$

2.0508 руб.

2.3366 руб.

Р (100)

3.0610 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

-0.20%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

236.98 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Проекты

УК изменят в целях либерализации экономики

29.05.2018

В Палату представителей поступил проект закона «Об изменении некоторых кодексов Республики Беларусь». Наряду с другими новациями в нем предусмотрена давно обещанная корректировка экономических статей Уголовного кодекса (УК), направленная на его либерализацию.

Наиболее важные положения этого документа, относящиеся к экономическим правонарушениям, комментирует заслуженный юрист Беларуси Валерий ФАДЕЕВ.

Первое впечатление от проекта – наши госорганы на самом деле «выдерживают линию» на либерализацию ответственности как за уголовные, так и за административные правонарушения.

Напомним, что Декрет Президента от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее – Декрет № 7), который придал новый импульс либерализации ответственности, в качестве одного из принципов взаимодействия государства и бизнеса обозначил «соразмерность наказания характеру совершенного субъектом хозяйствования правонарушения и наступившим в результате его совершения последствиям».

Действительно, зачастую на практике эти обстоятельства были несоизмеримыми. За формальные нарушения, которые не привели к причинению материального ущерба, наступала очень суровая уголовная либо административная ответственность. Представители биз­нес-­союзов неоднократно обращали внимание правительства на то, что наказание либо незначительно соотносится с ущербом, либо вообще с ним не соотносится.

Поэтому логично, что из УК планируется исключить две статьи – ст. 244 «Нарушение антимонопольного законодательства» и ст. 249 «Дискредитация деловой репутации конкурента». Следовательно, эти деяния перестанут быть уголовно наказуемыми. Что касается ст. 244, то нарушение антимонопольного законодательства остается в КоАП и предполагает наложение штрафа, в отношении же ст. 249 можно напомнить, что в КоАП имеется ст. 11.26 «Незаконное использование деловой репутации конкурента», однако это разные вещи.

Особо следует выделить изменение примечания к гл. 25 УК «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности», в котором дано определение крупного и особо крупного размера ущерба, от которых зависит размер ответственности по УК.

Так, сегодня крупным раз­мером (сделкой, ущербом, доходом (наживой) в крупном размере) признается размер ущерба на сумму, в 250 и более раз превышающую базовую величину (БВ), установленную на день совершения преступления, а особо крупным размером – превышающую ее в тысячу и более раз (если иное не оговорено в примечаниях к статьям УК). В подготовленном Совмином проекте для крупного размера предполагается размер, в тысячу и более раз превышающий размер БВ, а для особо крупного – в две тысячи и более раз!

Как видно, в первом случае мы имеем разницу в четыре раза, во втором – в два. Будем надеяться, что это решение значительно снизит количество «сидельцев» в местах лишения свободы.

Заслуживает серьезного внимания и предлагаемая в этом примечании норма, направленная как раз на предотвращение назначения наказаний в виде лишения свободы: «Впервые осуждаемому лицу, совершившему не представляющее большой общественной опа­с­ности или менее тяжкое преступление против порядка осуществления экономической деятельности (за исключением контрабанды, незаконного экспорта или передачи в целях экспорта объектов экспортного контроля, легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем), наказание в виде лишения свободы может быть назначено только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК, и отсутствии смягчающих обстоятельств» (ст. 64 содержит перечень отягчающих обстоятельств – их всего 17).

Тут можно не согласиться только с редакцией: «осужденному» либо «осуждаемому»?

В ряде статей УК предполагается значительное снижение размеров санкций либо условий их применения.

Так, в настоящее время согласно ч. 1 ст. 233 УК за нарушение правил о сделках с драгоценными металлами и (или) камнями наступает уголовная ответственность независимо от размера ущерба. В соответствии же с проектом наступление такой ответственности возможно при нарушении лишь в том случае, если ущерб причинен в крупном размере.

