$

2.1204 руб.

2.4136 руб.

Р (100)

3.2021 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Консультации

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств

21.10.2016

Удержание – это единственный из указанных в гл. 23 ГК способ обеспечения исполнения обязательств, возникающий непосредственно из законодательства. Для его применения кредитором не нужно заключать отдельного соглашения. Даже если в договоре, из которого возникло обязательство, впоследствии не исполненное должником, нет указаний на возможность применения удержания, это не является основанием для его неприменения. В то же время сторонам предоставляется право предусмотреть в договоре условия, исключающие применение этого способа обеспечения исполнения обязательства.

Суть удержания состоит в том, что кредитору, у которого находится вещь, подлежащая передаче долж­нику либо лицу, указанному должником, предоставляется право в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (п. 1 ст. 340 ГК).

Учитывая, что каждая из сторон по договору может считаться кредитором (п. 2 ст. 289 ГК), правом на удержание вещи будет обладать любая сторона по договору.

Удержание является односторонней сделкой (п. 2 ст. 155 ГК), так как для применения удержания необходимо и достаточно выражения воли одной стороны – кредитора по договору. Согласия должника не требуется.

Поведение кредитора при удержании вещи выражается в его пассивных действиях, состоящих в том, что он не передает данную вещь должнику или третьему лицу по указанию должника.

Объекты удержания

Из буквального толкования п. 1 ст. 340 ГК следует, что объектом удержания является вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником. Определение законодателем предмета удержания только как вещи, способной к удержанию кредитором (по сути, вещи, находящейся в физическом владении кредитора), сужает область применения данного способа обеспечения исполнения обязательств до упрощенного гражданского оборота, когда должны быть переданы по обязательству вещи как материальные предметы. 

Поэтому не все объекты гражданских прав, отнесенные нормой ст. 128 ГК к вещам, могут выступать объектом удержания. В частности, не могут быть объектом удержания не имеющие овеществленную форму имущественные права (требования). Денежные средства также не могут выступать объектом удержания, так как деньги невозможно реализовать в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

При этом применение удержания денежных средств в случаях, прямо предусмотренных законодательством, в частности, при удержании арендатором расходов на устранение недостатков в арендованном имуществе из арендной платы (подп. 2 ч. 1 ст. 583 ГК) и удержании комиссионером причитающихся ему по договору комиссии сумм из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (ст. 887 ГК), следует рассматривать как «удержание», носящее, по сути, характер зачета (ст. 381 ГК).

Спорным является вопрос о правомерности удержания недвижимого имущества. Необходимо отметить, что в нормах параграфа 4 гл. 23 ГК нет запрета на удержание недвижимости. Однако при этом белорусское законодательство не содержит норм, регулирующих возможность удерживать недвижимое имущество, и судебная практика не выработала подходов к этому вопросу. Существует мнение, что кредитор не вправе удерживать недвижимое имущество. В обоснование приводится следующий аргумент: право удержания недвижимой вещи подлежит государственной регистрации как ограничение вещного права на недвижимость. В то же время ни сам ГК, ни специальные нормативные акты о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не содержат правового механизма регистрации удержания как обременения недвижимого имущества. По нашему мнению, до принятия законодателем необходимых норм, в достаточной степени регулирующих вопросы удержания недвижимого имущества, данный институт не сможет получить полноценной реализации в гражданских правоотношениях.

По вопросу об объектах удержания необходимо также отметить следующее: поскольку требования кредитора, удерживающего вещь, будут удовлетворены в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (п. 5 ст. 340 ГК), очевидно, что по аналогии с нормой ст. 334 ГК переход права собственности на удерживаемую вещь в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этой вещи либо в порядке универсального правопреемства не влияет на право кредитора ее удерживать (п. 3 ст. 340 ГК).

Условие применения

Право удержания возникает у кредитора лишь в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек. По общему правилу, удержанием вещи могут обеспечиваться только требования, связанные с этой вещью (п. 1 ст. 340 ГК). Но если стороны обязательства действуют как предприниматели, то удержанием могут обеспечиваться любые требования кредитора (п. 2 ст. 340 ГК). 

Право удержания вещи имеет сторона по договору, если она вправе требовать платежа или возмещения произведенных расходов, связанных с вещью. Для предпринимателей сфера применения удержания расширена и включает в себя не только реальный ущерб и причитающиеся платежи по договору, но и упущенную выгоду, а также другие требования, воз­никающие из обязательства.

