасть в соответствующую группу риска.

…Способами искажения сведений об объектах налогообложения могут быть неотражение плательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, стоимости объектов недвижимости, в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц…

Работа со взаимозависимыми ком­паниями в зоне особого риска. Она как-то перекликается с предыдущим тезисом. Но здесь есть и прямые нормы законодательства, в ряде случаев регулирующего и ограничивающего затраты (трансфертное ценообразование, тонкая капитализация и т.д.).

Проще, видимо, привести в пример п. 4.3 ст. 169 НК, которая лучше всего поясняет «риск»: «…работы выполнены, услуги оказаны плательщику (за исключением акционерного общества) организацией (за исключением акционерных обществ), являющейся учредителем (участником) плательщика либо в отношении которой плательщик является учредителем (участником), если выполнение таких работ, оказание таких услуг относятся к обязанностям работника, состоящего с плательщиком в трудовых отношениях)».

Особо это становится актуальным, когда фирмы связаны прямым учредительством, а не какими-то неочевидными косвенными взаимозависимостями;

…также отражение плательщиком в регистрах налогового учета, а также в регистрах бухгалтерского учета недостоверной информации об объектах налогообложения…

Случаи нечастые, но встречаются. К примеру, бухгалтер относит затраты на транспортные услуги и меньше платит налог на прибыль. А по роду де­ятельности предприятия транспорт­ных услуг вроде быть не должно.

 

Как все должно быть на самом деле с точки зрения ВС

…При квалификации искажения плательщиком сведений о фактах совершения хозяйственных операций в качестве обстоятельства, создающего возможность незаконного уменьшения плательщиком его налоговых обязательств (в том числе путем неучета объекта налогообложения, неправомерного применения льготы и т.п.), исследованию и оценке на предмет относимости, допустимости, достоверности и достаточности подлежат со­бранные контролирующим органом доказательства, свидетельствующие о виновном участии проверяемого плательщика, в том числе посредством действий его долж­ностных лиц, участников (учредителей) в целенаправленном создании условий для незаконного уменьшения налоговых обязательств…

То есть «проступок» должен быть не просто замечен, а исследован и оценен. Другими словами – должны быть приведены доказательства, о чем Верховный Суд прямо говорит (у КГК другое видение ситуации; своя инструкция, которая, можно сказать, входит в некоторое противоречие с разъяснением ВС; для КГК единственным доказательством будет являться то, что вы работали с кон­кретной фирмой).

…О виновных действиях плательщика могут, в частности, свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной взаимозависимости участников хозяйственных операций, согласованность их действий, использование особых (нетипичных) форм расчетов и сроков платежей и т.п.

К примеру, получен товар с от­срочкой платежа 3 года. Рисковая операция? Разумеется! Потому что нетипичная. Или кто-то простил долг…

Вывод: «рисуя» документы, надо руководствоваться здравым смыс­лом. Стоит задуматься, как эта операция выглядит с точки зрения проверяющих (если ее нет, следует найти и «дорисовать» в документах хоть какую-то причину).

Важно помнить: если вы работаете через фирмы-посредники, контролеры могут установить, что эти фирмы не обладают возможностями вести реальные операции (нет реального офиса, складов, даже телефона). И ес­ли будет установлено, что такие посредники имели связь либо с вашей фирмой (ее должност­ными лицами), либо с вашими учредителями, велика вероятность, что будет сделан вывод: эти структуры в цепочке ис­пользуются ради уклонения от уплаты налогов. И ее признают «лже­предпринимательской» (только называться теперь это будет иначе).

Еще хуже, если такой вывод будет доказан путем наблюдения (в т.ч. негласного). Совсем несложно доказать, что телефонные разговоры из офиса одной фирмы ведутся от имени другой (даже если использовался мобильный телефон, а не стационарный, вполне можно определить место нахождения абонента). При этом, даже если такая фирма (включая ино­странную) платила все необходимые налоги, «отмыться» от обвинений в «лжепредпринимательстве» будет прак­тически нереально.

Какие факты должны оценить и отследить контролеры, чтобы предъявить претензию

По мысли ВС (как кажется, правильной), подлежит доказыванию совокупность следующих обстоятельств:

– существо искажения (к примеру, такие-то операции привели к тому-то...);

– причинная связь между действиями плательщика и допущенными искажениями;

– характер действий плательщика (его должностных лиц), выразившихся в искажении сведений о фактах хозяйственной опе­рации (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения в целях уменьшения плательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога.

Проще говоря: причинно-­след­ствен­ная связь должна быть доказана.