По-иному изложена ч. 2 ст. 233 УК – в понятие повторного нарушения включено указание на организованную группу либо ущерб в особо крупном размере (ранее был крупный размер). В связи с этим планируется исключить ч. 3 ст. 233, которая предусматривает лишение свободы от 5 до 12 лет, в то время как новая редакция ч. 2 проекта – от 3 до 8 лет.

В ст. 2261, касающуюся незаконного использования либо разглашения сведений по ценным бумагам, вместо ущерба в крупном размере предлагается включить особо крупный размер и указать на наличие корыстной заинтересованности.

Таким образом, использование либо разглашение подобных сведений даже с учетом особо крупного размера, но без корыстной заинтересованности, не повлечет уголовную ответственность. В связи с этим должна быть исключена ч. 2 этой статьи, указывающая на корыстную или иную личную заинтересованность, которая предусматривает лишение свободы до 5 лет (в предлагаемой редакции – до 3 лет). Отмечу, что в данной статье анализируются в основном лишь сроки лишения свободы как наиболее тяжкое наказание.

Предусмотрен в УК и новый подход к конфискации, в связи с чем предлагается исключить ст. 61, посвященную этому виду наказания. Назовем победой здравого смысла то, что разработчики проекта прислушались к мнению специалистов о необходимости отказа от тотальной конфискации и введения специальной конфискации.

Другими словами, сегодня УК предусматривает общую кон­фискацию (в сущности любого имущества осужденного), а предлагается применение только специальной конфискации. С этой целью планируется ввести в УК новую ст. 461, в соответствии с которой при совершении преступления под­лежат принудительному без­возмездному изъятию в соб­ственность государства: имущество, добытое преступным путем; доходы, полученные от использования этого имущества, а также предметы преступления, если они не подлежат возврату потерпевшему или иному лицу; орудия и средства совершения преступления, принадлежащие лицу, совершившему преступление; вещи, изъятые из оборота.

Независимо от права соб­ственности подлежит конфискации транспортное средство, которым управляло лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 3171 УК, – за исключением транспортных средств, выбывших из законного владения собственника помимо его воли или в результате противоправных действий других лиц.

Здесь, вероятно, можно было бы поспорить по поводу транспортных средств, хотя оговорка «помимо его воли» несколько снижает остроту проблемы.

Отмечу, что в действующем УК несколько искусственно выглядит ст. 237 «Незаконное получение кредита или субсидии» (ее также предполагается принять в новой редакции), особенно в том, что касается кредита. Она предусматривает получение индивидуальным предпринимателем или долж­ностным лицом юридического лица кредита или субсидии, совершенное с ис­пользованием заведомо лож­ных документов и сведений. Сегодня в банках в службах безопасности работают профессионалы такого уровня, что совершить подобное нарушение практически невозможно.

В целом предполагается изменение почти сотни статей УК.

Корректировка КоАП будет незначительной, поскольку в него совсем недавно вносились «либеральные» изменения, вступившие в силу с 31.01.2018 г. (Закон от 08.01.2018 № 95-З).

Поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) и Уголовно-исполнительный кодекс в основном вытекают из изменений УК.

Отметим, что УПК дополняется перечнем имущества, на которое не может быть наложен арест в целях обеспечения возмещения ущерба (вреда), причиненного преступлением, взыскания дохода, полученного преступным путем, гражданского иска, других имущественных взысканий.

В этом перечне 10 пунктов, в т.ч. указаны жилой дом или квартира, либо их отдельные части, если семья постоянно проживает в них; земельные участки, на которых расположены дом и хозяйственные постройки, а также земельные участки, необходимые для ведения сельского или подсобного хозяйства; хозяйственные постройки и домашний скот в количестве, необходимом для удовлетворения потребностей семьи лица, на имущество которого налагается арест, и др.

Представляется, что наличие такого перечня даст дополнительные гарантии прав граж­дан, не допуская излишних ограничений в отношении их имущества.

Автор публикации: Валерий ФАДЕЕВ