Важнейшим условием применения кредитором на практике норм об удержании является фактическое нахождение вещи в его владении, т.е. обладание кредитором вещью в натуре. При этом владение вещью не должно быть вызвано неправомерными деяниями кредитора по завладению вещью должника, т.е. вещь, в отношении которой кредитор намерен применить удержание, должна оказаться в его владении на законном основании. Если же вещь захвачена кредитором либо она находится у кредитора без установленных законодательством или сделкой оснований (пусть даже для обеспечения законных интересов кредитора), удержание захваченной вещи будет неправомерным. 

Предположим, что между сторонами был заключен срочный договор аренды офисного помещения. После истечения срока договора аренды в связи с наличием задолженности по арендной плате арендодатель самостоятельно изъял из офисного помещения оргтехнику арендатора и удерживает ее на собственном складе. Вправе ли арендатор понудить арендодателя вернуть принадлежащую ему оргтехнику?

Да, посредством заявления иска об истребовании имущества из незаконного владения арендодателя.

Из норм п.п. 1 и 3 ст. 340 ГК следует, что кредитор вправе удерживать лишь ту вещь должника, которая находится в его владении на законном основании (например, по договору, обусловливающему передачу этой вещи от кредитора в адрес должника). В рассматриваемой ситуации арендодатель самостоятельно изъял оргтехнику арендатора из находившегося в аренде офисного помещения. Следовательно, удержание, примененное арендодателем, является незаконным.

В силу ст. 282 ГК собственнику (арендатору) принадлежит право истребовать свое имущество (оргтехнику) из чужого незаконного владения (в данном случае незаконного владения арендодателя).

Так, в постановлении апелляционной инстанции хозяйственного суда города Минска от 1.03.2011 указано: суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Поскольку удерживаемое имущество ответчику (арендодателю) по договору не передавалось и он принудительным образом изъял указанное в акте описи имущество, удержание является незаконным.

На практике возможна и другая ситуация. Учитывая, что для решения о правомерности удержания применяется правило об основательном (законном) владении вещью кредитором, по нашему мнению, следует сделать вывод о правомерности удержания в том случае, когда вещь должника находится у кредитора по другому существующему между ними (не нарушенному должником) обязательству. Например, для обеспечения исполнения обязательства по уплате арендной платы удержание арендодателем (кредитором) вещи арендатора (должника), находящейся у него по договору хранения, по которому арендодатель выступает хранителем, а арендатор – поклажедателем, должно признаваться, на наш взгляд, правомерным. Но справедливости ради следует отметить, что экономические суды такой подход не поддерживают.

Сроки удержания

Нормы ст. 340 ГК не ограничивают каким-либо сроком удержание вещи. Вместе с тем необходимо согласиться, что удержание не может быть бессрочным: удерживаемая вещь либо должна быть возвращена должнику (по исполнении должником обеспеченного удержанием обязательства), либо за счет ее стоимости кредитор должен удовлетворить свои требования (п. 5 ст. 340 ГК).

Так, хозяйственный суд города Минска, рассмотрев в открытом судебном заседании дело об истребовании имущества из чужого незаконного владения, вынес решение от 3.11.2010, в котором указал следующее: поскольку у арендатора (истца) перед арендодателем (ответчиком) возникло неисполненное обязательство, суд признал удержание арендодателем спорного имущества арендатора (стеклянная офисная перегородка) обеспечением данного обязательства до его исполнения истцом и отказал в удовлетворении искового требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Постановлением кассационной коллегии ВХС от 1.02.2011 данное решение и постановление апелляционной инстанции были оставлены без изменения.

Рассмотрим еще одну ситуацию. Допустим, что кредитор применил удержание движимой вещи до исполнения должником обязательства по ее оплате. При этом должник длительное время денежное обязательство не исполняет, а кредитор не обращается с иском об обращении взыскания на вещь в счет обеспечения исполнения обязательств по оплате вещи. Может ли кредитор приобрести право собственности на удерживаемую им вещь?

Да, может, в силу приобретательской давности при определенных условиях.

Нормой п. 5 ст. 340 ГК установлено, что требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Таким образом, ГК содержит отсылочную норму к порядку обращения взыскания на заложенное имущество, установленному ст. 331 ГК, который предусматривает реализацию заложенного имущества (удерживаемой вещи) путем продажи с публичных торгов. При этом из п. 1 ст. 329 и п. 1 ст. 330 ГК следует, что обращение взыскания на удерживаемую вещь является правом (а не обязанностью) кредитора, осуществляемым в судебном порядке в случае заявления кредитором соответствующего требования.