После чего ВС приводит перечень примеров типовых ситуаций по уклонению от налогов, которые наработаны судами и контролерами;

– передача вычетов по НДС при реорганизации, в т.ч. «по цепочке» с осуществлением не­скольких реорганизаций, по­влекшая превышение вычетов по НДС над исчисленным налогом и вычет НДС в полном объеме при отсутствии фактической реализации (с 2019 г. эту лазейку при­крыли, но пример остался);

– использование ИП для документирования хозяйственной опе­рации с целью неправомерного возврата сумм НДС, а также обналичивания полученных ИП денежных средств (особое внимание – управляющим, в отношении которых установлен «потолок» стоимости услуг, не превышающий 8-кратный размер средней зарплаты по предприятию. Но главное другое: требуется не просто наличие фор­мальных документов, в которых бы говорилось, что данный управляющий выполняет те или иные функции, при этом самого управляющего никто в глаза не видел. Требуются доказательства его реальной деятельности);

– создание нескольких субъектов хозяйствования, прикрывающих деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения специального режима налогообложения, с целью использования преимуществ, предусмотренных таким режимом, на что указывают следующие признаки:
 – между руководителями и уч­редителями организаций имеются родственные отношения,
 – участники зарегистрированы по одному адресу,
 – кадры вновь созданных организаций формируются за счет работников основной организации
,
 – у подконтрольных организаций отсутствуют активы для самостоятельного ведения деятельности,
 – товары хранятся на одном складе,
  – имеется общий офис, и т.д.

Самый неоднозначный пункт: упрощенку применять запрещено? Нет.

И в этом проблема. Что скажут проверяющие? Они могут по­считать, что эта схема «применялась с целью уклонения от уплаты налогов». Ведь по упрощенке часто можно платить меньше, чем по общей системе налогообложения. Главное – уметь доказать, что упрощенная система использовалась именно для удобства ведения бизнеса, а не для того, чтобы меньше платить налогов. И много юрлиц и ИП тоже регистрировались исключительно для выстраивания эффективных бизнес-процессов.

И вообще, во время «объяснений» желательно пореже произносить слово «налог»;

– подмена трудовых отношений гражданско-правовыми путем заключения договоров с ин­дивидуальными предпринимателями, которые фактически продолжают выполнять функции, предусмотренные трудовыми договорами; местом оказания является, как правило, офис организации; выполняемые функции, условия, режим работы и др. аналогичны таким же при выполнении трудовых обязанностей.

Почему-то все забывают: ИП работает на свой страх и риск и по своим планам никак не подчиняется трудовому распорядку предприятия, его руководству; он работает только на основании договорных условий. Но если будет установлено, что на предприятии было 10 человек, а потом все стали ИП и продолжают штатно ходить на работу по расписанию (а отчисления в ФСЗН исчезли) и выполнять распоряжения директора, этого будет достаточно для признания сделки с ИП фиктивной. Устанавливается это просто: обычно проверяющим достаточно провести тщательный опрос таких «предпринимателей»;

– реализация взаимосвязанных хозяйственных операций, направленных на неправомерное применение норм международных со­глашений об избежании двойного налогообложения с целью вывода прибыли за пределы республики.

Заключать договора с иностранными фирмами можно. Главное (если нет желания платить 15% налога на доход), делать это следует с компаниями, рас­положен­ными в странах, с которыми у Беларуси заключены договоры об избежании двойного налогообложения.

Подозрение также вызывает, ко­гда такой договор заключен с одной фирмой, а деньги поступают/получены другой. Не факт, что это преступление. Но это неминуемо привлечет к себе внимание проверяющих.

Чем, по мнению ВС, может быть подтверждено все вышесказанное

1. Фактами, свидетельствующими о том, что спор­ная сделка (операция) выполнена непосредственно проверяемым пла­тельщиком, а не лицом, указанным в учетном документе.

К примеру, чтобы контролерам признать фирму «прокладкой», до­статочно доказательств, что создана она в вашем офисе. Со всеми вытекающими.

2. Фактами совершения плательщиком операций с товаром, который он не производил или не мог реально произвести.

К примеру, было перевезено 20 т металла, но в актах фигурирует автомобиль грузоподъемностью 10 т, а в накладной – 20 т. Дальше никто ничего доказывать не будет. Сделка будет признана фиктивной. Или в документах фигурирует цех, к которому вообще не подведено электричество… Подобные нестыковки встре­чаются сплошь и рядом. Требуются документы, которые бы железно доказывали, что вы могли все это сделать: и произвести продукт в цехе без электричества, и провезти 20 т машиной грузоподъемностью 10 т.

3. Фактами выполнения работ (оказания услуг) плательщиком при отсутствии у него персонала, оборудования и технических средств для их выполнения (оказания).

По аналогии с предыдущим: глав­ное – уметь документально доказать, что вы могли это сделать. Работников нет? Был субподряд.

Заключение

Каким бы правильным разъяснительное письмо ВС ни было, важно помнить: применение положений абз. 4 п. 4 ст. 33 НК не требует обязательного оспаривания сделки по мотиву ее мнимости или притворности, поскольку оценке подлежат кон­кретная хозяйственная операция и наступившие в результате ее отражения в бухгалтерском и налоговом учете налоговые последствия.

Вроде и сделка была, и товар  был, но из-за отношений с «неправильной» фирмой мотивом вашей деятельности, получается, выступает цель – уменьшение налоговой базы...

Белорусский бизнес всегда чув­ствует зоны риска. Но этого мало. На все нужно АЛИБИ. Желательно документальное.

Автор публикации: Подготовил Владимир ОРЕХОВ