$

2.1098 руб.

2.4279 руб.

Р (100)

3.2157 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Убыточным колхозам не дадут утонуть: их раздадут кредиторам

05.10.2018

Президент Беларуси утвердил новые механизмы финансового оздоровления так называемых проблемных сельхозпредприятий, подписав Указ от 02.10.2018 № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций», о чем сообщили в пресс-службе Главы государства. Они должны способствовать внедрению на селе прогрессивных форм управления и обеспечению эффективной работы организаций.

За годы независимости в нашей стране было подготовлено столько документов по поддержке сельского хозяйства, что все и не упомнишь. Помогали и всем одновременно, устанавливая льготы по налогообложению и кредитным ставкам, и по отдельности, регулярно списывая сельхозпредприятиям долги. А результат всегда был одинаковым – число убыточных колхозов только росло.

Их много,  их все больше

По расчетам «Ежедневника», только с 2011 по 2017 годы просроченная кредиторская задолженность сельхозпредприятий в валютном эквиваленте выросла почти в три раза с 443 млн. до 1,14 млрд. USD, а ее удельный вес в общей структуре задолженности увеличился практически в два раза – с 18,2 до 34,2%. За то же время число убыточных сельхозорганизаций выросло в семь раз, а их удельный вес в сельском хозяйстве – почти в восемь (с 3,6% в 2010 го­ду до 27,9% в 2016 году).

Похоже, что перелом в этот процесс не смог внести и действующий в настоящее время Указ от 04.07.2016 № 253 «О мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций». Он распространяется на сельхозпредприятия, неплатежеспособность которых по состоянию на 1 июля 2016 г. приобретала или уже имела устойчивый характер, и предусматривает в т.ч. возможность в случае нецелесообразности проведения досудебного оздоровления подачи в суд, рассматривающий экономические дела, заявления об их экономической несостоятельности (банкротстве).

Что-то пошло не так

В рамках Указа № 253 в процедуру досудебного оздоровления были вовлечены 323 сельхозпредприятия (всего их у нас около 1,3 тыс.), из которых в июне т.г. ее продолжало проходить 283 субъекта, и только 40 нашли себе новых хозяев – были  к кому-то присо­единены, проданы либо безвозмездно переданы. Как представляется (текст Указа № 399 еще не опубликован, есть только официальный комментарий к нему), в связи с принятием нового документа Указ № 253 или значительная часть его норм будут признаны утратившими силу.

В любом случае разработка новых механизмов оздоровления доказывает, что старые не сработали либо сработали не так, как хотелось бы. Что же нового предложили стране разработчики Указа № 399?

Что нельзя

Это на «диком» Западе банкротство считается действенным механизмом оздоровления экономики, который позволяет избавиться от устаревших производств и не нашедших «отклика» у потребителей проектов. По разным данным, в течение первых трех лет работы там разоряется от 30 до 90% новых бизнесов, и никто не делает из этого особой проблемы. У нас же социальная функция, которую выполняет предприятие (давать людям работу и платить зарплату), считается едва ли не основной. Как заявил Президент во время поездки по Минской области, если Беларусь откажется от поддержки АПК, то «полстраны без работы будет ходить».

Поэтому Указом № 399 предусмотрено исключение судебной процедуры банкротства в отношении неплатежеспособных сельхозорганизаций. Более того, если такая процедура уже начата, ее придется прекратить и начать финансовое оздоровление убыточного субъекта в досудебном порядке, полномочия на которое предоставляются председателю соответствующего райисполкома. Понятно, что к экономике подобные меры отношения не имеют, но влияние на нее, несомненно, окажут.

Не забыты и права работников «предбанкротов», передаваемых в аренду или доверительное управление: за ними закрепляется право на сохранение трудовых отношений на условиях, предусмотренных действующими трудовыми договорами. Иначе говоря, ни уволить их, ни снизить зарплату новый «собственник» не сможет. Исключение составляют руководители таких предприятий, их заместители и главбухи. Будет удивительно, если подобное обременение не отпугнет часть смельчаков, решивших связаться со столь опасным делом.

Что можно

В отношении неплатежеспособных сельхозпредприятий в рамках финансового оздоровления воз­можно:

– увеличение уставного фонда хозобщества в пределах суммы имеющейся задолженности с передачей акций (долей в уставном фонде) в собственность кредитора. Чаще всего это банки, которым эти акции и доли могут присниться только в страшном сне, но кто у них спрашивает;

– заключение мирового соглашения с кредиторами об изменении порядка исполнения обязательств (может, это и лучше, чем получить акции, с которыми вообще не будешь знать, что делать);

– предоставление отсрочки по обязательствам, не рассмотренным в рамках мирового соглашения, на 3 года и рассрочки на 5 лет.

При этом процентная ставка по кредитам может быть снижена до ничтожных 1,5% годовых. В принципе, подобные меры у нас в той или иной форме уже применялись, в отличие от еще не использовавшихся инструментов.

Новые механизмы

Указом № 399 также предусмотрены: право эмиссии обл- и райисполкомами ценных бумаг для перевода задолженности сельхозпредприятий на местные органы власти или их передачи в ОАО «Агентство по управлению активами» по решению Президента; передача уча­ст­никами хозобщества-должника ак­ций в собственность кредитора, полное либо частичное освобождение от имущественной обязанности по погашению задолженности. Возможно, многие кредиторы действительно откажутся от претензий на возврат долгов, лишь бы не становиться собственником «умирающего» предприятия с кучей социальных обязательств: лучше потерять сразу, чем вкладывать дополнительные средства в его оживление.

На все колхозы, находящиеся в процедуре банкротства или попадающие под нее, распространяются инструменты антикризисного управления, в числе которых конвертация требований кредиторов в акции дополнительного выпуска; внесение вкладов участниками и третьими лицами в уставный фонд сельхозорганизации.

Когда представишь, что на наш достаточно стабильный фондовый рынок вдруг хлынут неликвидные ценные бумаги в миллиардных объемах, становится несколько не по себе. Хотя у властей всегда есть рычаги, чтобы заставить их приобретать, – присоединяли же банки к себе «дохлые» колхозы несколько лет назад.

Бонусы Указа № 399

Среди предложенных мер по финансовому оздоровлению есть, на первый взгляд, и достаточно привлекательные. Например, передача предприятия как имущественного комплекса в аренду без его госрегистрации и правоудостоверяющих документов на объекты недвижимости; предоставление покупателям капстроений земельных участков, на которых они расположены, без проведения аукционов и (главный бонус!) безвозмездная передача акций (долей в уставном фонде) в собственность руководителя в количестве не более 25% плюс одна акция (доля – не более 25,01% уставного фонда) сельхозорганизации по итогам реализации бизнес-плана (только по решению Президента). Вот только покажутся ли они таковыми потенциальным арендаторам и инвесторам – большой вопрос.

Автор публикации: Александр БОРИСОВ