В силу п. 1 ст. 226 ГК бесхозяйной является вещь, в т.ч. от права собственности на которую собственник (в данном случае должник) отказался. Юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, не только объявив об этом, но и совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество (ч. 1 п. 1 ст. 237 ГК).

Согласно п. 2 ст. 226 ГК право собственности на бесхозяйные движимые вещи может быть приобретено в силу приобретательной давности. Юридическое лицо, в собственности которого не находится движимое имущество, но которое добросовестно, открыто и непрерывно владеет им как своим собственным в течение 5 лет, приобретает право собственности на это имущество в силу приобретательной давности (п. 1 ст. 235 ГК).

Таким образом, в зависимости от подтверждения факта отказа должника от права собственности на вещь кредитор вправе приобрести ее в свою собственность по правилам ГК о приобретательной давности.

Требование должника
об истребовании вещи

Должник, не исполнивший обязательство по оплате вещи, которую удерживает кредитор, не вправе требовать от кредитора исполнения его обязательства по ее передаче должнику до исполнения самим должником своего обязательства по оплате данной вещи.

Так, в решении хозяйственного суда города Минска от 23.11.2009 определено, что, поскольку заказчик полностью не оплатил выполненные по договору работы, подрядчик в соответствии со ст. 666 и 340 ГК имеет право на удержание результата работ до полной его оплаты, а требование заказчика о понуждении подрядчика представить результат работ необоснованно.

Возможна иная ситуация. Арендатор передал в ремонт третьему лицу арендованный автомобиль. Договор аренды транспортного средства без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации расторгнут, работа не оплачена. На задолженность по работе начислены проценты. Подрядчик удерживает автомобиль. Какие требования в данной ситуации может предъявить арендодатель – собственник автомобиля?

По договору аренды транспортного средства без экипажа арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации (ч. 1 ст. 613 ГК).

Арендатор в течение всего срока договора аренды транспортного средства без экипажа обязан поддерживать надлежащее состояние арендованного тран­спортного средства, включая осуществление текущего и капитального ремонта (ст. 615 ГК).

В соответствии с п. 1 ст. 585 ГК арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату). Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. В случаях, когда договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.

При прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки. В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков, он может потребовать их возмещения. В случае, когда за несвоевременный возврат арендованного имущества договором предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором (ст. 593 ГК).

С учетом того, что обязанность по внесению арендной платы является денежным обязательством, арендодатель вправе требовать от арендатора уплаты процентов за пользование чужими денежными сред­ствами (ст. 366 ГК) в случае просрочки внесения арендной платы и за период с момента прекращения договора аренды до возврата арендодателю имущества.

Таким образом, арендодатель в сложившейся ситуации вправе потребовать в судебном порядке от арендатора возврата автомобиля, арендную плату пропорционально количеству дней задержки возврата автомобиля, а также уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 366 ГК.

Необходимо заметить, что в рассматриваемом случае арендодатель может обратиться в суд с соответствующим требованием к третьему лицу (подрядчику), удерживающему автомобиль. При этом арендодателю необходимо учитывать следующее.

Согласно п. 1 ст. 340 ГК кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков, удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Данная норма применяется при наличии договорных отношений между должником и кредитором. Обязательственные отношения в рассматриваемом случае имелись между арендатором и подрядчиком. Между арендодателем и подрядчиком имеются отношения по истребованию собственником принадлежащего ему имущества из чужого незаконного владения.

Поскольку арендодатель не является стороной обязательства и должником подрядчика, а также с учетом того, что договор аренды расторгнут, иск арендодателя к подрядчику об истребовании из чужого незаконного владения автомобиля (ст. 282 ГК) подлежит удовлетворению.

Соразмерность стоимости вещи обязательству

Очевидно, что удержание может причинить убытки для должника, несоизмеримые с убытками кредитора, вызванными неисполнением обязательства в срок.

Существует мнение, согласно которому суд может признать удержание неправомерным со ссылкой на положения п. 2 ст. 329 ГК в случае, когда допущенное должником нарушение обеспеченного залогом (удержанием) обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя (кредитора, удерживающего вещь) вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного (удерживаемого) имущества.

Полагаем, что вывод о неправомерности удержания в случае, когда стоимость удерживаемой кредитором вещи несоизмерима со стоимостью (денежной оценкой) неисполненного обязательства, обеспечиваемого удержанием, противоречит законодательству по следующим причинам:

1) исходя из диспозитивного характера норм об удержании (п. 4 ст. 340 ГК) стороны договора могут определить в нем условие, по которому кредитор будет вправе удерживать вещь, подлежащую передаче должнику, стоимость которой будет значительно выше, чем размер обязательства, обеспечиваемого удер­жанием;

2) при обращении к норме п. 2 ст. 329 ГК в обоснование вывода о неправомерности удержания следует помнить, что само по себе наличие факта незначительности нарушения обеспеченного залогом обязательства не влечет признание залога неправомерным. Кроме того, залог по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 329 ГК, не прекращается. Таким образом, утверждение о неправомерности (либо прекращении) удержания со ссылкой на п. 2 ст. 329 ГК также несостоятельно.

Из вышеизложенного можно сделать следующий вывод: если кредитор удерживает вещь, стоимость которой значительно превышает стоимость требования, необходимо квалифицировать его действия как недобросовестные. В таком случае можно вести речь о злоупотреблении кредитором своим правом. При таком осуществлении кредитором своего права на удержание оно не пользуется судебной защитой (п. 2 ст. 9 ГК) и влечет отказ кредитору в удовлетворении его требования из стоимости удерживаемой вещи (п. 5 ст. 340 ГК).

Однако это не означает, что удержание неправомерно. С учетом нормы ст. 318 ГК об обеспечении залогом (удержанием) обязательства к моменту его фактического исполнения требования залогодержателя (кредитора) могут быть удовлетворены судом после исключения препятствовавших обращению взыскания обстоятельств (например, из-за увеличения задолженности за счет начисления на нее процентов за пользование чужими денежными средствами, договорной неустойки и т.д.).

Возврат удерживаемой вещи

Исходя из нормы п. 1 ст. 340 ГК срок удержания ограничен моментом исполнения должником обязательства (его прекращения способами, предусмотренными гл. 26 ГК) по оплате кредитору стоимости удерживаемой вещи либо убытков. После прекращения данного обязательства у кредитора отсутствуют правовые основания для удержания, следовательно, владение данной вещью кредитором незаконно, и он должен вернуть должнику удерживаемую вещь. В противном случае должник вправе истребовать свою вещь из незаконного владения кредитора по правилам ст. 283 ГК.

Также, по нашему мнению, необходимо отметить следующее. Кредитор должен знать, что с момента исполнения должником обязательства по оплате вещи владение кредитором удерживаемой вещью незаконно. Должник вправе предъявить к нему требование о возврате или возмещении всех доходов, которые кредитор извлек или должен был извлечь за время владения вещью (ее удержания) за период с момента исполнения должником обязательства по оплате вещи (ч. 1 ст. 284 ГК).

Прекращение удержания

Основания прекращения (исполнения) обязательств определены в гл. 26 ГК. Основным способом прекращения не исполненного должником обязательства, по причине неисполнения которого кредитор применил удержание вещи, является надлежащее исполнение обязательства, а именно оплата вещи (п. 1 ст. 379 ГК).

Например, между сторонами существует денежное обязательство, не исполненное должником. Кредитор заявил иск, и суд удовлетворил требование о взыскании задолженности с должника. Правомерно ли удерживать вещь должника при наличии положительного для кредитора решения суда?

Да, правомерно. В то же время само по себе наличие судебного решения о взыскании задолженности с должника не свидетельствует о том, что обязательство исполнено.

Следовательно, кредитор вправе удерживать вещь должника до наступления факта исполнения обязательства даже при наличии судебного решения о взыскании задолженности с должника.

Вместе с тем нормы гл. 26 ГК не содержат запрета для прекращения денежного обязательства по оплате вещи и соответственно правоотношения по удержанию путем предоставления отступного (ст. 380 ГК), зачета (ст. 381 ГК), новации первоначального обязательства (ст. 384 ГК).

Так, при прекращении обязательства по оплате вещи зачетом встречного однородного требования должника к кредитору право удерживать вещь у кредитора будет отсутствовать с момента получения им заявления должника о зачете (п. 1 ст. 381 ГК). Учитывая, что из нормы ст. 380 ГК следует вывод о реальном характере соглашения об отступном, кредитор обязан будет возвратить удерживаемую им вещь с момента предоставления ему должником имущества, составляющего предмет отступного, а при новации – с момента заключения соответствующего соглашения о замене первоначального обязательства новым вне зависимости от хода исполнения должником нового обязательства (ст. 384 ГК).

Автор публикации: Александр ДОБРОВОЛЬСКИЙ, юрист